Евангельско-протестантское движение в советский период и после перестройки: как читать и писать историю?

Евангельско-протестантское движение в советский период и после перестройки: как читать и писать историю?

Чем дальше мы от советской эпохи, тем больше соблазнов переделать ее в угоду определенных политических сил, оказавшихся на вершине власти. Чем скуднее память, тем смелее воображение.

Переулками памяти: Руководство ВСЕХБ и Московской общины (часть 8 – продолжение)

В 1983 году, после ухода с пресвитерского служения в Московской общине ЕХБ Михаила Яковлевича Жидкова, в Москву из Одессы переехал Василий Ефимович Логвиненко, который начал нести служение пресвитера церкви. В 1985 году, на очередном съезде ВСЕХБ он был избран председателем союза, прослужив на этом посту до февраля 1990 года.

Переулками памяти: Руководство ВСЕХБ и Московской общины ЕХБ (часть 8)

Алексей Михайлович Бычков (родился в 1928 г.) появился в руководстве Союза ЕХБ в СССР в конце 1960-х - начале 1970-х гг. Он был назначен на должность генерального секретаря ВСЕХБ. До этого А.Бычков работал на производстве и в церкви широко известен не был. Скорее всего, его назначение стало результатом кропотливой работы Совета по делам религий (СДР).

Переулками памяти: молодежь 1970-х (часть 7 продолжение)

В определенный период я близко познакомился с Ильей Григорьевичем Ивановым. Он после репрессий (Соловецкие лагерея и строительство Беломорканала) исполнял служение старшего пресвитера по Молдавии. Потом, будучи членом Президиума ВСЕХБ, долгое время трудился в должности казначея союза в Москве.

Анализ подхода к богословскому образованию в евангельско-баптистских церквях

Служителям церкви, пасторам и учителям, следует проделать определенный путь, который включает и академическую подготовку, чтобы эффективно подготавливать верующих для служения. Целостное христианское обучение представляет собой процесс преобразования личности.

Компромисс и его проблемы в евангельской церкви России (часть вторая)

На протяжении всей истории русских евангельских верующих отсутствие ясной и хорошо обоснованной теологической позиции часто приводило их в сложные ситуации. Принимая свое собственное представление, своего рода неписаный моральный кодекс, как наивысшее добро и абсолютный стандарт для жизни и служения, русские евангельские лидеры, сами того не замечая, создали уникальную систему теологических ценностей.
Page 1 of 2