Любовь Чебан: “Моя цель проста – слушаться Бога”

От редактора: С Любовью Чебан из Молдавии я впервые начал переписку в Facebook несколько лет тому назад. Тогда она проходила стажировку в США по одной из государственных программ. Она – профессионал своего дела, человек видения, желающий помогать подросткам находить путь из безвыходного положения и предотвратить суицид. Находясь летом 2012 года в Кишиневе, я встретился с Любовью в одном из столичных кафе для беседы. Хочу познакомить с ней и вас.

Любовь, я рад встретиться с Вами за чашкой кофе. С первой минуты я увидел в Вас интересного человека, у которого есть цель и мечта. Расскажите немного о себе. Кто такая Любовь Чебан?

Я – мечтатель, деятель, человек-мотор, который не может сидеть, сложа руки. Я человек видения, верящий в то, что оно исполняется. С детства я проявляла организаторские способности. Друзья и родителей часто говорили, что я боевая, когда видели меня, организующую детей и друзей и “подбивающую” их участвовать в разных играх.

Не могу сказать, что я бесстрашная. Часто сомневаюсь, что свойственно мыслящему человеку, но, думаю, что люди воспринимают меня как смелого, решительного человека. Я такой себя не считаю, особенно когда Бог поднимает меня на новые высоты, как это происходит сейчас. Вера, общение с Богом придают мне смелость, и я иду на риск, побеждаю себя и осуществляю самые смелые проекты. Моя цель на самом деле проста – слушаться того, к чему меня призывает Бог, отвечать на нужды, которые Он мне показывает. Все, что я делаю, является, в начале тем, о чем я сначала говорю с Богом.

Поведайте о своем детстве, семье и людях, которые повлияли на Вас больше всего в детском и подростковом возрасте.

Я родилась в христианской семье. Мой отец – пастор церкви в небольшой деревушке на Украине, в Одесской области. Я – первый ребенок из четырех в нашей семье. Меня всегда интересовали серьезные, умные и добрые люди, которые приезжали в гости к родителям. Я всегда с большим интересом слушала их. Помню, когда к нам в гости приехал из Молдавии старший пресвитер Карл Седлецкий. Мне было тогда 7 лет, наверное. Он меня расспрашивал о том, как идут дела в школе и делился своими мыслями о том, что вера – не помеха, а, наоборот, – привилегия для интеллектуального развития и хорошей учебы.

Как сейчас, помню его рассказ об ответе сотрудникам КГБ на упрек в том, что он не дал стране ничего. Помню, что он говорил о своих хорошо воспитанных детях как о подарке стране, и о том, что его дочь была лучшей ученицей в школе. Я думаю, Бог с детства позаботился о том,  чтобы моя вера  росла, несмотря на то, что я была единственным ребенком из верующей семьи в нашей школе, что для меня было непросто. На мне постоянно выжигали ужасное клеймо «сектантка». Согласитесь, для ребенка это было довольно сложно.

В школе я училась хорошо, но из-за того, что я не была, “как все”, ребенком верующих родителей, учителя-коммунисты мне занижали оценки. Помню, к нам в класс приходили «с целью профилактики» разные преподаватели, а также руководитель кружка «Юный атеист». Со мной проводили “душещипательные беседы”, настраивали других учеников против меня, говоря, что я иду против Ленина и против партии. И это все – в третьем классе. 10-летнему ребенку не так-то и просто было справляться с таким давлением. Спасибо маме, что она иногда ставила моих “гонителей” на место.

В общем, подобный опыт и формировал меня и мою веру. К сожалению, я, ребенок, не раз была свидетелем нездорового общения в христианских кругах. Небольшая церквушка провинциального городка, куда наша семья переехала, была очень разрозненной. Почему-то считалось, что я не понимаю, что происходит, когда взрослые люди, скажем, громко рассуждали о грехах друг друга. Будучи смышленой, анализируя все это, я довольно рано поняла, что вера для многих – просто ритуал, состоящий из похода в церковь, и решила, что это – не мой путь. Моя душа всегда тянулась к Богу, к настоящему, живому, личному общению с Ним. Это формировало меня тоже.

