Искушение переосмысления Вечери Господней в онлайн формате

Искушение переосмысления Вечери Господней в онлайн формате

Как пастор церкви, хочу поделиться своим сильным беспокойством о том, как просто мы готовы изменить формы поклонения, которые Сам Господь нам предписал. Даже самые, казалось бы, консервативные служители без особой богословской дискуссии готовы поддаться давлению и влиянию извне и изменить способ проведения Вечери Господней. Семинарии спешат оправдать нововведения и, показывая плюсы и минусы, в итоге оправдать разные новые практики.

Читая статью пастора В.Лебедева “О форме и сути Вечери Господней в онлайн формате”, опубликованную в “Христианском мегаполисе”, я не смог промолчать и не отреагировать на некоторые утверждения автора. Предполагаю, что не все читатели моей статьи знакомы с вышеуказанной статьей, поэтому буду цитировать некоторые высказывания автора, дабы было понятно, о чем, собственно, спор.

Суть и форма. Начну с того, что является главным аргументом статьи, и к чему автор в итоге призывает. В.Лебедев пытается показать различие между формой и сутью, и призывает “не бояться формальных перемен, но всячески держаться сути библейского учения”. Думаю, это главная методологическая ошибка, которую допускает автор в своих размышлениях.

Когда К.С.Льюис пишет о различных дьявольских обольщениях, в контексте молитвы он обращает внимание на распространенное заблуждение, что состояние тела человека не влияет на его душу (Декарт считается основателем данного заблуждения). Льюис считал одним из дьявольских обманов то, что положение тела совершенно не важно для молитв (“Письма Баламута”, письмо IV). Подобным образом автор статьи проводит жирную разделительную линию между формой и сутью.

Когда мы пытаемся отделить форму от сути и показать, что главное в этом случае, чтобы не изменилась суть, мы всегда стоим перед опасностью. Правда в том, что форма указывает на суть, передает суть, воплощает суть. Форма предназначена для того, чтобы над ней размышляли и проникали в суть, которая скрыта в форме. Именно поэтому манипулирование формой очень опасно. При изменении формы сложно удержать суть, а суть без формы передать невозможно. Особенно в пасхальные праздники мы об этом вспоминаем, когда суть Воскресшего не можем представить без формального обновления физического тела Господа (подобное и при воплощении).

Что же касается Евхаристии, то не мы придумали форму, которая должна передавать суть. Не нам ее менять или приспосабливать под новые обстоятельства. Если по каким бы то ни было причинам форму Евхаристии невозможно сохранить, то не следует ее и проводить, а скорее молиться, чтобы Господь продлил дни Своей милости, обратил Свой взор на поругание Церкви Своей, дал нам возможность делать то, что веками делали христиане, начиная с последней Вечери и доныне. Ибо упавшего брата мы действительно не судим, но признаем падение и помогаем подняться.

Проведение Вечери без формы. Поговорим о разделении между сутью и формой. Кому-то может показаться, что самое духовное и правильное участие имеет место тогда, когда суть сохранена без формы вообще. Таким образом можно прийти к выводу, что при Евхаристии достаточно лишь ментального воспоминания о смерти Христа.

Зачем вообще нужна форма, если, как утверждает автор, мы все равно не следуем форме, принятой у верующих первого столетия? Но я спрашиваю, если можно проводить Евхаристию в Skype (или в другом онлайн формате), то почему нельзя проводить ее и без Skype, имея в наличии только фотографии верующих? Или даже без фотографий, сохраняя всех членов церкви в своей памяти? В итоге, может, самая правильная и духовная Вечеря — это Евхаристия без формы и других примесей, происходящая в разуме верующего, где собирается вся церковь, где ментально представлены хлеб и вино и есть преломление одной буханки и т.д.

Если подобное ментальное участие в Евхаристии читателю кажется абсурдным, то почему онлайн формат — еще нет? Действительно ли между этими двумя способами такая уж и большая разница?

Измененная форма, или в чем отличие? Автор статьи задает вопрос об изменении формы Вечери и отвечает следующим образом: “Но кто-то спросит, а стоит ли стремиться менять даже саму форму проведения Евхаристии и почему? Не буду долго напоминать, что формы мы меняем регулярно…”

Сразу скажу, что считаю данное заявление безосновательным. В доказательство своего утверждения автор перечисляет все то, что мы сегодня делаем не так, или, правильнее говоря, в чем отличие нашей Евхаристии от Трапезы ранней церкви.

