Учиться защищаться словом

Учиться защищаться словом

Одним из актуальных вопросов, появившихся сегодня на повестке дня современного евангельского сообщества, становится защита чести и достоинства поместных общин, объединений, а также служителей церквей. Стоит ли реагировать на оскорбления и унижения со стороны представителей других конфессий, религий и так называемых неверующих людей?

Разумеется, однозначно ответить невозможно: бывают случаи, когда нужно проявить терпение и выдержку, поступив в соответствии с требованием Священного Писания, настоятельно рекомендующего любить обидчиков: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5:44); однако бывает и так, что смиренное безмолвие евангельских верующих воспринимается их оппонентами как победа над врагами в «духовной брани», мотивирующее этих «наглых ругателей, поступающих по собственным похотям», закрепить свой «успех» с целью дальнейшего унижения, изгнания, и даже полного уничтожения евангельского сообщества.

Такие «борцы» отказывают всем инакомыслящим в фактическом и юридическом праве существовать на территории Российской Федерации, хотя для этого нет никаких оснований, поскольку человек, его права и свободы, включая свободу вероисповедания, провозглашены высшей ценностью в стране. Конституция Российской Федерации (1993 года), Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», учитывая международные правовые требования в области прав человека, закрепили положения, которые обеспечивают осуществление личных и общественных религиозных прав и свобод граждан.

Тем не менее, вопреки требованиям закона, а также элементарным этическим правилам уважения человеческой личности, мировоззрение которой в пределах закона и здравого смысла отличается от так называемого неопределенного «большинства», все больше появляется хранителей чистоты веры, борцов за единство нации и просто непорядочных людей, не особенно выбирающих выражения в оценке духовной жизни и деятельности протестантских общин и других религий и конфессий.

Примером враждебного настроя к евангельским верующим, а также представителям другого религиозного сообщества, может послужить «Обращение протоиерея Андрея Федосова ко всем верным чадам Православной Церкви Красноармейского благочиния» (в дальнейшем «Обращение»). [1] Текст обращения предваряется следующей преамбулой: «Братья и сестры! Было время, когда беспечность и малоосведомленность в делах духовных была извинительна – все мы находились в тишине традиционного уклада жизни. Однако в последние месяцы участились случаи проповеднической деятельности на территории Красноармейского благочиния представителей иных религиозных культур, в частности Свидетелей Иеговы и Евангельских баптистов. Они несут нам иную культуру, иную религию, иной уклад жизни, иные традиции; а значит, несут разделение в общество. И это есть новый вызов времени, на который мы вынуждены дать свой ответ».

Ключевые слова вышеприведенного текста: «иное» и «разделение». С точки зрения данного субъекта речи, на «его территории» появились чужие люди, способные привнести разделение в сплоченное общество и этого, по его мнению, допустить ни в коем случае нельзя. Автор текста не собирается считаться с действующим российским законодательством, предусматривающим в рамках закона возможность распространять любые убеждения, включая религиозные, философские, политические, экономические, научные и т.д. [ч. 1 ст. 29 Конституции РФ]. С его точки зрения, эксклюзивным правом распространять свои убеждения, насаждать и укреплять свою традицию могут только представители Русской Православной Церкви Московского Патриархата (РПЦ МП), все остальные якобы только и могут, что «нести иную культуру, иную религию, иной уклад жизни», а значит и разделение в обществе.

Рассматривая реальную религиозную ситуацию в России, можно сказать: среди большого числа верующих всего лишь 4–6% так называемых активных православных христиан (кстати, эта цифра соотносится с аналогичными данными на материалах западноевропейских государств, претерпевших процесс секуляризации). Противоречивость духовного возрождения не удовлетворяет служителей культа. На эти процессы нередко обращают внимание священноначалие, отдельные священники, представители разных конфессий. Современное состояние РПЦ формально оценивается как возрождение, но, как считают сами ее представители, больше успехов церковь достигла в восстановлении своей структуры, прибавив к прежнему числу много храмов, монастырей, духовных школ. В возрождении духовности, однако, успехи незначительны. [2]

Возможно, автор «Обращения» с помощью данной листовки пожелал вдохнуть новые силы в свой еле дышащий приход и его основная цель не возбуждение межрелигиозной или межконфессиональной розни, а сплочение православных. Однако метод такой реанимации явно наносит урон представителям других религий и конфессий, поскольку для решения проблем в собственной религиозной организации совсем не обязательно унижать или отказывать в праве на существование и духовную деятельность, в том числе и миссионерскую, представителям других религий и конфессий, исторически на законных основаниях проживающих на той же территории.

