Атеизм как побочный продукт мозга

В предлагаемой Вашему вниманию статье преподаватель богословия Владимир Лебедев размышляет о религии и атеизме в ответ на материал Романа Чугуевского “Божество как побочный продукт мозга”, опубликованный в “Независимой газете”. http://religion.ng.ru/style/2009-12-09/8_god.html

Кто-то наблюдает сегодня новый виток холодной войны между наукой и религией. Другие же, напротив, наблюдают попытки выстроить диалог и даже все больший взаимный интерес между этими двумя областями опыта и знания. Происходит и то и другое, и кажется не совсем оправданным то, что кто-то подчеркивает одно явление и игнорирует другое. Некоторые, увлеченно отмечая победу секулярного мировоззрения над религиозными верованиями, не замечают того, что другие занимаются изысканиями в области взаимоотношений между наукой и религии, философствуют о возможности участия сверхъестественного в возникновении вселенной, а немалое число атеистов превращаются в верующих или, по крайней мере, в честных агностиков. Наивно, конечно, но такие аналитики есть, были и будут, пока существует человечество – столь же долго как будет существовать и религия. А иначе, что им останется критиковать? (И позвольте называть этих «их» далее в этой статье «Аналитиками» – будь они ученые, журналисты или мыслящие обыватели).

Да, одни ученые пытаются опустить религию «ниже плинтуса», но это, как говорится, со зла, со зла…. Уж больно не хочется многим свободолюбивым мыслителям допустить идею властвования над ними какого бы то ни было божества, как если бы оно ограничивало их свободы, лишало счастья, вызывало вражду между людьми и несло другие беды. Другие исследователи не против религии, как неизбежного явления, квалифицируя ее как полезную адаптацию, помогающую объединять людские коллективы. Вопрос: являются ли эти два подхода единственными и насколько они оправданны?

Неоспоримо то, что религия очень часто, если не в большинстве случаев, оказывалась некоей подавляющей силой, порабощающей общественное сознание, навязанное умелыми манипуляторами. Многие божества, хотя и были изначально невинно созданы человеческим воображением как герои эпосов, впоследствии превращались в кровожадных и ненасытных тиранов. Даже во имя Христа, благородного и человеколюбивого иудейского учителя, церковь совершала мрачные деяния, за которые последующим поколениям ее лидеров пришлось извиняться. И вообще, верить в невидимое или недоказанное (и такое деструктивное) – не бессмысленно ли? Не глупость ли это, и не удел ли слабых, недалеких и ленивых?

Верно и то, что любая религия – миролюбивая или с элементами насилия и жестокости – способствует объединению людей. Будь то страх или надежда, зависимость или бездумность – люди формируют общины и следуют за определенными идеями или лидерами. Религия действительно зачастую навязывает бессмысленные и причудливые обряды, которые призваны создать в человеке чувство принадлежности к той или иной группе, надежду на лучшее, душевное облегчение, и т.п.

В этих наблюдениях мы можем согласиться с Аналитиками. Но здесь могут возникнуть еще два вопроса: (1) Что если «религия» не есть только вышеперечисленные критикуемые явления? Что если есть те люди – и, чего доброго, их достаточно много – которые являясь верующими в Бога, не придерживаются «религии», которую оценивают Аналитики? (2) Оправдывает ли справедливая критика религии атеизм? Является ли атеизм достойной альтернативой критикуемой религии?

Что нужно для появления веры, по словам Аналитиков, ясно: нормально функционирующий человеческий мозг. При этом справедливо и другое: для появления безверия (атеизма) также нужен нормально функционирующий человеческий мозг. И еще волеизъявление.

Отметим, что признание и почитание сверхъестественного – уж насколько искренне и неподдельно в каждом частном случае, нам не определить – практиковалось человечеством всегда. А теоретический атеизм существует едва ли пару сотен последних лет. Поэтому нас должно интересовать – а может и удивлять – не появление веры, а появление безверия. Чем обусловлено это любопытное и странное, неестественное для человека явление – атеизм? (Ведь, верить для человека более естественно, как признают сами Аналитики). Почему он привлекает многие умы, в том числе и великие? Притом, что многие другие умы, в том числе деятельные и великие, продолжают придерживаться религии, т.е. пребывать в нормальном человеческом умонастроении.

Существует ли бог только в нашем сознании, как считает французский антрополог Паскаль Буайе? Несомненно, многие боги существуют только как плод воображения и наблюдения Буайе верны. Но исключает ли это бытие Бога, который существует в сознании других людей потому, что существует на самом деле? Заявление «бог существует только в нашем сознании» может быть столь же мифичным, как и примитивные верования, вызывающие снисходительную улыбку у сведущих людей. А что если, эта исходная предпосылка Буайе неверна? Тогда и его гипотеза социального поведения людей может быть неверна или, по крайней мере, не единственной, заслуживающей рассмотрения. И почему, интересно, Аналитики готовы верить в недоказуемую гипотезу Буайе, и не готовы допустить реальность одного «нормального» Бога?

