Почем нынче хрусталь? О банкротстве хрустального собора и служении крупных христианских организаций

Почем нынче хрусталь? О банкротстве хрустального собора и служении крупных христианских организаций

В октябре 2010-го новостные агентства сообщили весть, которая вряд ли могла порадовать миллионы христиан по всему лицу земли: у «Хрустального собора» (Crystal Cathedral), находящегося в Garden Grove, штат Калифорния, и его пасторов появились проблемы финансового характера. Из-за вала долгов перед кредиторами община была вынуждена объявить о банкротстве и введении внешнего управления.
50 лет по пути разделения: чему учит история “отделённых” баптистов?

50 лет по пути разделения: чему учит история “отделённых” баптистов?

Пятьдесят лет назад среди баптистских церквей СССР возникло мощное духовное движение. Для церкви оно стало радикальным реформаторством; для советского государства - опасным религиозным диссидентством. Церковь в который раз показала свою неподконтрольность власти, идейную принципиальность и неиссякающий лидерский потенциал, вовсе не ограниченный продажной номенклатурой.
А.Коломийцев: “Наш подход – абсолютный авторитет Писания”.

А.Коломийцев: “Наш подход – абсолютный авторитет Писания”.

В предыдущем номере “ХМ” мы публиковали сообщение о том, что пресвитерский совет Северо-Западного объединения славянских церквей ЕХБ (США) выступил с заявлением, выражая “обеспокоенность в связи с распространением кальвинистического учения о спасении в поместных церквях объединения”. Согласно заявлению, славянским евангельско-баптистским церквям было рекомендовано воздержаться от посещения богослужений и других мероприятий, проводимых пастором Коломийцевым и церковью “Слово благодати” (Word of Grace), находящейся в Battle Ground, Washington.
Свобода мыслить

Свобода мыслить

Что вы цените больше всего на свете? Мы много чего ценим. Кто-то ценит вещи, а кто-то - людей. При пожаре многие из нас наверняка позаботятся о спасении близких, но также не забудут и о кое-каком имуществе. Многие вещи устаревают и со временем теряют свою ценность. Люди, даже самые близкие, уходят, и жизнь продолжает идти своим чередом. Мы начинаем обходиться без каких-то вещей. Мы говорим, что “время лечит”, и с течением дней привыкаем, что наших близких уже нет с нами... Без чего же мы с вами на самом деле не можем жить?