“Сколько там той жизни?”

“Сколько там той жизни?”

«Лукавые дни» пандемии или Теория относительности времени

Около десяти лет назад я оказался в интересной ситуации: мне нужно было отнести мастеру ноутбук для ремонта и настройки. Ввиду взаимного удобства, с точки зрения времени и места, я должен был встретиться с ним на месте его работы. Основным местом работы моего мастера было отделение лучевой терапии, поскольку он работал там техническим специалистом. Естественно, практически все пациенты в этом месте были онкобольными.

Сидя в коридоре с ноутбуком на коленях, я вдруг обратил внимание на женщину лет пятидесяти. Она только что вышла из кабинета и разговаривала по телефону. Содержания разговора я не помню, но, судя по выражению ее лица, прогнозы врачей для нее были неблагоприятными. Я отвлекся от своих мыслей и вдруг отчетливо услышал, как женщина произнесла в трубку: «Не зря говорят: “Сколько там той жизни?..”»

Эта фраза запомнилась мне навсегда. Конечно, я воспринял эту ситуацию как сигнал от Бога, чтобы поддержать эту женщину и засвидетельствовать ей об Иисусе Христе. И я это сделал. Однако ее риторический вопрос – Сколько там той жизни?.. – настолько врезался в мою память, что я периодически вспоминаю его до сих пор. На самом деле так и есть: мы склонны преувеличивать время нашей жизни в этом мире.

Большинство людей на собственном примере подтверждают известное заявление псалмопевца Давида о том, что «дней лет наших – семьдесят лет, а при большей крепости – восемьдесят» (Пс.89:10). Этот временной отрезок, ничтожно малый в масштабах мировой истории, кажется нам колоссальным ресурсом, и мы воздвигаем в своей голове вереницу планов. Время и силы, данные нам Богом, кажутся бесконечными, поэтому мы склонны переоценивать второе и недооценивать первое.

Стратегическое значение вопроса – Сколько там той жизни? – я впервые осознал в 2014 году. Когда началось противостояние на Донбассе, я мог лицезреть как резко обрывались жизни молодых парней, многим из которых не было и тридцати лет. Это поистине шок, когда заходишь на страницу человека в социальной сети и видишь, что на ленте давно нет новых публикаций, а затем получаешь сотрясающее объяснение: страница не обновляется потому, что человека больше нет в живых.

В украинском сегменте интернета ленту соцсетей принято поэтично именовать «життєпис» (т.е. персональная «летопись жизни»). Массовое распространение социальных сетей позволило нам убедиться в относительности человеческих планов и иллюзорной длительности жизни. Глядя на страницы погибших солдат, я видел невест, родителей, маленьких детей, спортивные достижения, недостроенные дома. Я представлял себе жизненный путь этих парней, который оборвался так же резко, как и «летопись жизни» на странице в соцсети.

Пандемия коронавируса заострила этот глубокий и многозначительный вопрос, – Сколько там той жизни? – который я впервые услышал за много лет до ее начала. За считанные месяцы во многих городах существенно разрослись кладбища. Умирали не только пациенты из «групп риска». Нередко из жизни уходили люди среднего возраста и молодежь, то есть те, кто считали себя находящимся далеко от финиша жизненного пути.

В первые века после грехопадения люди жили около 900 лет (Быт.5:1-32), потом средний срок жизни сократился до ста двадцати лет (Быт.6:3), а затем достиг вполне современной отметки в 70-80 лет (Пс.89:10). Сегодня от коронавируса умирают люди в возрасте 30-40 лет, и какой-нибудь доморощенный философ присовокупил бы к вышеупомянутым библейским текстам слова Виктора Цоя, ту самую строчку: «Звезды по имени солнце …», – согласно которой «судьбой больше любим, кто живет по законам другим и кому умирать молодым».

Христиан, признающих абсолютный авторитет Священного Писания, должны, прежде всего, волновать не цифры, характеризующие средний возраст умерших от нового вируса. Мы должны задуматься о духовном подтексте окружающих нас событий. Да, смерть настигла многих людей, которые существенно моложе того возраста, который заявлен в Псалме 89:10 в качестве средней продолжительности жизни. Но опровергнут ли базовый тезис псалмопевца? Отнюдь нет. Главная мысль этого текста не жизнь в семидесяти – восьмидесятилетнем периоде, а в скоротечности нашей жизни: «Дни наши проходят быстро, и мы летим».