Гипотеза Буайе, в сжатой форме, выглядит так: одна из особенностей функционирования мозга – способность устанавливать контакт с лицами отсутствующими в данный момент; так люди способны вообразить божество, навязанное им лидером их группы, с тем, чтобы они слушались его даже, когда он не рядом и не контролирует их непосредственно. Интересная идея. Правдоподобная. Объясняет поведение многих религиозных людей. Но она не опровергает вероятности бытия настоящего Бога, кого-то, кто существует помимо воображаемых божеств, навязанных несчастным людям извне для осуществления контроля над ними.

Религия может быть вредной, отвратительной, глупой, смешной, или, наоборот, в некотором смысле, полезной для общества или отчаявшегося индивидуума, а может и просто неизбежна. Но она ни в первом, ни во втором случае не вытесняет вероятности реального Бога. Религия в конкретных случаях вполне может быть лишь человеческим извращением откровения Бога (если он все-таки существует), искаженным представлением о совершенном Боге, который сам по себе не вызывает сомнений, усмешек, не заслуживает критики, а, возможно, наоборот – заслуживает почтения и познания. Религия – как форма общественного сознания – при всех ее возможных объективно определяемых минусах, не опровергает вероятность и не отменяет необходимости существования настоящего совершенного Бога. Попытки проанализировать религиозность человека и выявить ее негативные стороны ничего не смогут сказать о природе и характере возможно существующего Бога. А что если настоящему Богу тоже противны человеческие религии? Что если Он (будучи Творцом) ожидает от людей чего-то другого, не религиозности?

Аналитикам стоит поинтересоваться, так ли уж однородно то, что они называют «религиозным мышлением». Оно, мол, удобно для человека и не требует от него особых психических усилий. Для того же чтобы быть атеистом, «необходима упорная критическая работа мозга», говорят Аналитики. И продолжают: «Верить для человека естественно, так заложено природой…». При всем уважении к аналитикам, «религиозное мышление» – это не только то, что им кажется таким понятным, объяснимым, легко фиксируемым и открытым для объективной критики. Признаем, что есть, с позволения сказать, «народное» религиозное мышление, идея божественного, «иллюзия бога» – по Ричарду Доукинзу – которая распространяется как вирус, по принципу «писем счастья» (разошлешь – исполнится мечта, не разошлешь – постигнет беда). Именно это религиозное мышление и подвергается нещадной критике Аналитиков. Именно оно, не будучи способно изменить низменные устремления руководителей и удовлетворить примитивные запросы рядовых людей, часто ответственно за бесчинства и преступления. Именно оно может характеризоваться аморальным лицемерием – деланием добра только тогда, когда за тобой наблюдают (неважно, божества или люди). Именно оно не требует особых психических усилий.

Но есть и другое религиозное мышление – ответственный поиск ответов мыслящей личностью на фундаментальные вопросы жизни – не научные «что» и «как», а духовные и философские «почему» и «зачем». Поиск настолько же ответственный, насколько ответственен поиск ответов ученого на вопросы, поставленные естественными наблюдениями – «что» и «как». Такое религиозное мышление может быть вполне свободным от суеверной стадности, манипуляций невеждами, нелепых обрядов, защитных поведенческих реакций (боязнь сверхъестественного) и попыток представить самого мыслителя лучше, чем он есть. Оно сосредоточено на Боге (который, если Он есть, открыл себя), а не на религии, ритуалах и суевериях.

Такое ответственное религиозное мышление наблюдалось у множества людей, которых язык не повернется назвать слабыми или ленивыми, примитивными или ханжами. Ученые Блез Паскаль и Михаил Ломоносов, Галилей и Нильс Бор, реформатор Мартин Лютер Кинг, и множество других, веря в Бога, не участвовали в том, что критикуют Аналитики. Даже Вольтер, высмеивавший официальную религию, вовсе не опровергал существования Бога, будучи деистом. Агностики, вроде философа Карла Поппера, или ученого Майкла Бихи, не веря в Бога, честно признаются, что уж точно не верят в эволюцию; Поппер, при этом, симпатизировал христианской морали, а идеи Буайе, наверняка не прошли бы его знаменитую фальсификацию. Стивен Хокинг и Альберт Эйнштейн едва ли с приверженностью верили в личностного Бога, но всерьез допускали участие сверхъестественного в возникновении вселенной и не считали это побочным продуктом или «вирусом» мозга.

А что атеизм? Почему он – как плод воображения, как «побочный продукт мозга» появился и стал привлекательным для многих? Это несложно объяснить. Учитывая вероятность существования Бога, человеку, невпопад недовольному религией (не Богом) или нежелающему признать какое-либо Провидение, приходится напрягать мозг и придумывать атеизм. Как в свое время Айзеку Азимову, например. Или российскому академику Виталию Гинсбургу. Происхождение вселенной необъяснимо с точки зрения физики и философски, и теория эволюции «дырявая», но ни в коем случае нельзя помыслить о сверхъестественном начале и великолепии творения! Вот и получается, что побочным продуктом мозга является не божество, а неверие в божество. Может быть именно атеизм (впрочем, как и многие религии и вымышленные божества) является вирусом мозга, и нелепой бессмыслицей.