  • мы собираемся не в горнице;
  • мы не включаем хлеб и вино в рамки совместной трапезы;
  • мы не возлежим;
  • мы не моем ноги;
  • мы пьем сок вместо вина;
  • у нас квасной хлеб вместо мацы.

«В общем, у них было почти все не так, как у нас», — подытоживает автор.

Проблема данных аргументов в том, что эти пункты никогда и не являлись частью Вечери Господней. По той же логике автора, в таком случае, можно дополнить, что для Евхаристии необходим:

  • один предатель;
  • спор учеников, кто больше;
  • два скрытых меча;
  • обмакивание куска хлеба в вино, и многое другое, что происходило во время последней Вечери.

Но давайте теперь еще раз прочтем апостольское учение о том, что важно и действительно должно быть при проведении Евхаристии: “Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет” (1Кор.11:23-26).

Читая слова, записанные апостолом Павлом, хочется спросить, что из приведенного мы делаем не так или по-другому? Какие из приведенных выше пунктов были изменены? Хлеб преломляем, принимаем, едим. Также и из чаши (пусть даже у каждого своя чашечка) пьем. Поэтому считаю утверждение автора, что форму Евхаристии мы регулярно меняем, необоснованным и, скорее, надуманным.

Кто может проводить Вечерю Господню? Есть ли необходимость в рукоположении? Один из часто высказанных аргументов в широкой дискуссии это то, что для проведения Евхаристии не нужен рукоположённый служитель. Но так ли это? Давайте разберемся. Начнем от противного.

Зачем вообще в церкви нужны рукоположённые служители? Ведь без рукоположения (к примеру, в баптистских церквах) можно проповедовать, молиться, проводить собрания, голосовать и участвовать в принятии важных церковных решений, спорить и не соглашаться с пастором, учить, называться церковью и, наверное, многое другое. Зачем вообще нужно рукоположение? Только для порядка? Или это просто формальность, которую в “развитых” странах решают через подписание договора о работе.

Хотя здесь не место для изложения учения о рукоположении, все же считаю несправедливым аргумент, что в Библии нет прямого предписания о том, что Евхаристию могут проводить только рукоположенные священнослужители. Идя путем такой аргументации, можно начать доказывать, что для пасторского служения рукоположение тоже не важно. Ведь в Библии ничего напрямую не сказано о том, что пастора (ποιμήν (греч.) — “пастырь”, “пастух”) следует рукополагать. И все же эта практика нам кажется естественной и необходимой. И неужели только лишь для порядка?

В Святом Писании мы находим, что учение о возложении рук относится к основополагающим христианским установлениям (Евр.6:1-2). К сожалению, учения о возложении рук от Христа у нас не сохранилось (хотя Евангелия снова и снова описывают формулировку “возложил руки” в жизни Иисуса), но зато есть учение и практика апостольская. Мы находим, что для ежедневного раздаяния потребностей, которым занимались вначале апостолы, были избраны семь человек изведанных, исполненных Святого Духа и мудрости. Когда же таких людей нашли, мы читаем, что: «… их поставили перед Апостолами, и сии, помолившись, возложили на них руки» (Деян.6:6). Вот она, практика апостольская. Для обычного практического служения было избрание и возложение рук. Основываясь на этом, мы можем смело предположить, что Евхаристия, которую первоначально проводили апостолы, была впоследствии доверена другим, также через возложение рук.

Итак, если для осуществления таких малых вещей, как “раздача потребностей”, апостолы рукополагали духовных людей, неужели Евхаристия, которая также была напрямую связана с учительством в Церкви, могла проводиться нерукоположенными? Всеобщее священство тут вовсе ни при чем. Оно ни в коем случае не доказывает, скажем, всеобщее апостольство. Но, как написано: «И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова» (Еф.4:11-12).

Да, доступ к престолу благодати нам всем, как священникам, открыт посредством Крови Христа. Мы можем приближаться к Богу с дерзновением, однако это не значит, что у всех нас одинаковые роли и ответственность в тайне домостроительства Церкви Божьей. Писание скорее предполагает рукоположенных служителей для проведения Евхаристии, поэтому напрямую и не предписывает такую практику как в случае с пасторским и другими служениями в церкви (ср. с Деян.13:1-3).

Позвольте еще привести некоторые утверждения автора, которые скорее покажутся спором о мнениях, но все же, считаю необходимым их озвучить.

(1) «Онлайн формат не ограничивает существенно общение членов церкви. В нем мы именно “собираемся вместе”».

