Христианская психология: затруднения и перспективы

«Можешь ли ты представить себе что-нибудь ужаснее той развязки, когда существо человека распадается на тысячи отдельных частей … когда оно утрачивает самое дорогое, самое священное для человека объединяющую силу личности, свое единое, сущее “я”»?

Серен Кьеркегор «Несчастнейший»

«Знание психологии, как знание самого себя, важно для всякого человека; но для богослова оно приобретает двойную цену по тому благому употреблению, какое он в состоянии сделать из него».             

Епископ Гаврилов (Кикодзе) 

За последние десять лет количество психотерапевтических практик, тренинговых программ и услуг по личностному росту значительно выросло. Сегодня мы наблюдаем тенденцию сближения психотерапевтических практик с всевозможными духовными практиками, и мы не вправе игнорировать богатое наследие христианской традиции [1]  в понимании человека, природы его мотивации, функции душевной жизни человека. Мы также не можем игнорировать тот факт, что около 55% граждан Украины относят себя к религиозной категории, при этом 40% относят себя к христианскому культурному пространству. Согласно исследованиям, при обращении к психологам или психотерапевтам люди предпочитают, чтобы их мировоззренческие установки учитывались при оказании им помощи. В связи с этим мы ясно видим теоретическую и практическую предпосылки для необходимости развития  христианской психологии.

Христианская психология базируется на христианской антропологии, изучение которой предполагает постижение естественных законов (гуманитарный корпус знаний), а также сверхъестественных законов, которые обнаруживают себя через принятие библейского откровения об онтологической (человек как он есть) действительности. Модель христианской психологии основана на взаимоотношениях с Богом (вертикаль) и с человеком (горизонталь). Таким образом, христианская психология значительно расширяет целостную картину понимания природы человека и его глубинных социальных связей.

Дэвид Майерс, христианский психолог и представитель одной из школ интеграции («поуровневая» модель объяснения реальности) психологии и богословия среди евангельских христиан в США, считает, что, исключая вертикальное измерение в направленности человека к Богу, психологи значительно ограничивают понимание личности в человеке.

Евангельская традиция христианской психологии берет свое начало в работах таких протестантских мыслителей, как Richard Baxter’s (1673), Jonathan Edwards (1746), Soren Kierkegaard (1844) и др. Президент Европейского движения христианских психологов и антропологов Вернер Мэй  (Werner May) [2] указывает на то, что впервые термин, «христианская психология» употребил немецкий богослов, филолог и историк Франс Делич (Franz Delitzsch), опубликовав в 1855 году книгу «Система библейской психологии». Затем появилась книга «Христианская психология» Джеймса Сталкера (James Stalker), датируемая, вероятно, 1914 годом. «Руководство по христианской психологии» Линдера Кизера (Leander Keyser) появилось в 1928 г.

Христианская психология опирается на христианскую антропологию и использует восстановительные образы спасения человека через откровение, зафиксированное в Священном Писании. В начале XX века на фоне позитивизма и экзистенциального атеизма именно в лоне христианской церкви реконструировался образ человека в соизмерении с образом Божьим. [3]  Христианская психология исходит из интеграции психологии и богословия. Главная задача такой интеграции состоит в том, чтобы прийти к более цельному и всеохватывающему пониманию человеческой личности и ее общественных/экосистемных миров, чего не может позволить себе ни одна взятая отдельно дисциплина. [4] Такая интеграция не умаляет истины психологии, богословия или любой другой дисциплины, но углубляет их за счет объединения и более масштабного междисциплинарного использования.

Все это позволяет нам не только прославить истины Писания, но и восхититься тем, как мы «дивно устроены» (Пс.138:14). Перспективные цели христианской психологии и психотерапии видятся в обновлении и укреплении психологического здоровья личности, а также её духовного, психического, физического, волевого и эмоционального развития.

Психология изначально зарождалась как практическая наука, которая ставила практические цели и задачи в разных сферах нашего общества, с тем, чтобы помочь ему преодолевать затруднения. Это сближает ее с христианским представлениями о добродетели. Сегодня часто говорят о духовном измерении в терапии. Эти вопросы относятся к разряду мировоззренческих и требуют конкретики и прояснения. Христианская психология, как целостная научно-практическая дисциплина, в своей теории и практике изначально опирается на христианское понимание человека и мира. Духовность психотерапии в христианской традиции сопряжена непосредственно с личными отношениями человека с Богом и другой личностью. Посредством этих личных отношений человек обретает способность жить и действовать посредством реализации свободы, движимой любовью. Христианская психология — это призыв к возрождению классического протестантского понимания Бога, человека, мира.