Пол Витц, почетный профессор психологии Нью-Йоркского университета (автор книги «Вера сирот: психология атеизма») признается, что до 38-летнего возраста был атеистом по личным причинам, не имеющим отношения к интеллекту или морали. К психологическим причинам атеистического мировоззрения отдельных людей он относит, например, враждебность к родителям, подавлявшим их личности и вызвавших обиду на высшее существо; личные мотивы быть «современным городским», а не «архаичным из провинции»; животное стремление к самоутверждению и подавлению других; и т.п. Можно перечислять и дальше, но дело не в этом. Просто атеизм можно считать в той же мере продуктом индивидуальной психологии, что и теизм.

Придумывание несуществования Бога – это попытка человека уповать на самого себя. Попытка в сущности своей религиозная. Вспомним: «Человек – это звучит гордо», «Человек – мера всех вещей», «Сверхчеловек», «Чистая раса», нарциссизм и звездная болезнь многих знаменитостей при порой полной безнравственности, и прочие гимны и ритуалы в честь человека. Атеизм бывает теоретический (интеллектуальное отрицание Бога) и практический (живем так, как будто Бога нет, хотя и не отрицаем его). В обоих случаях – это религия почитания человека, религия веры в способности человека устроить для себя благое существование. Атеизм нужно придумать тем, кто считает идею Бога бросающей вызов человеческой независимости, опасной, ограничивающей. (И еще – камень в огород Буайе – Пол Витц написал книгу «Психология как религия: культ самопочитания». А почему нет?) Но, неразумно отвергать вероятность существования Бога на том основании, что религия, как мы ее (ограниченно) знаем – явление иррациональное, безрассудное, нелепое, зачастую вредное и попросту смешное. Можно желать быть свободным от религии, но это не ведет к необходимости отвергать настоящего Бога. Что если Бог – это не просто (выдуманный) ограничивающий Законодатель и контролирующее Провидение, а Отец, желающий благодетельствовать?

У любой религии есть три неотъемлемых элемента – объект почитания, светлое будущее и путь достижения этого будущего. Атеизм – тоже религия. У него есть вожди и кумиры (включая самого атеиста), которых почитают. Есть идеал или утопия существования, мечты о лучшей жизни. Есть и пути достижения того, мораль, убеждения. Сказать «нет Бога», «не верю» – это тоже религия, столь естественная для человека. И эта религия причинила зла не меньше, чем другие религии. И я не стал бы никому рекомендовать изучать лицемерные и разрушительные побочные эффекты атеизма – как они манипулируют массами и объединяют сообщества. Ведь это настолько очевидно. Да и суть совсем не в этом. Поведение людей исповедующих религию атеизма – безобидное или жестокое – ничего не сообщает само по себе о вероятности не-существования Бога. Для этого нужно обращаться к другим источниками.

И, в конце концов, откуда у Аналитиков моральные стандарты и само аналитическое мышление, исходя из которых они оценивают полезность или вредность религии. Питекантропам нужны были умения доставать пищу и убегать от хищников, чтобы выжить. А моральное и аналитическое мышление им для выживания были ни к чему, так что они вряд ли бы развивали их и передавали потомству.

Что если попытаться не оценивать то мировоззрение, которого не придерживаешься, а понять тех, кто его придерживается. Легко окрестить их «лентяями», не утруждая себя познавательным диалогом с ними. Намного труднее задать им вопросы и попытаться выяснить, что же привело их к отрицанию неестественного атеизма и вернуло к естественной вере в Бога. Скажем Клайва С. Льюиса, автора «Хроник Нарнии», или Гилберта Честертона, критиковавшего Оскара Уайлда и его религию carpe diem, религию «несчастливых людей». Они уж точно не обошлись без «упорной критической работы мозга». Да и те, кто за «рациональное осмысление реальности», отрицающее сверхъестественное, должны помнить выводы скептика Д. Хьюма о том, что разум способен опровергнуть сам себя и даже собственное существование, если сделает себя единым стандартом оценки других направлений мышления. Одного разума недостаточно.

Если Бога нет, то никому не нужно будет отчитываться перед атеизмом. Никто ничего не теряет – ни верующий, ни атеист. У обоих схожие заблуждения, «горе от ума», схожие достоинства и недостатки. Но если атеизма нет, что Аналитики скажут Богу, кода придет время? Возможно, им есть что терять. Независимо от гипотез психологов и того, какой нелепой была религия.

Публикуется с разрешения автора.

При цитировании или публикации, гиперссылка на “Христианский мегаполис” обязательна.

 

Владимир Лебедев

Владимир Лебедев

Соискатель степени доктора богословия (Ph.D.). Преподаватель, пастор.

More Posts - Website