Время принадлежит Богу. Библия – не учебник социологии и не демографический справочник. Когда она говорит нам, сколько прожил тот или иной человек, то эти цифры даются нам не как статистические данные, а как живые иллюстрации того, что жизнь каждого человека всецело зависит от Бога: «Ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян.17:28). Из этого тезиса естественным образом вытекает следующий: продолжительность жизни каждого человека определяется персональным Божьим планом относительно него: «Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс.138:16).

Жизнь всех и каждого человека длится ровно столько, сколько определил ему Бог; ни секундой больше, ни секундой меньше. Бог определил Мафусалу прожить 969 лет (Быт.5:27), а внебрачному ребенку Давида и Вирсавии – всего несколько дней (2Цар.12:18). Бог решил прибавить пятнадцать лет к дням жизни Езекии еще до того, как больной царь обратился к Нему с молитвой об этом (4Цар.20:1-7). Бог установил и время смерти Иисуса Христа. Спаситель знал о том, что будет распят только тогда, когда придет Его время (Иоан.7:30; 8:20; 13:1; Лк.22:53).

Возможно, среди наших знакомых есть люди, умершие в середине и даже в первой половине того самого библейского периода в 70-80 лет. Не обязательно, что они умерли от коронавируса. Пандемия стала лишь концентрированным выражением того явления, которое мы наблюдали и раньше. Часто от нас уходят люди, о которых мы думали, что им еще жить да жить. В такие моменты нашей первой реакцией становятся слова раздосадованного царя Езекии: «Сказал я себе, что буду до старости жить, но пришло моё время пройти сквозь ворота преисподней, где я останусь навсегда» (Ис.38:10, СП). Именно так отреагировал бы любой из нас, услышав, что решением Господа нам или нашим близким отпущено гораздо меньше, чем мы ожидали.

Причина досады заключается в непризнании за Творцом Его Божественных прав. К.Льюис отметил, что людям свойственно считать время своей собственностью, а не Божьим даром, впадать в уныние, досаду или раздражение каждый раз, когда время используется не так, как мы себе распланировали. Мы забываем, что «много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом» (Прит.19:21). Мы доказываем, что сами управляем своей жизнью. Нам ненавистна мысль, что в данный момент с нами происходит именно то, что определено Божьим решением, независимо от того, нравится нам оно или нет.

Я пишу эти строки, находясь на больничной койке, после операции на коленном суставе. Ложась в больницу на операцию, я рассчитывал свободно ходить уже через неделю и вернуться к тренировкам через две-три недели. Однако после операции врач определил мне ходить на костылях четыре недели и возвращаться к тренировкам не ранее, чем через два месяца (при благоприятном раскладе). Когда мы причитаем о «потерянном времени», мы игнорируем то, что время принадлежит не нам. Чтобы отдать должное Богу, нам следует признать Его право распоряжаться нашим временем как основным измерением нашей жизни.

Развивая тезис о скоротечности времени, псалмопевец Давид просит Бога: «Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое!» (Пс.89:12). Очевидно, что здесь речь идет не об искусстве управления временем, поскольку этой функции Бог за человеком никогда не закреплял. Речь идет о правильной и адекватной оценке происходящих событий. Именно в этом и состоит «сердце мудрое» (ср.Еф.5:15): оценивать то, что происходит в данный момент так, чтобы понимать, каковы цели Бога, и что нам делать, чтобы адекватно на это реагировать. Такой подход в наших интересах.

Практически во всех проповедях, посвященных отношению христианина ко времени, принято цитировать призыв апостола Павла «дорожить временем» (Еф.5:16). Текст Ефесянам 5:15-17 представляет собой целостную мысль, которая содержит расшифровку данного призыва: «Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия» (Еф.5:17). «Дорожить временем» – это познавать Божью волю. Только такое использование времени можно считать эффективным и мудрым. В этом смысле, между ветхозаветным (Пс.89:10-12) и новозаветным (Еф.5:15-17) текстами прослеживается четкая параллель. Оба отрывка, прежде всего, доносят до нас именно эту мысль.

Еще один библейский специалист по теме времени – Екклесиаст – подробно расписывает свой тезис о том, что «всему свое время, и время всякой вещи под небом» (см.Еккл.3:1-8). Однако, в свете вышеуказанных выводов, нам следует признать: в этом тексте слово «всему» имеет ограниченное значение. «Свое время всему, на что есть воля Божия», – именно так следует понимать слова Екклесиаста. Нельзя перефразировать слова Екклесиаста в том ключе, что есть «время грешить и время не грешить». Если на те или иные действия нет Божьей воли, у нас нет ни секунды времени на это. Любая трата времени на это является его воровством у Бога.

