Имя и судьба: евангельские христиане в поисках идентичности

Недавно вышедшая книга [М. Черенкова] «Баптизм без кавычек» – попытка очертить круг вопросов, осмысливая которые, постсоветский баптизм сможет нащупать основу, контуры и слагаемые своей идентичности. Речь не столько о баптизме, сколько о евангельском движении в целом. Здесь баптисты – почти общее, собирательное имя для евангельских протестантов.

Так и в народных представлениях: баптизм – не совсем точное, примерное, объединяющее имя для всех неправославных, сектантских течений, известных довольно давно и вызывающих смешанные чувства симпатии (хорошие люди) и раздражения (не такие как все). Баптисты – слишком серьезно верующие, слишком принципиальные, слишком правильные в вопросах этики. Они слишком активно проповедуют и слишком подчеркивают сознательный, личный характер веры. Последнее проявляется и в крещении по вере в зрелом возрасте, отсюда и название «баптисты».

В советское время имя баптистов стало общим для схожих протестантских течений. Долгое время большинство пятидесятников и евангельских христиан входили в союз, возглавляемый ВСЕХБ. Сегодня само название ЕХБ сохранилось и напоминает о составном (не только баптистском) характере конфессиональной традиции. Интересно, что двойное имя выбрали себе и пятидесятники. «Евангельские христиане-баптисты» и «христиане веры евангельской (пятидесятники)» уже своими именами свидетельствуют о стремлении сохранить и общехристианские корни (евангельские христиане, христиане веры евангельской – определения не-исторического, евангельского порядка), и исторические особенности (баптисты, пятидесятники – течения, четко зафиксированные во времени и обусловленные им) евангельского движения.

Все это говорит о том, что сами же основатели движений прекрасно понимали условность избираемого имени и пытались дополнить его общехристианскими определениями. Примечательно, что Союз русских баптистов, образовавшийся в 1884 году, изначально именовался «союзом крещенных по вере, так называемых баптистов Южной России и Кавказа».  Несколько позже редактор журнала «Баптист» В.В. Иванов писал так: «Теперь для всех почти стало ясно видно, что между баптистами и евангельскими христианами существует разница только в названии и в некотором различии внешнего устройства общины, но по духу и учению во Христе все мы едино. Всякое же название или различие во внешнем устройстве церкви не может помешать нам в любви друг ко другу рука об руку работать на ниве Божией».

Сегодня «так называемые» баптисты и пятидесятники нуждаются в откровенном и серьезном переосмыслении своей идентичности, в уточнении самоназвания и наполнении его конкретно-историческим, и, что более важно, конкретно-богословским содержанием.  В дискуссии об имени и судьбе конфессий в истории Церкви можно увидеть два разных плана: первый – возвращение определенных церквей, течений, групп в общехристианское русло, поиск общего, евангельского; второй – возникновение межцерковного движения «евангельских», «просто христиан», которое ищет себе близкие по духу конфессиональные формы. Очевидно, что отечественные движения баптистов и пятидесятников начинались со второго плана. Столь же очевидно, что сегодня им не хватает плана первого. Лишь в совмещении этих планов становится возможной объемность, целостность, сочетание исторически-конфессиональной формы и евангельской духовности.

Так с “раскавычивания” имен начинается возвращение евангельских церквей в общую историю Церкви; отсюда же начинаются и реформы ради будущего евангельского движения, которое, можно сказать с дерзновенной уверенностью, перерастет и баптистов, и пятидесятников, продолжая тем самым их дело в более масштабной Реформации.

Опубликовано с разрешения автора.

Михаил Черенков

Михаил Черенков

Доктор философских наук (Институт философии им. Г.Сковороды НАН Украины). Международный директор Mission Eurasia. Профессор Украинского католического университета.

More Posts - Website