Христианский ВУЗ в сухом остатке: размышление о проверке ценности образовательного учреждения

Христианский ВУЗ в сухом остатке: размышление о проверке ценности образовательного учреждения

Такая категория как «ценность» означает важность, значимость, стоимость или полезность чего-либо. Ее можно интерпретировать по-разному: искать философский смысл, подыскивать библейские тексты или измерять психологическими тестами. Но фундаментальная истина остается неизменной: все имеет свою ценность (или цену, если кто привык все измерять рыночными понятиями).

Если же говорить о христианском образовании – духовном в самом широком или богословском/практическом – в более узком смысле, – то окажется, что его осмысление и «оценивание» тоже можно повернуть по-разному, так сказать – в разные стороны. Можно пафосно утверждать, как это делают официальные документы и веб-сайты ВУЗов, об учебном заведении как важнейшем центре жизни, служения и реализации различных проектов. А можно провести социологическое исследование и задаться вопросом, кто именно и как именно «оценивает» деятельность той или иной школы, как делали в свое время ЕААА или Mission Eurasia совместно с Josiah Venture и Dialogues in Action. Опять-таки фундаментом любой аналитики будет простая истина: христианское учебное заведение также имеет некую ценность, и его существование и деятельность должны что-то, да значить.

Вопрос только в том, как понять, оценить или проверить эту самую ценность? По каким критериям и с помощью какого способа? В чем на самом деле ценность и очевидный смысл существования христианских ВУЗов? Мне кажется, что это можно сделать с помощью прагматического подхода, умноженного на «воображенческий» и немного «катастрофический» ход мысли. Что я имею в виду? Ничего особенного или страшного. Просто хочу ответить на поставленный вопрос максимально просто и честно.

Прагматический подход

На мой взгляд, на этот вопрос можно ответить достаточно просто, кратко и без пафоса. Конечно, такой вариант ответа будет редукционистским – он ведь не учтет массу нюансов и аспектов… И все же, почему бы не попробовать? Если постараться задвинуть на задний план все высокопарные тезисы о реализации “Великого поручения” Христа, интеллектуально-духовной помощи церкви или мечты о том, чтобы быть современным международным центром бурлящей событиями жизни новых поколений христиан, то что тогда?

А тогда нам останется взять на вооружение критерий прагматической философии и посмотреть, что будет в “сухом остатке”. Причем, он не так уж и плох! И формулируется он следующим образом: “Рассмотрим, какие могущие иметь практические последствия эффекты несет с собой наша концепция объекта. Тогда наша концепция данных эффектов и составляет нашу концепцию объекта” (Чарльз Пирс) [1]. То есть, говоря проще, смысл и ценность чего-либо заключаются в том, какого рода “продукт”, “выхлоп” и (бес)полезный результат это что-то производит. Христос в Свое время сформулировал это еще проще: “Итак, по плодам их дел вы узнаете их” (Мф.7:20, перевод РБО 2011 года).

Соответственно, здоровый философский прагматизм обращает внимание на то, что анализ какого-либо феномена следует начинать не с всеобъемлющих теорий, а с конкретных фактов, эффектов и проблем. Необходимо задумываться о практических последствиях и реальном результате того или иного действия, мероприятия, предмета или же (в узком смысле) человека.

Здесь речь не идет о популярном собрате этого прагматизма – дешевом убеждении в том, что главное – результат, а для его достижения, дескать, все средства хороши. Нет. Скорее, я имею в виду основополагающий тезис более “умной” версии прагматизма, которая утверждает, что любая мысль или концепция ведет к ее воплощению и отражению в практике [2]. И, следовательно, любое практическое воплощение какой-либо идеи также ведет к определенным практическим последствиям. Поэтому анализировать идеи нужно, лишь учитывая их реальную ценность и (не)хорошесть последствий ее применения.

