П.Яроцкий: “Песни и музыка приходят от Господа”

П.Яроцкий: “Песни и музыка приходят от Господа”

От редактора: Петра Яроцкого я впервые увидел на сцене в Кишиневе во время христианского музыкального фестиваля – одного из первых в распадающемся Советском Союзе. Спустя годы, я пригласил его на специальное общение, чтобы он поделился своим творчеством с молодежью в церкви в Кишиневе, где я в то время трудился. Петр согласился с радостью. Вечер был незабываемым для молодых христиан. С того времени многое изменилось. Петр переехал из Молдавии в Донецк, где несет важное служение в христианском университете. Но он по-прежнему поет для Господа и вкладывает в свое творчество всю душу. Хотел бы, чтобы и Вы, дорогой читатель, познакомились с Петром поближе.

Олег Турлак: Петр, добро пожаловать на кофе и беседу. Благодарен Вам за то, что согласились поговорить с нашими читателями. Расскажите немного о себе. Я знаю Вас, прежде всего, как исполнителя христианских песен. Хотелось бы узнать о Ваших корнях и семье. Как Вы пришли к Богу?

Пётр Яроцкий: Олег, благодарю за радушный приём, за беседу и ароматный кофе. Я время от времени наблюдал за вашим детищем, «Христианским мегаполисом», и я ведал о том, что у вас утончённый вкус, в чём ещё раз убедился. Родился я, и вырос в христианской семье, на Западной Украине. Отец мой нёс служение пресвитера в баптисткой церкви. С раннего детства Бог вложил в меня тягу к музыке, и к пению. Вспоминаю я себя совсем незрелым малышом, как я пел в хоре, причём сольные партии сопрано, в тот момент, когда реальным сопрано сложно было петь свои партии. Что касается игры на музыкальном инструменте, то первым таким инструментом была, не удивляйтесь, и не смейтесь, маленькая детская табуретка, которую папа сделал для нас. Вот её я брал в руки, и имитировал аккордеон. Очень сожалею, что не сохранился этот раритетный «инструмент». Такими были мои первые музыкальные шаги.

Далее, Бог, видя моё усердие, ревность, и постоянство, доверял мне более подходящие «инструменты» для музицирования – это крышки от домашних кастрюль, а также и сами кастрюли. Шума и хвалы в нашей маленькой квартирке было много! В виду того, что мой отец был служителем церкви, в то прошлое атеистическое время, квартира вполне соответствовала лозунгу того времени: «Каждому по способностям, и каждому по потребностям» – был такой коммунистический лозунг. Папе выделили, от заботливого государства, квартиру для 6 членов семьи, в размере 16,5 квадратных метров, и кухней в 5 кв. метров, и коридорчиком в 1.5 кв.метра. Папа с дипломом инженера-радиоэлектронщика, всю жизнь проработал обыкновенным электриком, не выше 5 разряда, часто приходилось менять работу, и всегда приём сопровождался беседами с сотрудниками КГБ.

Моя жизнь, детство и восприятие пространства формировались на кухне. На кухне позже делались наши школьные уроки, а вечером она превращалась в спальню для нас с братом, поэтому и музыкальные инструменты были изначально сугубо кухонные. Извиняюсь за столь подробное описание нашей квартиры, но это были мои первые «университеты». Например, коридорчик, в котором было всё, и «ванна», а также и «всё остальное», тоже был для меня жизненным уроком, и когда ночью нужно было попасть во «всё остальное», выходя с кухни, я видел своего папу или на коленях молящегося, или же за чтением Слова Божьего и литературы. Коридор наш формировал моё детское сознание; он существенно повлиял на мою духовную составляющую и на мои приоритеты, ведь вне нашей квартиры я видел совершенно другие картинки. В нашей семье было уютно. Папа, несмотря на загруженность, почти каждый вечер уделял внимание нам, четырём детям. Кроме прогулок с нами после работы, перед сном, мы слушали радиопередачи, проповеди Ярла Николаевича Пейсти, а также “Детскую страничку тёти Тани” – Веры Кушнир. Каждую субботу у нас был семейный разбор Слова Божьего и почти каждое воскресение у нас было много гостей, которые много пели, общались и молились.…

В комнате размером 15 кв. метров вмещалось до 25 человек, а когда мы выросли стали подростками, у нас после вечернего служения, собиралась вся молодёжь. Я извлёк для себя такой урок, что места мало не бывает, оно или есть, или его нет, и это место в сердце, вне зависимости от квадратных метров. По соседству с двух сторон за стенами жили наши соседи, и с одной, и с другой стороны почти ежедневно доносились крики, ругань и имели место ссоры и драки. Квартиры у наших соседей были намного обширней, в плане квадратных метров, поэтому нашим соседям было где разгуляться. С раннего детства, наблюдая за своими родителями, за атмосферой в нашей семье, и атмосферой по-соседству, а позже и в школе, делал выводы для себя. Это формировало меня, как личность, и формировало моё сознание.

