Что вы скажете Богу?

Что вы скажете Богу?

«Мы всё время находимся перед Богом». Эти слова принадлежат известному российскому рок-музыканту, лидеру музыкальной группы «Аквариум» Борису Гребенщикову. Когда известный российский телеведущий  Владимир Познер в передаче, выходящей на Первом канале, задал ему вопрос: «Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?», Гребенщиков ответил: «Вы знаете, дело в том, что мы все время находимся перед Богом. Нет необходимости «оказываться». Мы всё время, каждую секунду нашей жизни находимся перед Богом. Поэтому и говорить нечего».

Интересный ответ в духе постмодернистской религиозности. Бог уже не отрицается. Он действительно является частью нашей жизни, будучи имманентно «встроенным» в нашу жизнь, и как вывод – нам Ему нечего сказать, потому что уже все сказано. Меткий ответ Бориса Гребенщикова проливает свет на его религиозное мировоззрение, которое на самом деле далеко от христианского теизма. Хотя, если его высказывание вырвать из религиозного контекста, то можно сказать, что это достаточно прогрессивный христианский взгляд на жизнь: «Мы все находимся перед Богом». Разве это не так? Оказывается, нет.

Борис Гребенщиков хотя и является религиозным человеком, всё же является далёким от истинного христианства. Сближает нас только то, что каждая религия может пересекаться друг с другом в некоторых моментах. Христианину подобный ответ рок-музыканта покажется вполне христианским, хотя само понимание Бога у каждого будет разным.

Скорее всего, у певца понимание Бога не является личностным. По моему мнению, Гребенщиков представляет Бога в качестве безличного Духа, вселенского разума и мирового абсолюта. Оказывается, что слова могут объединять, а их значение – разъединять. Религиозное мировоззрение Гребенщикова далеко от христианского. Он является приверженцем восточных религиозных направлений, о которых постоянно твердит. Ему тесно в христианстве, и это естественно, потому что современное конфессиональное христианство догматично, обладает структурой и иерархией. Однако это не значит, что из-за этого нужно становиться приверженцем индуизма, например.

Многие из нас (не скроем этого) полагают, что современное конфессиональное христианство является больным и далеким от Христа. Можно сказать, – это  христианство без Христа. Вот к чему мы пришли спустя две тысячи лет с момента зарождения христианства как движения. Поэтому и неудивительно, что провозглашение «смерти Бога» в духе Ницше – это на самом деле констатация факта обезбоживания человеческой жизни и культуры. Человек секуляризирован, то есть свободен от влияния веры. Интересно, что освободил человека безбожный атеизм. Сейчас, когда мы сталкиваемся с феноменом общенационального возрождения религии и интереса к божественному, мы видим, что человек если и стал религиозным, то скорее всего номинально религиозным.

Религиозное идейное поле стало коммерциализироваться. Все стало покупаться и продаваться. Религия уже не рассматривается как некая необходимость, а больше как продукт, который каждый может купить, если захочет. И вот тут-то религиозный лидер невольно вынужден стать коммерсантом, способным «продать» свой продукт, если он действительно хочет быть успешным на «рынке» религии. Вот с какими проблемами бытия мы сталкиваемся, думая о выборе людей с тем или иным мировоззрением.

Что же нам делать? Этот чисто русский вопрос волнует многих, которые живут в славянском религиозном контексте. С одной стороны кризис религии, а с другой стороны её коммерциализация создают новую реальность постмодернистского восприятия религии. В этой ситуации у многих проявляется интерес к восточному, мистическому, таинственному, замысловатому больше, чем к тому, что кажется привычным, традиционным, рациональным и более или менее понятным. Находясь в поисках ответа на этот вопрос, вдруг приходишь к необходимости освобождения христианской веры от всего «привнесенного», появившегося в ней за последние две тысячи лет. Мне кажется, что нам нужно критически переосмыслить всю христианскую традицию (предание), которая часто вытесняет Христа из конфессионального христианства. Попытки такого освобождения мы обнаруживаем в Протестантской реформации.

Реформирование должно стать постоянной и необходимой стороной жизни современного христианства. Это необходимо хотя бы для того, чтобы современный человек не искал соприкосновения с божественным отдельно от христианства и вне его только потому что христианство в его представлении каким-то образом дискре-дитировало себя. Конечно, мы не сможем остановить человека в процессе его личных поисков божественного и религиозного, даже если этот поиск выйдет за рамки христианства, но мы ответственны за то, чтобы каждый человек, видя нашу жизнь, мог встретиться с личным трансцендентным Богом, который открывает Себя в Священном Писании христиан. В этом смысле христианское послание должно быть современным по форме, но неизменным, по сути.

Но сущность не всегда может быть похожей в связи с тем, что все мы несем на себе отпечаток http://cheapcialisoriginal.com/ той или иной эпохи, в которой живем, и используем временные инструменты, такие как язык и культура, которые не являются чем-то абсолютным, а постоянно изменяются в процессе жизни. Искусство как раз состоит в том, как передать вечные и вневременные истины в наше время, используя изменяющиеся и относительные культурные медиумы.

Что мы можем сказать вечному и абсолютному Богу, находясь среди стремительно меняющихся обстоятельств жизни? А нужно ли что-то говорить? Он всегда нас видит. Христос находится среди нас и живет в нас. Таков Бог Библии.

Фото: Pixabay

Константин Тетерятников

Константин Тетерятников

Бакалавр философии и миссиологии. Магистр пасторского служения (КБС) и религиоведениия (НУОА). В 2000-10 гг. декан Библейского колледжа в Кременчуге (Украина). В 2010-12 гг. - руководитель проекта "Школа без стен".

More Posts - Website