Основатель. Созидатель. Человек. Воспоминания об Александре Козынко

Основатель. Созидатель. Человек. Воспоминания об Александре Козынко

От редакции: Предлагаем Вам воспоминания о пасторе Московской центральной церкви ЕХБ, первом ректоре Московской богословской семинарии А.П.Козынко.

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что отошедший в вечность 6 августа 2015 года первый ректор Московской богословской семинарии, пастор Александр Петрович Козынко повлиял на жизнь многих людей. Оказался он одним из тех, кто оказал решающее влияние и на мою жизнь.

Осенью 1992 года я оказался в Москве на Духовно-назидательном съезде братства ЕХБ в бывшем СССР, который проходит в Центральном доме туриста. В заключение форума на кафедру поднялся энергичный выступающий, который объявил, что осенью 1993 года в Москве будет открыта духовная семинария, о которой мечтали евангельские верующие еще в начале ХХ века. Выступающим был Александр Козынко, который незадолго до этого был назначен руководством братства ректором-основателем первой российской богословской семинарии ЕХБ.

Я внимательно выслушал выступление А.Козынко и принял информацию к сведению. Интересно то, что в 1992-ом я учился в выпускном классе средней школы в Кишиневе. Да, да, мне было всего 16 лет. Несмотря на юный возраст, к тому времени я уже принял водное крещение и проповедовал в центральной русской церкви города. Я любил церковное служение и Божье Слово и, проповедуя с кафедры, осознавал, что сам нуждаюсь в обучении. Думаю, прав был Н.Коменский, когда писал: “Тот, кто мало знает… малому может и учить”. Я неоднократно перечитывал книги Священного Писания и вел подробные конспекты размышлений над Божьим Словом. Традиции серьезного академического богословского образования в Молдавии в то время не существовало, поэтому я осознавал, что для того, чтобы серьезно изучать Библию и богословие, мне нужно будет попытаться поступить в семинарию в Москве.

Но мне было всего лишь 16… Я понимал, что детей в семинарию не берут, но все же решил написать письмо в братский центр в Москве и попытать счастья… Мне ответил Александр Петрович Козынко. Он написал, что препятствий из-за возраста не будет. Следует лишь написать реферат на духовную тему и отправить его в Москву на рассмотрение комиссии, которая выберет абитуриентов.

Вооружившись Библией и комментариями Уильяма Баркли (уже переведенными к тому времени на русский язык), летом 1993-го я начал писать реферат на тему “Духовный воин Христа” на основании Послания к Ефесянам 6:11-17. Написав сочинение от руки, я затем отпечатал манускрипт на старой печатной машинке, подаренной мне отцом, и отправил реферат по почте в Москву. Через месяц на мой домашний адрес пришла телеграмма с приглашением на вступительные экзамены в Москву.

1993 год в бывшем СССР был неспокойным. Ощущалось напряжение из-за приднестровского конфликта в Молдавии. Политическая ситуация в России и СНГ после распада Советского Союза была нестабильной. Несмотря на это, я был полон решимости ехать в Москву. Одному мне ехать было сложно, так как я еще не достиг совершеннолетия. Родители поддержали меня в стремлении учиться. Они чудом достали билеты, и мы втроем отправились в Москву на поезде № 241 Кишинев – Москва.

Прибыв на Киевский вокзал российской столицы, мы сели в поезд метрополитена. Вышли мы на станции Нагатинская (около нее  в 1990-х располагался офис известной многим компании МММ). Короткая пешая прогулка, и мы уже подходили к зданию Российского духовного центра на Варшавском шоссе 29/2. Там нас встретил улыбающийся Александр Петрович Козынко со словами: “Вот, хорошо! Молдавия уже прислала своего представителя.”

В Москве, с Божьей помощью, я успешно сдал вступительные экзамены и стал самым молодым студентом первого набора первой российской богословской семинарии ЕХБ, состоявшего из 17 студентов. Вот так Александр Петрович дал мне шанс получить академическое богословское образование, несмотря на мой возраст.