Джеймс Р. Бэк высказал мысль о том, что: «реформаторы не отвергали традицию (не библейский источник); они только подчинили ее авторитету Писания. Авторитет всех соборов и богословов основан на Писании и подчинен ему; ведущие реформаторы не поддерживали идею nuda scriptura (только Библия и ничего, кроме Библии). Интеграционисты, напротив, приводят доказательства в пользу того, что мы можем использовать данную информацию при условии, что мы подчиняем ее авторитету Библии, подобно тому, как данный принцип соблюдается в системе христианских гуманитарных наук». [5]

Реформаторы не были против совмещения Писания и других наук, но ставили Писание превыше всего. Мартин Лютер учил, что Писание – это norma normans (определяющее норму), а не norma normata (определенная норма). Христианскую психологию нужно рассматривать как попытку реконструирования на основании общего и особого откровения целостного представления о человеке, которому не чужды психические, физические, эмоциональные переживания, но который находит полноту счастья через связь с Богом, c людьми и согласованную жизнь с самим собой.

Христианская психология не является спекулятивным учением, дедуцирующим свои положения из положений догматики, но оказывается наукой о реальном – открытой, поэтому, ко всякому глубокому и серьезному постижению человеческой жизни, которое можно найти в литературе, искусстве и философии. Конечно, она не может игнорировать экзистенциальные вопросы, и в этом смысле будет испытывать интерес к экзистенциальной мысли.

Вышеизложенные рассуждения помогают нам сделать предметным полемическое поле рассуждений о христианской психологии о ее целях и задачах. Однако описание того, что такое христианская психология, позволит нам увидеть ее перспективу и значимость для служения Церкви в мире. Тезисы, изложенные ниже, помогут нам очертить границы христианской психологии и наиболее полно представить христианский взгляд на мир и человека [6]: (1) Психология, которая не рассматривает человека как свободную личность с присущими ей достоинством и ответственностью, – не является христианской. (2) Психология, которая не признает человека как творение Бога и Его соработника, – не христианская. (3) Психология, которая не принимает во внимание действенную Божию любовь, – не христианская психология.  (4)Христианская психология рассматривает мир и человека не только в свете научных концепций, но, в первую очередь, делает акцент на живое присутствие в них Бога через Иисуса Христа посредством Духа Святого. В практической христианской психологии используются не только  законы тварного мира, но и знание того, что в жизни мира  участвует Живая Личность Бога: всемогущая, вездесущая, всеведущая Троица, движимая безграничной любовью.

Примечания:

[1] В работах Robert C. Roberts (мысль о «двух психологиях») и в книге Дэниэла Н. Робинсона «Интеллектуальная история психологии» подчеркивается мысль о психологии как «немолодой науке»: современная психология берет начало от В. Вунда (1879 г.), а историческая психология уходит корнями в эллинистические тексты и древние Писания иудеев, в частности.

[2] См. “European Movement for Christian Anthropology, Psychology and Psychotherapy.” http://www.emcapp.eu/ (10.12.2012).

[3] См. C.A. Чурсанов,”Богословское понятие личности в структуре методологической парадигмы православной психологии и педагогики”. В.Воробьев (протоиерей), Вестник ПСТГУ. Серия 4: Педагогика. Психология 4 (М.: Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 1997), стр. 2-4.

[4] B.E. Eck, “Integrating the Integrators: An Organizing Framework for a Multifaceted Process of  Integration.”  Journal of Psychology and Christianity (15) 2 (1996).

[5] Джеймс Р. Бэк, Sola Scriptura: тогда и сейчас.

[6] “Институт христианской психологии”. http://www.fapsyrou.ru/world_projects/stati_world_conference/my_vmeste _edinstvo_1132/ (10.12.2012). См. также материалы по христианской психологии на сайте: http://www.emcapp.eu/ (10.12.2012).

Материал опубликован с разрешения автора.

Фото: Mal B. | flickr.com

При цитировании материалов портала “Христианский мегаполис” в электронных СМИ, гипер-ссылка на издание обязательна. При полной перепечатке текста статей, необходимо письменное разрешение редколлегии. Контактный адрес: christianmegapolis@gmail.com

Вячеслав Халанский

Вячеслав Халанский

Аспирант Института социальной и политической психологии Национальной академии педагогических наук Украины. Участник Международной обучающей программы по экзистенциально-аналитическому консультированию и терапии. Психолог, преподаватель Украинской евангельской семинарии богословия.

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.