Самым лучшим “наставником” для меня были старые христианские гимны, на которых держалась и росла моя вера. Несмотря на то, что я люблю современное христианское музыкальное творчество, в сложные моменты жизни я все еще напеваю известные гимны, такие, как: «Ближе, Господь, к Тебе», «В минуту жизни трудную» и «Что вину мне может смыть?». Христианские радиопередачи, которые я внимательно слушала, а также аудиопостановки и богатая для времен коммунизма коллекция христианских книг, особенно книг с рассказами из папиной библиотеки, были моим лучшим учителем. Это было время коммунизма, когда здорового учения в церкви было немного. Больше акцент был на стремлении удержать форму, чем сущность веры. Меня же всегда влекло познание и понимание сути вещей.

По окончании школы, во время перестройки, я уехала учиться в первый библейский институт Восточной Европы – в Орадию (Румыния), где и получили серьезную закалку моя вера и мой интеллект. Как сейчас, помню проповеди д-ра Иосифа Цона, основателя института, о практической христианской жизни. Его яркие примеры все еще живы в моей душе и я часто их использую в разговорах о вере.

Как Вы пришли к вере? Что христианская вера значит для Вас? Это публичное дело, или все же глубоко личное?

Мои первые отношения с Богом датируются ранним детством, когда я общалась с Ним в простоте, что стараюсь сохранять и сейчас. Конечно, впервые я услышала о Нем в семье и в церкви. Я всегда любила песни о Боге, которые наполнены смыслом. Помню, в семье очень дорожили песней, которую я напевала, наверное, с годовалого возраста: «Еще недолго, да, совсем недолго, и я узрю Того, Кого люблю». Почему я пела именно эту песню, трудно сказать.

С детства меня тянуло на серьезные размышления. Будучи чувственной натурой, я искала Бога посредством искусства. Меня  интересовали христианские радио-рассказы, биографические книги, которые захватывали дух, картинки со старинными изображениями из папиных христианских энциклопедий, которые, как мне казалось, передавали истинное положение вещей из библейских историй. Меня всегда влекло к тому, чтобы понять как всё было на самом деле. В то же время, я хотела знать, понимать Бога. Я не могла принимать учение только потому, что об этом говорилось в церкви, что так принято. Мне хотелось объяснений, а их, зачастую, некому было дать. Моя любознательность не всем нравилась, и у меня иногда были проблемы.

Впервые я услышала о личных отношениях с Богом, когда мне было 15 лет, на праздновании в Кишиневе 1000-летия крещения Руси, хотя отношения с Ним у меня уже были. Я просто не знала этой “модной фразы”. На одной из встреч я и обратилась к Богу с желанием посвятить Ему всю жизнь, больше под влиянием окружающих. Впервые я пришла к настоящему раскаянию перед Богом, когда мне было 17 лет. Это произошло после прочтения книги «Пробуждение начинается с меня»  Людмилы Плетт, в которой рассказывалось о несостоятельности служения из-за нераскаянного сердца от так называемых «мелких» грехов: гордости, непрощения и т.д. С тех пор, я думаю, и начался процесс моего внутреннего обновления. Для меня вера – это доверие Богу. Оно не дается легко. Уж слишком много понятий у нас, своих взглядов на жизнь. Есть у нас естественное желание делать все по-своему. Но, путешествуя по жизни с Богом,  мы получаем заветные уроки веры. Он нас учит доверию, и спасибо Ему за то, что Он нам доверяет. Мы учимся доверять Ему через факт Его доверия нам. Да, это глубоко личное дело.

Вы живете в Молдавии. Что значит быть протестантом в стране, где около 90 процентов населения считает себя Православным?