Если обратить такой вот любопытный прагматический принцип на сферу христианского образования и конкретно на любой ВУЗ, то получится, что взглянуть на смысл и ценность христианского ВУЗа максимально честно и точно можно. Нужно только лишь оценить результаты, которые он дает на выходе – “outcomes”, как говорят прагматичные американцы. Правда, сделать объективную и сверточную оценку школ нельзя без детального количественного и качественного исследования – пока еще не успели мы, работники христианского образования, его сделать. Да и денег на это пока еще никто не давал. Но кое-что все же сделать можно…

Игра в гипотезу

Можно поиграть и повоображать. А ведь воображение – это явно дар Божий и уникальная способность человека, которая имеет колоссальную роль в формировании личности, поведении, устройстве жизни и даже богословии [3]. Так что его можно использовать как подходящий для нашего случая “тренажер” или диковинное “устройство”, которое поможет определить реальную, продиктованную результатами ценность любого христианского ВУЗа.

Правда, вынужден признать, что задумался о воображаемом эксперименте со смыслом богословских школ и о ценности наших духовно-образовательных учреждений не от хорошей жизни. Мой интерес продиктован (1) опытом работы и наблюдениями за рядом школ, которые живут, развиваются, борются за выживание и пытаются “изобрести” смысл своего существования и убедить в нем себя и окружающих, хотя удается это не всем и не всегда.

Другой причиной (2) является искреннее сожаление и боль за по разным причинам “ушедшие в небытие” школы и особенно за мой родной Донецкий христианский университет (ДХУ). Там я – как и многие другие мои друзья, однокашники и коллеги – учился, жил, трудился, но теперь кампус этого ВУЗа занят боевиками т.н. Донецкой Народной республики. То есть, сам ДХУ как учебное заведение, к сожалению, умер. Вернее, его убили…

Во свете таких вот фактов и эмоций невольно задаешься вопросом: а что осталось или останется от того или иного заведения? Каков практический эффект и непреходящая ценность того, что оно было или есть? Если на секундочку представить, что данная школа прекратила свое существование, то что останется после нее?

Именно поэтому мне и пришел в голову интеллектуальный эксперимент, а заодно и критерий проверки эффективности и ценности ВУЗа. Эксперимент заключается в представлении воображаемой смерти школы, а критерий – в наличии остающихся даже после этой “смерти” позитивных практических эффектов. Если выразить это в виде утверждения, то суть такова: ценность ВУЗа определяется наличием ряда положительных результатов его деятельности, которые имеют и будут иметь продолжительный эффект даже в случае его гипотетического исчезновения. Осталось понять – в рамках все того же эксперимента – последнюю деталь: какие именно результаты служения того или иного христианского ВУЗа могут иметь положительный эффект?

Сухой остаток

Итак, взяв на вооружение наше воображение и представленную гипотезу, нам нужно предположить, что наш (пусть гипотетический) христианский колледж (семинария или университет) вдруг перестает функционировать. Нет больше ректора, рассыпался бюджет, отзвучали лекции, разбежались преподаватели, разъехались студенты, исчезли бумажки-приказы, опустели учебные корпуса…

Теперь нам нужно попытаться представить более светлую и конструктивную вещь: пусть всего этого больше нет, но нечто осталось и оно по-прежнему существует, звучит, действует и приносит пользу. Чем бы это нечто – как мощные и долгоиграющие положительный(ые) результат(ы) жизнедеятельности школы – могло быть? Причем это “нечто” должно соответствовать самой сути, этосу данного учебного заведения – христианского, духовного, академического.

Таких положительных результатов может быть на мой взгляд всего три:

(1) выпускники как активные и работающие профессионалы-служители церкви или профессионалы-работники пара- или нецерковных организаций, которые были сформированы опытом обучения в данной школе;

(2) (бывшие) сотрудники как опытные и вместе с тем укорененные в христианской вере лидеры и профессионалы в образовательной и научной сферах деятельности – педагоги, интеллектуалы, администраторы, – которые во многом развили свой потенциал и приобрели свои навыки в процессе трудовой деятельности в данной школе;

(3) явный качественный, верифицируемый и фактически измеряемый вклад в развитие духовности и интеллектуальной составляющий христианской общины, к которой так или иначе относится ВУЗ. Это могут быть опубликованные книги, изданные журналы, публично представленные и сохраненные в каком-либо виде наработки или полезная информация, организованные на благо церкви и общества проекты, факты участия студентов и сотрудников данной школы в каких-либо важных мероприятиях социального, культурного или духовно-практического характера.