Современное «лукавство дней». «Лукавство дней», упомянутое в Ефесянам 5:16, можно рассматривать многоаспектно. Широкое распространение интернета и социальных сетей еще до пандемии коронавируса изменило содержательное наполнение нашего времени. Во время карантина эти тенденции только усилились, а за социальными сетями окончательно закрепился статус ресурсов, которые беспощадно воруют наше время. В условиях самоизоляции, удаленной работы и небольшого круга общения, у многих людей сложилось субъективное впечатление, что продолжительность суток увеличилась, и времени стало больше. Однако это способствовало в большей степени не творческому саморазвитию, а деструктивному времяпровождению.

Однако это самое простое «лукавство» времени является отнюдь не единственным. Конечно, в условиях карантина, когда не надо тратить время на дорогу до работы, а саму работу можно делать в любое время суток, резко возрастает процент времени, которое люди тратят на всякого рода ерунду, но при этом «дни лукавы» еще и в том смысле, что кроме нашего субъективного восприятия, время имеет еще и объективное свойство сжиматься и растягиваться. Мы привыкли, что сутки делятся на 24 часа, 1440 минут и 86400 секунд. Мы думаем, что часы, минуты и секунды в социальном смысле столь же равноценны, как и на циферблате часов.

Тем не менее, социальная ценность разных минут и секунд не одинакова. Это подсознательно ощущается даже в бытовых вопросах. Когда мы опаздываем, время летит, а когда ожидаем – тянется. В наш «век скоростей» время стало чуть ли не более ценным ресурсом, чем деньги. Время простоя, упущенная выгода, расходы на защиту деловой репутации, – это в современном бизнесе оплачивается реальными деньгами. Главным аргументом для такой оплаты выступает то, что во всех перечисленных случаях было потрачено время. Это вполне резонный аргумент, который подтверждает известный тезис, что «время – деньги» и «время стоит дорого». При этом, конечно же, разное время – это разные деньги; какое-то время стоит дешевле, а какое-то дороже.

Тот же принцип относительности времени наблюдается и в духовных вопросах. Ной строил ковчег много лет, и все эти годы он предупреждал о потопе. Когда же потоп начался, многие люди хотели бы отмотать время хотя бы на один день назад, чтобы войти в ковчег. Ценность этого дня для них предельно возросла. Примерно так же, как в пустыне предельно увеличивается ценность стакана воды. Именно исходя из относительной ценности времени, Иисус призывает нас бодрствовать и молиться в ожидании Его пришествия: «Ибо не знаете, когда наступит это время» (Мк.13:33), чтобы не вышло так, что, когда Он придет, мы попросили бы Его повременить, пока мы не реализуем свои планы и мечты.

Очевидно, что никто из нас не выбирал, когда и где ему родиться. А пандемия с ее массовой смертностью напомнила нам, что вопрос, когда и где ему умереть человек тоже не особо контролирует. Таким образом, отсчет нашего времени начинается не по нашей воле и прекращается также не тогда, когда мы хотим. Определение стартовой и финишной точки нашего жизненного пути, а также событийное заполнение отрезка между ними, находятся не в нашей компетенции, то есть Библия вновь оказывается права: «Знаю, Господи, что не в воле человека путь его, что не во власти идущего давать направление стопам своим <…> Не во власти человека и то благо, чтобы есть и пить, и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это от руки Божией» (Иер.10:23; Еккл.2:24).

Х.Ортега-и-Гассет отметил, что мы живем «здесь и сейчас». Время безжалостно. Мы не можем ни задержать, ни ускорить его. У меня неоднократно возникало желание управлять временем, как при просмотре ролика на YouTube, чтобы в некоторых случаях была возможность поставить просмотр на паузу и все обдумать; чтобы приятные моменты вернуть назад и пережить еще раз; неприятные моменты, наоборот, пропустить; волнующие – пролистать, используя перемотку, чтобы поскорее узнать, чем все закончится. Однако такой возможности в реальном времени у нас нет. Мы пришли в этот мир, чтобы пройти путь, определенный нам Господом. Этого пути во времени нам никак не избежать.