По моему мнению, статистика ни о чем не говорит. Вера – дело индивидуальное. Думаю реальная цифра вдвое меньше. Настоящих верующих мало. Об этом говорят и некоторые Православные лидеры, с которыми приходится беседовать. Я не люблю делить людей по конфессиональному признаку. Считаю, что важнее быть христианином, учеником Иисуса, чем протестантом. А это накладывает серьезную ответственность за то, кто мы есть и что мы делаем из любви к людям. Для меня – это постоянная  мотивация к серьезному личностному росту. Приходится больше прощать, больше любить, но требуется и больше смелости, чтобы говорить, что думаешь, и поступать в соответствии с убеждениями, ставить на место “любителей” слова «секта», а также признавать ошибки. Это значит не быть, как все. Иногда это сложно, но, скажу Вам, интересно.

Как Ваша вера влияет на понимание вопросов нравственности и определяет Вашу позицию по таким вопросам, как суицид, аборты или, скажем однополые браки? В Молдавии в последнее время особенно много шума вокруг вопроса толерантности к сексуальным меньшинствам.

Моя вера не влияет на понимание любых вопросов, она формирует мое мировоззрение. Я все еще учусь искать Бога в том или ином вопросе, пытаясь иметь собственную аргументированную точку зрения, основанную на любви. Общество меняется, и нам нужно постоянно учиться гибкости, соблюдая верность Богу.

О суициде могу сказать, что Бог подарил нам жизнь. Он любит жизнь. К сожалению, ее сложности давят на людей так, что они не видят ее красоты. Наша задача, как христиан, – помочь людям посмотреть на мир другими глазами – глазами Бога, увидеть другие “краски” нашего мира. Эта тема в последнее время меня особенно волнует. В 2012 году в Молдавии прошла акция «Ты не один!», направленная на предотвращение самоубийств среди подростков, к началу которой Бог побудил меня.

С точки зрения христианской веры, могу сказать, что проблема абортов или взгляд на сексуальные меньшинства – очень деликатные вопросы. Прежде, чем что-то говорить об этом, скажу, что я не делю грехи на большие и малые. Я приверженец принципа «Не навреди!», поэтому вряд ли я буду стоять с транспарантами, скандируя лозунги против каких-то движений. Но я и не соглашусь с фанатичной неразборчивостью тех, кто любой ценой пропагандирует право выбора, вырванное из контекста, выступая в поддержку абортов.

Не соглашусь и с методами протестов, парадов и подделывания фактов гей-активистами. Мне нравится вести разговор на эти темы в другом свете: избегания крайностей и шума там, где разговор должен касаться тонких струн души. Не тот подход выбирают активисты и, зачастую, и христиане, протестующие против гомосексуализма. Мы забываем, что Божья благость – единственный контекст, в котором человек по-настоящему кается, но, несмотря на это, вещи нужно называть своими именами. Вопрос лишь в том, как мы это делаем. Не считаю, что христианам нужно действовать теми же методами, какие применяются в окружающем их мире.

Как полученное образование повлияло на Вашу нынешнюю деятельность? Как Вы думаете, какую роль играет образование в жизни молодых людей в Молдавии сегодня? необходимо ли оно вообще, учитывая, что молодежи трудно найти место работы?

Мое первое (богословское) образование помогло мне сформироваться как личности. Дальше были две магистратуры: в области психологии и менеджмента, а также год, проведенный в США в рамках государственной программы подготовки лидеров им. Хьюберта Хампфри, чем я очень горжусь. Это был год серьезной закалки моих ценностей и характера в подготовке к лидерству в современном обществе.

Не могу сказать, что довольна уровнем образования на постсоветском пространстве. Хотя, с изменениями, которые происходят в обществе и доступом к информации, многое меняется и изменится в будущем. К сожалению, наше образование еще далеко от принципа, которому следуют американские университеты: самый главный источник знаний – мозг самих студентов. Слишком многое пока вертится вокруг фигуры преподавателя, а это мешает формированию у студентов своего мнения. Все же радостно слышать, что молодые преподаватели все чаще предпочитают интерактивность (interaction) монологу в аудиториях.

Насчет того, нужно ли учиться, конечно, нужно! Но следует именно учиться, а не жить на “мамину зарплату”, которую ты высылает из-за границы, давая с лихвой взятки за прогулы и растрачивая молодые года на “тусовки”. К сожалению, это пока тоже в моде. Молодежи нужно жить, серьезно развивая интеллектуальные способности, чувство ответственности и формируя свое мировоззрение. Пока что академическое окружение – лучшее, что есть в обществе, со всеми плюсами и минусами, поэтому учиться, несомненно, нужно.