Одно из наиболее возмутительных проявлений крайней религиозной нетерпимости было отмечено в подмосковном городе Балашихе, где церковь Евангельских христиан-баптистов «Ковчег» подвергалась хулиганским нападкам со стороны агрессивно настроенных молодых людей. Они били стекла, устраивали пожары, распыляли газ во время богослужения, нападали на пресвитера. Со стороны служителей общины в милицию, прокуратуру и ФСБ были направлены официальные письма. Реакции не последовало никакой. Один раз, когда распоясавшиеся пьяные молодые люди пытались проникнуть внутрь дома молитвы, по вызову приехали сотрудники милиции, один из которых заявил нападавшим: «Бейте баптистов, но не до смерти!». [3]

Высказывание «Бейте баптистов, но не до смерти!» носит очевидный противозаконный характер, поскольку субъект речи явно не находился в состоянии аффекта и отдавал себе отчет в словах, которые он говорит. В данном предложении содержится императив, провоцирующий криминально настроенных людей к действиям, которые способны нанести физический и моральный ущерб представителям данной общины; причем люди, наносящие ущерб, могут быть в полной уверенности в том, что никакого наказания (тем более уголовного преследования) им не грозит.

К сожалению, очередное зло пока оказалось без наказания (по крайней мере, на этой земле) и люди, сотворившие это отвратительное дело, похоже, думают, что они такими выходками оказали большую услугу обществу и государству. Однако любая безнаказанность всегда только способствовала порождению последующих недобрых поступков, которые, как снежная лавина, способны все сносить на своем пути.

В этой ситуации возникает логический вопрос: как бороться с такой вопиющей несправедливостью и неоправданным унижением? К сожалению, обращения в полицию и прокуратуру, как показывает практика, далеко не всегда приносят необходимые результаты. Но это не повод для отчаяния, поскольку эффективную юридическую помощь могут оказать и юристы-адвокаты, которые, с опорой на различные виды экспертиз, способны противостоять любым противозаконным действиям. Одним из наиболее эффективных видов судебных экспертиз на сегодня является лингвистическая экспертиза.

Лингвистическая экспертиза – самостоятельный род судебной экспертизы, предметом которой являются факты, устанавливаемые на основе анализа продуктов речевой деятельности. Продуктами речевой деятельности являются: газетные и журнальные публикации; выступления по телевидению, радио, в сети Интернет; произведения устной или письменной речи, зафиксированные на материальном носителе (письма, книги и т.п.); документы, имеющие юридическую силу (договоры, расписки); материалы дела, по которому проводится судебная лингвистическая экспертиза (показания свидетелей, потерпевших и пр.). Лингвистический анализ содержательно-смысловой и формальной стороны речевого произведения является основным способом выявления конкретного преступного деяния, предусмотренного соответствующей законодательной нормой. [4]

Несмотря на разноплановость двух вышеприведенных примеров противозаконных деяний, оба могут быть предметом лингвистической экспертизы. В первом случае («Обращение» прот. А.Федосова) продуктом речевой деятельности и, как следствие, объектом исследования является текст сети Интернет и сверенная с ним листовка, представляющие собой письменную форму речи. Во втором, – возмутительное высказывание сотрудника правоохранительных органов, стимулировавшего молодых агрессивно настроенных людей к противоправным действиям. Однако сложность второго случая заключается в том, что для проведения лингвистической экспертизы обязательно необходим материальный носитель, зафиксировавший устную форму речи. Это решаемый вопрос, поскольку законом не запрещается записывать высказывания чиновников, сотрудников силовых структур, сотрудников различных министерств и ведомств на звукозаписывающую аппаратуру, за исключением особых случаев.

Итак, будем защищаться! Будем защищать наши общины и наших единоверцев! Господь на нашей стороне, потому что мы на Его стороне. А наша сторона – истина, свет и добро.

Примечания

[1] Текст датирован 19 авг. 2012 г. Текст «Обращения» взят в интернет ресурсе, а также сверен с текстом ксерокопии листовки. [http://voskresnaya.ru/events/obrashchenie_protoiereya_andreya _fedosova/].

[2] А.Н. Лещинский. М.: Российское объединение исследователей религии [http://www.rusoir.ru/03print/01/25/].

[3] Зоя Бардина беседовала с пастором Денисом Левшиным [http://www.titel.ru/cz-archive/bardina-vpered.html].

[4] М.В. Горбаневский, ред., Памятка по вопросам назначения судебной лингвистической экспертизы: для судей, следователей, дознавателей, прокуроров, экспертов, адвокатов и юрисконсультов (М.: “Медея”, 2004), стр.8.

Photo: Pixabay.

© 2021 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями. При цитировании материалов портала “Христианский мегаполис” в печатных и электронных СМИ гиперссылка на издание обязательна. Также следует указать следующую информацию: “Данный материал был впервые опубликован в “Христианском мегаполисе”.” Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Геннадий Савин

Геннадий Савин

Магистр богословия. Канд. филолог. наук. Преподаватель РУДН и Московской богословской семинарии ЕХБ. Член РБО и библ. комиссии РБО. Отв. ред. журнала «Религия и Право». Рук. и ведущий науч. сотр. отдела судебно-лингв. экспертизы «Гильдии экспертов по религии и праву».

More Posts - Website