Об обстоятельствах моего поступления в семинарию, кстати, А.Козынко рассказал в интервью, опубликованном на портале Российского союза ЕХБ в 2013 году.

Кстати, перед началом моей учебы в семинарии, в сентябре 1993 года, в Кишиневе проходила встреча совета Европейской баптистской федерации, на который в составе российской делегации прибыл А.Козынко. В один из вечеров, свободный от заседаний, мы пригласили Александра Петровича к нам домой, где имели благословенное общение.

Учебу в семинарии мы начинали в непростых условиях. В те октябрьские дни 1993-го Россия стояла на пороге гражданской войны. Достигло своей вершины противостояние президента Ельцина и российского парламента. Танки произвели серию выстрелов по российскому “Белому дому”. Несмотря на сложную обстановку, А.Козынко принял волевое решение о “запуске” первого учебного года в семинарии.

Александр Петрович проявлял особую заботу о нас, 17 студентах (позже нас стало 16, так как одному из студентов было непросто совмещать напряженную учебу с церковным служением). Мы, неженатые студенты, жили в замечательных условиях в общежитии на 4 этаже Российского центра ЕХБ на “Варшавке”. Для женатых студентов Александр Петрович находил квартиры в Москве и пригородах. Мы были обеспечены трехразовым питанием и хорошей стипендией. До сих пор я не видел подобных условий для студентов ни в одном христианском вузе на постсоветском пространстве. Поверьте мне, я не преувеличиваю.

А.Козынко создал для нас идеальные условия, в которых мы могли полностью сосредоточиться на серьезном обучении. Он приглашал для преподавания в семинарии известных преподавателей из ведущих евангельских вузов США и Европы. Когда в США получили образование первые русскоязычные богословы, Александр Петрович привлек их к преподаванию в семинарии. Из иностранных преподавателей мне хорошо запомнились Даниэль Блок, Дуглас Шарп, Джей Шенор, Ричард Пьерард, Дик Каннингем, супруги Хайцер. Из отечественных — Геннадий Сергиенко, Николай Корнилов и Владимир Солодовников.

Для нас были приобретены новейшие компьютеры, на которых мы учились печатать свои письменные работы. Александр Петрович вдохновлял нас читать и развиваться, на первых порах даже компенсируя нам расходы на богословскую литературу, которую мы приобретали для себя в книжных магазинах Москвы. Труды Афанасия и Августина, приобретенные в “Библио-глобусе”, что на Лубянке, до сих пор хранятся в моей богословской библиотеке.

В первые годы существования семинарии Александру Петровичу многое приходилось делать самому: он лично встречал и провожал преподавателей из-за рубежа в аэропорту, планировал расписание лекций, изучал английский язык, занимался сбором средств для нашего обучения. Несмотря на это, он всегда старался присутствовать на ежедневной студенческой молитве в 7:30 утра. Дверь его офиса всегда была открыта для нас, студентов. В любое время, когда он там находился, с ним можно было поговорить. Некоторые студенты постарше из нашего набора просто звали его “Петровичем”.

Александр Петрович был человеком, который находил подход к разным людям. Он обладал большим набором талантов. Свободно изъяснялся на немецком языке. За довольно короткий срок освоил английский. Он был умелым организатором, поддерживал прекрасные отношения с преподавателями. Наверное можно сказать, что именно благодаря его таланту и умению мотивировать христиан из-за рубежа жертвовать на нужды богословского образования в России и существует сегодня Московская богословская семинария.

Однажды я вошел в приемную ректора и услышал, как Александр Петрович пел (под фонограмму) известный гимн “О, благодать, спасен тобой!” (Amazing Grace) на английском языке. Когда я вошел к нему в кабинет, он рассказал, что готовится к поездке в США, а именно — к выступлению в негритянской (African-American) общине. Там, как оказалось, исполнение духовного песнопения проповедником настолько же эффективно передает смысл Евангелия, как и проповедь.