Вы провели год в США. Чему он вас научил? Какое впечатление Вы составили об Америке?

Америка – интересная страна. Культура уважения и межличностного общения явно потрясает после нашей постсоветской нетактичности. В Америке легче жить, на первый взгляд, но для этого нужно понять как она функционирует. И для этого нужно время. Лично мне было мало одного года, чтобы понять, хочу ли я там жить, или нет. Но, что точно, так это что я многому там научилась. Во-первых, я научилась уважать себя и других, а также тому, что у каждого человека есть право высказывать свое мнение. Также я много усвоила в профессиональном плане. Особенно мне понравился американский подход к участию в жизни общества. Это я продвигаю и в Молдавии сейчас.

Но на Америку не стоит смотреть сквозь розовые очки. Не все там так просто и красиво. Есть многое, что в Америке не так. Зацикленность на материализме является огромным минусом, который вредит отношениям. Или, к примеру, наличие свободы без обязательств. Хотя, посудите сами, где этого нет? Люди одинаковы везде.

После пребывания в Америке Вы наверняка можете посмотреть на ситуацию в Молдавии свежим взглядом. Изменилось ли что-то за год? Как насчет жизни церквей? Можно ли сказать, что присутствует количественный и качественный рост? Как Вы охарактеризуете положение евангельского христианства в Молдавии?

Молдавия сейчас развивается достаточно динамично. Есть много чего интересного и нового. Нацеленность на евроинтеграцию положительно сказывается на настрое многих. Также могу сказать, что атмосфера в стране меняется, в том числе благодаря тому, что люди путешествуют. Меняется мышление, хотя не сказала бы, что настолько быстро как мне этого хотелось бы. Существуют старые, трудноразрешимые проблемы: коррупция, нетерпимость к чужому мнению, склонность к фанатизму, отсутствие видения, целенаправленности. Во вновь образованных евангельских церквях тоже есть изменения: больше открытости к изменению формы, к культурным изменениям в обществе. Хотелось бы, чтобы этого было больше, особенно лидеров в разных сферах жизни общества. Нам нужны лидеры, способные брать на себя ответственность за состояние дел в стране. В духовной сфере также.

Как Вы думаете, почему евангельские церкви в Молдавии настолько обособлены от жизни общества? Почему нет проповедей и бесед на острые социальные темы?

Виной тому старые устои, сохранившиеся со времен коммунизма, нежелание рисковать, экспериментировать. Я думаю, не хватает целенаправленности. Люди привыкли к сложившейся системе. Христиане, порой, рассуждают: “Кому нужны «лишние» грешники? Нам и так «хорошо»”. Но я все же рада тому, что появляются смелые проекты, направленные на служение обществу, риск. Это радует.

Вы вернулись в Кишинев. Какие у Вас планы? Знаю, что Вы хотите помогать детям, особенно заниматься вопросами предотвращения самоубийств среди подростков. Насколько острой является эта проблема? Что уже сделано и что еще можно сделать в этом направлении?

Мы (это более 200 добровольцев по всей стране) только начали работу в этом плане. Впервые в Молдавии я начала работу над организацией мероприятий, направленных на развитие программы по предотвращению суицида среди подростков в связи с Международным днем борьбы с суицидом (10 сентября). Мы провели большую акцию в центре города Кишинева, которая привлекла внимание общественности, СМИ. Задача стояла в том, чтобы устроить праздник жизни для жителей Кишинева. Думаю, у нас получилось. Но это только начало. Мы начали работать над идеей создания сайта по предотвращению суицида, хотим открыть “горячую линию” для людей, попавших в сложные обстоятельства, а также кабинет консультирования и выездные бригады, которые могли бы оперативно работать в поселках. Но пока это только планы. Мы работаем над ними, ищем партнеров, которые заинтересовались бы проблемой и сотрудничали с нами.