Это все, что остается в сухом остатке: люди-профессионалы (двух видов) и вклад (двух видов) в жизнь христианского сообщества и окружающего ВУЗ общества. Именно реальные люди и реальные осязаемые продукты – таковы непреходящие результаты деятельности любого учебного заведения. Но в случае христианского образовательного центра это конкретизируется в виде вполне конкретных “видов” людей и вещей: люди – это церковные и около-церковные служители и христиане-профессионалы интеллектуально-социального труда; вещи – это опубликованные работы и проделанный труд. Больше ничего.

Стены не создают ВУЗ. Обстоятельства его не убивают. Он живет в людях и идеях. Потому что именно люди – это те, кто учит, и те, кто учатся. А это и есть смысл любого образования. Эти люди постигают, продуцируют, передают и применяют идеи и ценности в виде конкретных их воплощений – то ли в печатном или электронном, то ли в материальном и практическом виде. Но эти идеи и ценности превращаются во вклад, который через восприятие его другими людьми способствует дальнейшему перевоплощению и новой творческой реализации тех самых идей и ценностей. Так запускается круг “образовательного добра”: от людей через их идейно-ценностный вклад – к людям. И именно так христианское заведение остается в сердцах и умах своих людей, и эти сердца и умы оставляют – научный, духовный, просто личностный – след в жизни других.

Выводы по “остаткам”

В любом случае, хоть гипотетический, хоть вполне реальный христианский ВУЗ имеет свою ценность. По крайней мере, должен иметь. И на мой взгляд проверяется она качеством и количеством итогового продукта. А самым ценным “выходом” и плодом любого такого учебного заведения будут люди с ценностями, убеждениями, идеями и опытом, которые подарило им время учебы или работы в этой школе, и зафиксированные в виде конкретных действий или публикаций достижения духовного и интеллектуального труда.

Если выпускники школы действительно посвящены, эффективны и компетентны в своей работе и служении – плюс, с благодарностью вспоминают годы формирования в стенах семинарии или колледжа – то честь и хвала их формирователям-образователям! Если сотрудники и профессура школы стали настоящими “профи” с отличными навыками, высокими результатами работы, творческими достижениями – плюс, с радостью говорят о профессиональном и духовном росте, который они испытали, работая в данной школе, – то честь и хвала всей команде такого ВУЗа! Если деятельность школы выражается в качественных исследованиях, опубликованных работах и интеллектуальной и духовно-просветительской деятельности, а также в социально активной позиции ее “людей”, посвященном служении, участии в реальных социальных, церковных и парацерковных проектах и здоровом “христианском активизме” во всех смыслах, то честь и хвала такому ВУЗу!

Итог прост: ценность христианского ВУЗа определеляется наличием реальных положительных результатов его деятельности, которые имеют и будут иметь продолжительный качественный духовный и интеллектуальный эффект даже в случае его гипотетического исчезновения. А результаты – это всегда люди веры и мысли, а также сами высказанные мысли и воплощенная вера.

Примечания

[1] Цитируется в А.Ширин, «Русская религиозная мысль и американский прагматизм: противоречие или взаимодополнение?» Страницы: богословие, культура, образование 17:3 (2013), стр. 391.

[2] См. С.В.Никоненко, Современная западная философия: Учебное пособие (С.-Пб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2007), стр. 269 и далее.

[3] См. работы и ценные мысли К.С.Льюиса, Дж.Р.Р.Толкина, У.Брюгеманна и Р.Хейза.

Фото: Pixabay.

Материал опубликован с разрешения автора.

© 2016. Все права сохранены. Р.Ткаченко и “Христианский мегаполис”. 

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Ростислав Ткаченко

Ростислав Ткаченко

Преподаватель богословия, публицист. Докторант теологии в Евангелическом богословском университете (ETF - Бельгия).

More Posts - Website