Христианский Бог есть Троица (статья 5)

Христианский Бог есть Троица (статья 5)

От редакции: Предлагаем Вашему вниманию серию статей, написанных специально для “Христианского мегаполиса” д-ром Владимиром Харламовым, преподавателем Drew University (США).

Читать другие материалы В.Харламова

Троица—сугубо христианский термин выражающий тот факт, что единый Бог существует в трех Ипостасях. Как христиане, мы верим в одного Бога, который обладает триединством, где одно неделимое божество (или божественная сущность) существует и понимается в трех вечных и не смешиваемых Лицах. Мы знаем нашего Бога как Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого.

К пониманию Троицы можно придти двумя путями – (1) от осознания единства придти к тройственности или (2) от троичности – к единству.

Вначале поговорим о тройственности. Английский богослов Дж. Престиж [George L. Prestige] приводит интересную аналогию, которую я здесь перефразирую [1] и которая помогает понять, как от утверждения тройственности мы можем прийти к единству божественного существа. Если мы посмотрим, например, на собор Василия Блаженного на Красной Площади в Москве, то мы можем сказать, что она отличается по своему дизайну от Успенского собора находящегося за кремлевской стеной, или храма Христа Спасителя. Три церкви значительно отличаются друг от друга и, описывая каждую из них, мы легко понимаем в чем состоят их отличия. Это помогает нам опознать все три церковных здания при посещении столицы России. Но само по себе это не помогает нам понять, в чем состоит назначение этих зданий. Когда нам объясняют, что основная причина, ради чего церкви строятся, – чтобы люди могли там собираться и проводить богослужения, мы понимаем, что несмотря на их архитектурные отличия, все три здания имеют одно назначение.

Таким образом, в первом случае, сопоставляя различия архитектурных решений вышеупомянутых церквей, мы весьма конкретно определяем, в чем их внешние различия и каким образом мы можем их легко узнать, когда увидим. Мы рассматриваем эти церкви как объективные, реально существующие предметы. Во втором случае мы рассматриваем назначение и внутренний замысел, ради которого эти здания построены, т.е. вникаем в их сущность. Отсюда, когда христианское богословие выражает равенство божественных Ипостасей, оно использует термин «сущность» указывая на то, что каждое Лицо Троицы имеет одну божественную сущность.

В то же время, рассуждая об Отце, Сыне и Святом Духе, христианское богословие не смешивает их, а рассматривает их как отдельные объективные реальности, которые находятся во взаимоотношении друг с другом, где каждая Ипостась открывает самостоятельное выражение божественного бытия, в то время, как их сущность является идентичной во все трех Ипостасях. Будем ли мы отдельно рассматривать Отца или Сына, или Святого Духа, – в любом случае мы придем к пониманию того, кем является Сам Бог. Понимание Бога в христианстве открывает ту же истину, независимо от того, рассуждаем ли мы об Боге Отце, Боге Сыне или Боге Святом Духе.

Христианство всегда отрицало, что оно верит в трех богов, и в то же время так же категорично утверждало, что Бог триедин, но что при этом Его тройственность не исключала Его уникального единства и единичности.

Теперь посмотрим, как от утверждения божественного единства мы можем прийти к пониманию божественной тройственности. По своему определению Бог – Личность, обладающая бесконечными свойствами и абсолютным совершенством, – не может быть мыслим только как единичный. Единство Бога исключительно единично, как по своему количественному признаку, так и по своему качественному признаку. В своем численном единстве, Бог обладает и абсолютным внутренним единством: Бог – единство и тождество всех Его свойств. Нет другого существа, которое «лучше» или «совершеннее» Бога. Если оно есть, то это существо будет Богом. Этот подход прекрасно выражен апологетически в онтологическом доказательстве существования Бога у Ансельма Кентерберийского [2].  В этом и заключается основной смысл монотеизма—не может быть больше, чем одно совершенное существо. В противоположном случае, мы просто опустимся на уровень языческого многобожия.

Но даже в языческом политеизме, при наличии огромного пантеона богов, всегда существует главенствующее божество, которое превосходит всех остальных. Принцип такого монотеизма хорошо выражен в философии нехристианского неоплатонического философа Плотина (III век). Другими словами, когда человеческий разум возносился к созерцанию и поиску наивысшего совершенства или блага, или красоты он часто приходил к осознанию высшего Единства, что мы в христианстве признаем Богом. Но в христианстве Бог живет единой жизнью в трех Ипостасях, чем Бог христиан отличается от Бога философов. Божественное триединство прекрасно выражено в Никео-Константинопольском символе веры термином «единосущность».

Единосущие в Троице означает собой конкретное единство Отца, Сына и Святого Духа в то время, как Ипостась характеризует конкретную индивидуальную реальность Отца, Сына и Святого Духа, где каждая Ипостась рассматривается отдельно от других Ипостасей, одновременно не сливаясь с ними, и неотделима от самой божественной сущности. Таким образом, тринитарный термин «единосущный» (ὁμοούσιος) или «единосущность» одновременно указывает и на реальное единство, и подразумевает различие. Отдельно взятый предмет или личность всегда тождественны себе, но идея единосущности предполагает несколько личностных предметов. Единосущность—это не просто самотождественность. Если одна личность единосущна другой, а также единосущна третьей, то мы имеем одно сущностное бытие в трех личностных выражениях.

Говоря другими словами, основа божественного бытия у всех Ипостасей одна и та же; каждая Ипостась Троицы есть Бог в полной мере, но единосущность в данном контексте также предполагает непреходящий характер различия в ипостасях—каждая Ипостась имеет свое индивидуальное и личностное выражение и самостоятельное существование.

Иными словами, три Ипостаси в Троице существуют из вечности, т.е. Бог всегда Троица и существует только один Бог. Поэтому и крещенская формула: «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа», является ни чем иным, как библейским подтверждением троичной единосущности и ипостасной уникальности каждого Лица Троицы. Без Троицы нет христианства.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См. G.L. Prestige, Fathers and Heretics (London: SPCK, 1963), pp.88–89.

[2] См. Ансельм Кентерберийский, Трактат о существовании Бога (Proslogion).

Фото: Pixabay

Материал опубликован с разрешения автора.

© 2016. Все права сохранены. В.Харламов и “Христианский мегаполис”. 

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Владимир Харламов

Владимир Харламов

Доктор философии (Ph.D., Drew University, США). Преподаватель программы Doctor of Ministry в Drew University. Специалист в области патристики. Автор книги "The Beauty of the Unity and the Harmony of the Whole: The Concept of Theosis in the Theology of Pseudo-Dionysius the Areopagite" (2009).

More Posts - Website