Елена Панич: “Кальвинизм превратился в ярлык”

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА. Дебаты о кальвинизме, наверное, одни из самых захватывающих в постсоветском евангельском христианстве. Надо сказать, большинство “наших” оказалось таки против кальвинизма, на мой взгляд, даже до конца не осознавая, что за этим стоит. Кальвинизм для определенной группы служителей превратился в некий ярлык, синоним слова “чужой”, “не наш”. Но, несмотря на это, элементы именно кальвинистского мировидения постепенно проникают в постсоветскую евангельскую среду. Наблюдать за этим интересно и поучительно.

Для тех, кто не в курсе, объясню, что основной вопрос в дискуссии между кальвинистами и “некальвинистами” состоит в том, каков уровень свободы человека в принятии Бога (если кому-то из специалистов по проблеме не понравится такая моя постановка вопроса, заранее прошу прощения). Однако, вопрос этот не праздный: если человек сам добровольно, или же с значительной долей свободы выбирает следовать за Богом, то это значит, что и отказаться от Бога он может вполне добровольно (если это не так, то к чему были все попытки КГБ добиться этого?).

Но, задают вопрос кальвинисты: может ли изначально греховный человек избрать что-то доброе в духовном смысле этого слова? Для них ответ прост: нет, человек на это не способен. Люди, которые с этим не согласны, и называют себя арминианами, тоже, в общем, понимают, что грешному человеку сложно самостоятельно сделать такой выбор. Однако для них имеет принципиальное значение – способен ли человек нести ответственность, если он не имеет свободы выбирать? Размышляя об этом, они выбирают ответ, который считают наиболее логичным: конечно, человек свободен в своем выборе.

Противоречие между свободой и ответственностью – эта логическая незадача кальвинизма, тем не менее, не мешает его приверженцам иметь развитое богословие и вполне успешные церкви. Пастор Алексей Коломийцев долгое время вынужден “оправдываться” перед “старейшинами” постсоветского евангельского движения за свои” кальвинистские” взгляды, однако, несмотря на апологию, убеждения его, надо сказать, основательны и, главное, он сам в них глубоко верит. Может, это и есть причина его удивительного успеха как пастора и проповедника.

В одной из его статей мы находим ключевое предложение, от которого он отталкивается, отстаивая свою “кальвинистическую” позицию. Он пишет: “Одним из катастрофических последствий грехопадения в человеке является глубоко укорененная претензия на право определять, что хорошо и что плохо, что правильно и что неправильно. В этом и есть исполнение слов дьявола: «…и будете как боги, знающие добро и зло» (Быт.3:5).”

Надо сказать, у меня подобные рассуждения вызывают смешанные чувства. Я уважаю кальвинизм, и не менее уважительно отношусь к арминианству (или тому, что им называют). Но когда я читаю слова о грешным делом присвоенном человеком себе “праве определять”, что есть добро и зло, у меня постоянно возникает удивление от того, почему славянские проповедники никогда не цитируют место Писания, где Сам Бог непосредственно после грехопадения говорит о человеке, как знающем добро и зло: “И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. (Быт.3:22)”?

И, тем не менее, практика жизни показывает, что человек никогда не знает, или не уверен до конца, что есть добро, а что – зло. Его знание и уж, тем более, его “претензия определять” есть всего лишь стремление познавать, попытка понять, разобраться в этом вопросе, особенно с учетом того, что его жизнь слишком ограничена для решения такой сложной задачи.

Но вопрос не только в познании, как таковом, но и в действии. Способен ли человек на что доброе, если Господь не изберет его? Вероятно, он способен любить близких, делать хорошие поступки и даже жертвовать собой, однако… Если добро делается из любви к земной жизни и земным ценностям, то следует ли его считать добром? Не следует ли это считать всего лишь личным эгоизмом и стремлением к собственной выгоде? Если же оно делается исключительно из любви к Богу, то ведь только Бог и может внушить человеку такие чувства.

Со стороны говоря, нет большой разницы, почему ты совершаешь хорошие поступки: потому, что Бог тебя избрал, или же потому, что ты сам так решил, однако с богословской точки зрения крайне важно, какие ценности лежат в основе человеческих поступков: любовь к небесной жизни или к земной.

Опубликовано с письменного разрешения Е.Панич.

Фото: Е.Панич | Facebook

Проповеди А.Коломийцева

Статьи Е.Панич

Видео форума “Позиция”

 

Елена Панич

Елена Панич

Кандидат исторических наук (Донецкий национальный университет). Стипендиат программы Фулбрайт.

More Posts - Website