Я думаю, что проблема актуальна на всем постсоветском пространстве. Думаю, всем нам стоит объединиться. Очень важно христианам начать сотрудничать в деле спасения людей, которые потеряли смысл жизни. А в Молдавии проблема стоит достаточно остро. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Молдавия находится на 20 месте в мире по количеству суицидов. В 2011 году, более 700 жителей страны покончило жизнь самоубийством. Это слишком много для небольшой страны. За первые шесть месяцев 2012 года количество подростков, покончивших жизнь самоубийством, сравнялось со статистикой по суицидам за весь 2011 год.

Насколько общество и церкви в Молдавии открыты к обсуждению социальных проблем?

Как таковое, обсуждение происходит на минимальном уровне. Больше внимания уделяется проблеме бедности, работе с детьми и сиротами, поддержке и реабилитации жертв насилия и сексуального рабства (human trafficking). Есть и интересные программы для молодежи. К сожалению, пока что мыслящим христианам не хватает “площадки”, на которой могло бы происходить обсуждение таких вопросов. Спасибо, что Ваше издание обращает внимание именно на подобные вопросы, возникающие на постсоветском пространстве. Кстати, Вашим вопросом Вы дали мне пищу для размышления. Думаю, попробуем что-то сделать в этой сфере.

Получается ли у Вас сотрудничать с другими неправительственными организациями в стране? Как насчет сотрудничества с христианскими организациями? Получается ли работать с ними?

К вопросу о сотрудничестве я подхожу достаточно просто, но, вместе с тем, трезво. Для меня важны этика ведения дел и профессионализм. Иногда приходится сложно из-за низкого уровня культуры партнерства в обществе, но я доверяю Божьему плану для моей жизни, в том числе в области ведения дел и партнерства. Есть краткосрочные успешные проекты со светскими и христианскими организациями (хотя я из не делю их по этому критерию, а по вышесказанным), а также и с правительством, с местными органами управления. Иногда приходится говорить и «спасибо, хватит».

Если говорить о таком вопросе, как “дело всей Вашей жизни”, чего бы Вам хотелось достичь? Когда Вы смогли бы остановиться и с чувством удовлетворения сказать: “Я сделала все, что смогла?”

Послужить как можно большему количеству людей, в особенности тем, кто потерял или все еще ищет смысл жизни и пытается обрести свою ценность как личности. Я хочу быть “пером в руках Бога, пишущим письмо любви людям”, как говорила Мать Тереза. Меня интересуют проекты, направленные на предотвращение самоубийств, программы помощи людям, попавшим в беду. Я провожу психологические консультации. Я также люблю преподавать, провожу тренинги по личностному росту, организационному развитию. Очень хочу, чтобы у детей Молдавии было настоящее, здоровое детство и надежда на будущее в стране. Хочу делать все, что смогу, для этого. Это довольно амбициозные цели, но это мое призвание. Бог много раз сверхъестественным образом проявлял Свою силу в моей жизни именно в делах, которые я веду. Хотелось бы, чтобы мое сердце всегда было послушно Ему, так как “все мои источники – в Нем”. Без Него всё теряет смысл. Думаю, жизнь с Богом и пребывание в Его присутствии и есть дело моей жизни.

Фото: Любовь Чебан | Facebook

* * * * * * * * * *

Портал “Христианский мегаполис” предоставляет место для обсуждения и выражения различных позиций и точек зрения на жизнь христиан, церкви, государства и общества. Редакция сотрудничает с широким кругом авторов, принадлежащих к евангельскому крылу христианства, и поощряет сотрудничество между христианами, следуя словам Иисуса Христа: “Да будут все едино”. (Иоан.17гл.) Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения.

При цитировании материалов портала “Христианский мегаполис” в электронных СМИ, гипер-ссылка на издание обязательна. При полной перепечатке текста статей, необходимо письменное разрешение редколлегии. Контактный адрес: christianmegapolis@gmail.com

 

Любовь Чебан

Руководитель неправительственной организации WIN Moldova. Обучалась в Evans School of Public Affairs, University of Washington (Seattle, США).

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.