Мы часто любим изображать из себя «деловых людей» и заявлять, что у нас «нет времени». Мы не брезгуем употреблять это выражение и применительно к чтению Библии, посещению больных, молитве и богослужениям. Однако Господь, как Автор времени, в одной из Своих заповедей – о субботе – показывает нам, что минимум 1/7 подаренного Им времени мы должны вернуть Ему. Вот такая своеобразная «временная десятина» или, точнее, «седмина». Интересно, правда? От всех доходов 1/10, а от времени 1/7, т.е. большую часть. Почему? Не потому ли, что время – более ценный и более важный ресурс в Божьей системе ценностей?

Во времена пророка Аггея люди тоже сетовали, что у них нет времени строить храм. В ответ на это Господь справедливо указал этим людям, что они при этом находят время строить и украшать свои собственные дома (Агг.1:2-4), то есть попросту лицемерят. Возможно, у нас нет времени для Господа именно потому, что мы тратим его на то, на что нам Господь в принципе время не выделял? Если бы нас сегодня без предупреждения сфотографировали за каким-либо занятием, застал ли бы нас этот снимок врасплох? Возможно, пандемия – эта та встряска, с помощью которой Господь позволяет нам переосмыслить ценность времени, чтобы мы остановились и спросили себя: «Сколько там той жизни?.. На что я ее трачу?»

В Откровении 10:5-6 мы читаем: «И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет». Данный текст указывает на ценность времени, обусловленную быстротечностью и внезапным полным исчезновением. Для тех, кто за эти без малого два года пандемии оказался на кладбище, времени уже нет.

Для меня начало января – одно из самых нелюбимых времен в году, потому что праздничная кутерьма уже позади, а сразу после нее я каждый год погружаюсь в осмысление того, что жизнь стала еще на год короче. Еще один год прожит, а многие грехи все также не побеждены, качества христового характера отражаются во мне не настолько сильно, как мне бы того хотелось. Поэтому я установил для себя правило: в конце декабря подводить духовные итоги уходящего года и анализировать собственное духовное состояние. Хотелось бы предложить каждому христианину составлять свой «духовный баланс» по аналогии с финансовой отчетностью. Он может состоять из духовных активов, обязательств и капитала.

Духовные активы – наш потенциал, то, чем мы можем послужить Богу, церкви и людям. Духовные обязательства – то, что нам в будущем еще предстоит изменить в себе, чтобы соответствовать характеру Христа и развить Его духовные качества. Наконец, духовный капитал – это то, что мы уже сделали на ниве Божьей, результат нашей духовной работы, проделанной с помощью духовных активов.

Финансовая отчетность примечательна тем, что она предусматривает подачу сравнительной информации на начало и на конец отчетного периода. Предлагаю каждому, кто читает эти строки, сделать такой духовный анализ по итогам года. Сколько у нас духовных активов? Насколько эффективно мы их используем? Погашаем ли мы наши духовные обязательства, или же они только растут? И, самое главное, вырос ли за этот год наш духовный капитал?

Оценив свое духовное состояние, мы можем определить направление нашего духовного развития. Хорошо, если мы нарастили духовный капитал, тогда у нас наблюдается духовный рост, но, возможно, мы весь год простояли на месте и наше духовное состояние осталось прежним. Или, того хуже, мы духовно упали, и сейчас наш капитал меньше, чем в начале года.

В притче Иисуса о талантах (Мф.25:13-30) два верных раба демонстрируют рост, а лукавый и ленивый слуга – стагнацию. Заметим, этот слуга не потерял свой талант серебра, как бывает при неудачном инвестировании, однако он потерял время, за которое серебро господина должно было работать. Поэтому господин в этой притче предъявляет лукавому и ленивому рабу претензию за упущенную выгоду. В этом есть урок для нас. Если мы не растем духовно, значит мы не дорожим временем. Лукавые дни делают из нас лукавых и ленивых рабов.

Что же нам делать, чтобы отдавать должное времени? Ответ апостола Павла простой и сложный одновременно: «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере» (Гал.6:10). Перефразируя апостола, Ф.Й.Гааз некогда сказал: «Спешите делать добро». Мы должны спешить познавать волю Божью и творить ее, потому что можно не успеть. Завтра может быть поздно. Возможно, у нас гораздо меньше времени, чем нам кажется.

Фото: Pixabay.

© 2022 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственность за личную позицию и богословские взгляды авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников, и переписку между авторами материалов и читателями. При цитировании материалов портала “Христианский мегаполис” в печатных и электронных СМИ гиперссылка на издание обязательна. Также укажите следующую информацию: “Данный материал был впервые опубликован в “Христианском мегаполисе”.” Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право.