Свобода мыслить

Свобода мыслить

Что вы цените больше всего на свете? Мы много чего ценим. Кто-то ценит вещи, а кто-то – людей. При пожаре многие из нас наверняка позаботятся о спасении близких, но также не забудут и о кое-каком имуществе. Многие вещи устаревают и со временем теряют свою ценность. Люди, даже самые близкие, уходят, и жизнь продолжает идти своим чередом. Мы начинаем обходиться без каких-то вещей. Мы говорим, что “время лечит”, и с течением дней привыкаем, что наших близких уже нет с нами… Без чего же мы с вами на самом деле не можем жить?

Я не могу жить без свободы. Отнимите у меня всё, что угодно, но я не смогу прожить без свободы. На первый взгляд, свобода не кажется ценностью, ради которой можно пожертвовать многим. Особенно в бедных странах люди с радостью отдают свою свободу ради приобретения “куска хлеба” и самых элементарных вещей, необходимых для жизни. Однако рано или поздно, насытившись, люди все равно вступают в борьбу за свободу, которую они когда-то так легко отдали.

Тоталитарные общества и диктаторы разных мастей больше всего боятся думающих, мыслящих и свободных людей. Они опасаются проникновения в “массы” новых идей, которые потенциально могут положить начало революционным движениям самых разных цветов. Первое, что стремятся сделать диктаторы – обезглавить интеллигенцию, то есть людей думающих, способных осмысливать ход исторических процессов и имеющих влияние на других людей. Тоталитарным обществам не нужны свободные люди, инакомыслящие, так как им в присутствии таких людей неудобно жить. Думающие люди являются “совестью” народа. Они видят правду и не допускают компромисса. С мыслящими людьми жить нелегко. Они постоянно находятся в поисках истины и задают сложные вопросы, не ища на них простых ответов.

В Священном Писании говорится о том, что Дух Господень приносит свободу. (2Кор.3:17) Также сказано о том, что познание истины воистину освобождает человека. (Иоан.8:32) Личная встреча со Христом освобождает от необходимости жить в неправде и отрицании действительности. (Гал.5:1) Церковь Иисуса Христа призвана быть честным и бескомпромиссным обществом, правдиво анализирующим свою жизнь и направляющим других людей к Богу, который является источником правды.

К сожалению, в течение 70 лет советское государство использовало различные методы для того, чтобы “приглушить” влияние церкви на общество, а также разрушить её извне и изнутри. Здания молитвенных домов в России были разрушены, более мелкие деноминации заставили присоединиться к более крупному объединению церквей. Результатом стали глубокие внутренние противоречия и скрытая вражда в среде христиан. Органы государственной власти сделали все, чтобы посеять междуусобицу и разделение среди верующих. Некоторые верующие подозревали друг друга в шпионаже в пользу государства.

Христианам был закрыт доступ в ВУЗы. Их лишили способности получать знания, которые наталкивают человека на размышления, лишив свободы полета мысли. Образовавшаяся церковная субкультура была слишком закрытой и направленной на протест против атеистического режима, чтобы позволить какое-либо свободомыслие. Многие иностранные преподаватели, побывавшие в ВУЗах России и других бывших республик СССР, поражались тому, что после лекций (как в светских, так и в христианских ВУЗах) у студентов не было вопросов. Никто ни в чем не сомневался и не делал комментариев. Когда преподаватель задавал вопрос на размышление, то в классе воцарялась глубокая тишина. Мы разучились мыслить. Студенты умели лишь повторять те формулировки, которые они заучили из учебников. У многих просто-напросто не было своего личного мнения по тому или иному поводу, потому что никого в СССР не интересовало чье-то личное мнение, разве что за исключением руководителей партии и исполнительной власти.

Тот же самый феномен, к сожалению, наблюдал-ся и в церквах, в которых многим было настолько привычно следовать “преданиям старцев”, что они за этим не заметили, как предание заменило собой Писание и взяло на себя исключительную роль истолкователя Писания.

Из-за того, что в течение долгих лет верующие в СССР не обладали свободой мысли и выражения своего мнения, церкви не знали что делать с свободой, которую инициировал своими реформами М.Горбачев. Десятилетие свободы застало всех нас врасплох. Также врасплох церкви застал приток новообращенных верующих из числа интелли-генции, которые начали задавать разные “интересные” вопросы о вере и практике христианской жизни. К сожалению, многие так и не получили ответов на них и покинули ряды евангельских церквей, вернувшись или к прежнему светскому образу жизни, или же перейдя в Православие.

Сейчас, озираясь на прошедший с 1991 года период, я думаю, что наконец пришло время для славянского евангельского христианства взглянуть на себя честно и начать размышлять о том, откуда мы вышли, где находимся и куда нам следует идти. Уж слишком много вопросов накопилось в нашей среде, начиная от доктринальных и заканчивая вопросами практики и местных традиций.

Нам вновь нужно учиться размышлять. Да, это так. Мы должны учиться задавать вопросы, вести диалог и искать ответы, которые помогли бы нам двигаться дальше. Нам нужно уходить от заученных формул и от повторения того, чего мы не понимаем. Нам нужно взглянуть на свое прошлое, честно и без ложной гордости, отмечая положитель-ное, но не игнорируя негатив. Следует оценить и настоящее, которое не всегда радует, ибо оно было сформировано под влиянием прошлого.

Для того, чтобы размышлять, необходима определенная доза смелости, потому что мыслящих христиан, тех, кто задает вопросы о своей вере, церковной жизни и практике, немного. Большинство довольствуется status quo. Однако все мы должны понимать, что наша вера – не слепая. Бог не требует от нас слепого повиновения. В Священном Писании Он поясняет многие вопросы, касающиеся нашей веры и христианской жизни. (Иоан.5:39) Не должна требовать слепого повиновения и церковь. Мы должны осознавать, во что верим, почему верим именно так и почему наша практика и традиции сложились именно так, а не иначе.

В 1990-х у меня было намного больше оптимизма насчет будущего евангельского христианства в странах СНГ и Балтии. К концу первой декады нового тысячелетия оптимизм сменился сдержанным пессимизмом. В церквях не произошло ожидаемых перемен. Для многих общин “евангелизационная лихорадка” сменилась борьбой за выживание. Остановился рост. Не прижилась новая талантливая плеяда потенциальных служителей. Подавляющее большинство церквей продолжили существовать в рамках привычной им субкультуры, которая практически не соприкасается с жизнью общества. Отсутствует объективный анализ церковной деятельности, начиная с целей и видения и заканчивая финансовым положением.

Меня удивляет поразительная “мистификация” того, что происходит в церковной среде. Вместо ясных планов и четких целей, мы скрываемся за формулировками, типа: “Господь усмотрит” и “как Господу будет угодно”. Говоря о плачевном состоянии дел в той или иной сфере служения, порой слышны фразы: “уж такие у нас времена” и “так уж Господь восхотел”.

Чего уж Господь точно не хочет – это нашей пассивности и фатализма. Намного лучше мыслить, анализировать, принимать решения и двигаться вперед. (Флп.3:13-14). Пусть никто никогда не отнимет у нас главного – свободы. Мы, христиане, – не пленники. Мы свободны во Христе. Мы свободны размышлять, изучать и анализировать (2Кор.3:17) для того, чтобы в результате становиться все более похожими на Него.

Фото: Pixabay.

Олег Турлак

Олег Турлак

Основатель и гл. редактор "Христианского мегаполиса".

More Posts - Website