Достаточно несколько раз провести общение в таком формате, чтобы убедиться, насколько сильно и существенно это общение ограничено. Одно дело, когда общение в Skype происходит между двумя-тремя людьми, и совсем другое, когда в этом общении участвует 15 и более человек. Если мы в данном случае и «собираемся вместе», то только в переносном смысле. Мы осознаем, что никто нигде не собирается, но, находясь в разных местах, мы подключаемся. Все то, что при обычном общении всегда так важно, просто утеряно. Мы теряем возможность читать мимику лица, движение рук, интонацию, видеть блеск в глазах и многое другое.

(2) «Онлайн мы видим лица друг друга, поем вместе, молимся друг за друга, празднуем дела Христа ради нас и Его присутствие с нами, и готовы послужить друг другу».

Опять-таки, стоит несколько раз провести онлайн встречу, чтобы убедиться, что лиц друг друга мы особо не видим. Кто-то не включит камеру, у кого-то плохое качество изображения, одни далеко сидят, другие слишком близко. Все смотрят в монитор, а не в камеру, тем самым взгляды не встречаются. Если мы посмотрим в камеру, у нас может сложиться впечатление, что кто-то смотрит кому-то в глаза, но это только впечатление.

То же самое относится к совместному пению. Ни о какой симфонии говорить не приходится. Попробуйте просто помолиться вместе молитвой “Отче наш” и увидите, что из этого получится. А как именно в онлайн режиме проявляется готовность послужить друг другу, читателю приходится только догадываться.

(3) «Мы участвуем в Вечере совместно. Это не иллюзия».

Давайте коротко напомним себе, к чему нас призывает апостольское учение в вопросе Вечери Господней: “Я говорю вам как рассудительным; сами рассудите о том, что говорю. Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба. Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника?” (1Кор.10:15-18).

Апостол дает нам образ одного жертвенника, который выступает как образ и параллель к одному хлебу, от которого мы причащаемся. Почему сделан акцент на один жертвенник и один хлеб? Потому что Христос един для всех, и благодаря Его единой жертве мы все получаем благословение. Каждая местная церковь отражает Всеобщую Церковь Христа. Поэтому в каждой местной церкви есть свои служители, несущие ответственность за Божье малое стадо. В каждой церкви предлагается свой хлеб, который преломляется и разделяется между собравшимися.

Далее апостол Павел показывает различие между тем, что есть личный домашний ужин, и тем, что есть общая Вечеря Господня.

(а) Собирание вместе. Когда, оставляя свой дом и свои личные обычные заботы, люди направляются в определенное место с определенной целью: вкушать Вечерю Господню (1Кор.11:20).

(б) Раскрытие внутренней жизни. На общем собрании раскрывается внутренняя жизнь, пусть и негативная, но важная для обнаружения. Пренебрежение Церковью Бога и унижение неимущих раскрывалось именно тогда, когда люди собирались вместе, когда же все сидели по домам, этих качеств не было видно (1Кор.11:21-22).

(в) Утоление голода не есть Вечеря Господня. Трапеза Господня не должна служить к утолению голода. апостол Павел писал: «Ужинайте дома и собирайтесь на Вечерю» (1Кор.11:33-34).

Поэтому, если уж автор и заговорил об иллюзии, она может быть в том, что мы будем называть Евхаристией свой домашний ужин. Или назовем так кусочек хлеба и 20 граммов вина, стоящие дома перед экраном девайса

(4) «Лучше общаться или коммуницировать хоть как-то, чем не делать этого вообще. Полагаю, что этот принцип относится и к проведению Евхаристии».

Другими словами, автор говорит: лучше проводить Евхаристию хоть как-то, чем не проводить вообще. Но чем обосновано данное «лучше»? Человеческим предположением или Божьим, Библейским откровением? Ведь человеческая мудрость также говорит, что есть ряд дел, которые лучше не делать вообще, чем делать хоть как.

Мой призыв ко всем может прозвучать словами известной песни А.Макаревича: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас!»

Форму и суть не всегда можно развенчать. Форма указывает на суть. Думая, что нам понятна суть без формы, и что при изменении формы можно сохранить суть, мы можем прийти к тому, что в итоге сама суть в умах и сердцах нашего поколения будет потеряна. Не так уж и много «формальных» вещей нам передано от Иисуса и Его апостолов. Поэтому давайте скорее бояться менять форму Евхаристии и то малое, что у нас получалось сохранить, стараться в это особое время не переиначивать и не переформатировать.

Photo: Pixabay.

© 2020 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями. При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гиперссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Олег Грицык

Олег Грицык

Пастор баптистской церкви Христа Спасителя в Праге.

More Posts - Website