Летом 1994 года, когда мы, семинаристы, собирались в двухнедельную поездку по церквям России (Орел, Курск, Воронеж, Тамбов и др.), Александр Петрович решил сделать из меня дирижера. Где-то за год до поездки преподаватель музыки и пения в семинарии начала подготовку хора, составленного из нас-студентов. Однако, когда подошло время ехать, преподаватель по каким-то причинам поехать с нами не смогла. Дело в том, что в течение школьных лет я брал уроки по игре на фортепиано. Александр Петрович знал о том, что я разбираюсь в музыкальной грамоте, и попросил меня руководить хором. Другого выхода, видимо, не было. Вот так, довольно неожиданно я, 17-летний подросток, оказался в роли руководителя семинарского хора во время нашей летней поездки.

Вспоминается и курс по Риторике, который нам в семинарии читал А.Козынко. Не забуду, как он предлагал нам, студентам, произнести речь экспромтом (на 3 минуты) и раскрыть значение заданной им русской народной пословицы/поговорки.

В день моего 20-летия А.Козынко подарил мне Библию с пожеланием продолжать изучать Священное Писание. В 1996 году он пригласил меня на празднование своего 40-летия, где я познакомился с членами его семьи, друзьями, наставниками и сотрудниками по служению. Присутствовал я и на богослужении, когда Александр Петрович был рукоположен на пасторское служение в церкви на Малом Трехсвятительском (Вузовском).

Мне приятно, что я не подвел Александра Петровича и, так сказать, оправдал его доверие, окончив семинарию с высоким общим баллом. После выпуска (в 1997 году) я встречался с А.Козынко несколько раз: один раз во время его поездки в США (я тогда уже учился в колледже в штате Кентукки). В другой раз мы виделись в 2002 году на освящении нового здания семинарии, что на Перовской улице. К тому времени я уже преподавал богословие в кишиневском колледже.

Время от времени мы переписывались, поддерживая связь по e-mail. Александр Петрович всегда интересовался тем, как у меня идут дела и спрашивал о том, как поживает моя семья.

Я не был посвящен в детали, касающиеся состояния здоровья Александра Петровича, поэтому сообщение о его кончине было для меня довольно неожиданным. Смерть А.Козынко — несомненно, огромная потеря для семьи, родных, близких и друзей, а также для Московской центральной церкви, в которой он регулярно произносил проповеди.

В моей памяти А. Козынко останется улыбающимся, оптимистичным и энергичным делателем. Именно делателем, созидателем… Так Александра Петровича описывают те, кто соприкасался с ним по жизни.

А.Козынко уже вошел в историю евангельско-баптистского братства как основатель первой в современной истории российской баптистской семинарии. Он оставил значимый след в жизни церкви Христовой в постсоветский период.

Светлая память.

Материалы по теме

[1] Козынко, А.П. “Образование — это развитие личности. Интервью” (13/11/2013). Портал Российского союза ЕХБ. http://baptist.org.ru/read/article/304481 (Доступ: 10/08/2015).

[2] “Козынко Александр Петрович. Последняя проповедь в Московской церкви” (07/08/2015). Youtube. Опубл. С.Балабанов. https://www.youtube.com/watch?v=JkG7cSludys (Доступ: 10/08/2015).

[3] “Петр Мицкевич избран ректором МБС” (04/07/2007). Портал Российского союза ЕХБ. http://baptist.su/news/news_educat/134/ (Доступ: 10/08/2015).

[4] “Ушел в вечность пастор Александр Козынко” (08/08/2015). Христианский мегаполис. https://xmegapolis.com/2015/08/5869 (Доступ: 10/08/2015).

[5] “Ушел в вечность пастор А.П. Козынко” (07/08/2015). Московская центральная церковь ЕХБ. http://mbchurch.ru/news/church/12573/ (Доступ: 09/09/2015).

Фото было сделано на похоронах А.Козынко. Предоставлено МБС.

Олег Турлак

Олег Турлак

Основатель и гл. редактор "Христианского мегаполиса".

More Posts - Website