Школа – это отдельная страница из моей жизни, но это совершенно другая и обширная тема. Много было пережито нашей семьёй, когда мы были школьниками. Нам доставалось за то, что мы не были ни октябрятами, ни пионерами или комсомольцами. Родителей много раз пытались лишить права на воспитание детей “в некоммунистическом духе”, вот поэтому я вполне сознательно, с юных лет выбрал сторону мира с Богом, сторону, которая царила в нашей семье, и я примирился с Господом. Вот вкратце о моей семье, и о том, как я пришёл к Богу. Говоря о музыке, вернее будет сказать, что не я занялся ею, а музыка пришла ко мне.

Олег Турлак: Если я не ошибаюсь, впервые я увидел Вас на сцене “Дворца культуры железнодорожников” в Кишиневе в 1990 году на христианском музыкальном фестивале – одном из первых в СССР. Занимались ли Вы музыкальным творчеством до того, как стали на тропу следования за Иисусом? Когда Вы дебютировали на “христианской сцене”?

Петр Яроцкий: Да, чудесное время было: Кишинёв, 1990-й год… Кстати, я не только был там, на сцене, но и был одним из организаторов этого мероприятия. Мы с друзьями решили провести фестиваль христианской музыки. Нам, с Божьей помощью, удалось собрать более 48 музыкальных коллективов из Украины, России и Молдавии, а также было несколько хоровых коллективов, которые проводили свои выступления в Органном зале Кишинёва. Это был один из первых фестивалей такого уровня – до сих пор многие исполнители об этом вспоминают, и говорят, что ничего подобного не было.

По поводу моего первого дебюта сложно сказать, да и вспомнить, так как каждый выход на сцену, до сих пор воспринимаю, как дебют. С 1974 года мы с друзьями создали музыкальный коллектив, и практически до 1985 года мы обслуживали христианские свадьбы на Западной Украине, и не только. Начиная с весны, по глубокую осень, каждую субботу и каждое воскресенье мы были на сцене. Ведь в то время христианские свадьбы в количественном эквиваленте выражались от 500 – 1000 гостей и до 3000, и мы играли на таких свадьбах. Так что слушателей у нас всегда  было достаточно. Это подстёгивало нас иметь обширную музыкальную программу.

Нашим коллективом, и мной, в частности, было написано много свадебных песен, и не только, многие из которых, моментально расходились чудесным образом. На свадьбы многие гости приезжали с магнитофонами, и все песни распространялись по нашей необъятной Родине – СССР. Они и до сих пор поются на христианских свадьбах. Музыкальный вкус и навыки я получал в среде нехристианских музыкантов, так как, в основном, в христианстве того времени профессиональных исполнителей не было, ну, по крайней мере, у нас не было, и в округе тоже. Сложно христианам было учиться в обычной общеобразовательной школе, не то, что в музыкальной – по крайней мере, это мой жизненный опыт, где – то, возможно, было иначе. В нашем городе много было нехристианских музыкантов. Некоторые из них позже пришли к Господу. С ними я дружу до сих пор. Что меня поражало тогда и поражает до сих пор, что в миру, музыканты-профессионалы – очень скромные люди, в отличие от наших непрофессионалов. Собственно вот так формировался я, как музыкант, если так можно сказать. Всю жизнь учусь и учусь. Кто-то из прошлого так завещал, но не по тому завету я учусь.

Олег Турлак: Вы сотрудничали с известной в евангельских кругах поэтессой в эмиграции Верой Кушнир, которая совсем недавно отошла к Господу. Также известно, что Вы проводили музыкальные вечера, посвященные памяти В.Кушнир. Расскажите о Вашем совместном творчестве. Что Вера Сергеевна была за человек? Почему именно стихи Кушнир Вы положили на музыку?

Петр Яроцкий: Начну рассказ об этой плодотворной страничке моей жизни с того, что сотрудничество было очень коротким, но очень насыщенным общением с Верой Сергеевной, особенно в последние 6 месяцев её земной жизни. У меня довольно давно внутри, где-то очень глубоко, всплывало такое чувство, что у меня произойдёт личная встреча с этим удивительно  искренним, прямым, честным, и я бы сказал тонко чувствительным человеком. И вот в 2010 году, летом Бог сделал так, что эта встреча состоялась. Я  находился в Сакраменто, в гостях у моего друга – поэта Сергея Сапоненко (www.saponenko.com). Мне Бог послал такую идею: организовать творческую встречу этих замечательных поэтов. Я позвонил к Вере Сергеевне. Узнав о том, что Сергей в Америке, Вера Сергеевна обрадовалась, и мы решили устроить встречу, несмотря на то, что Сергея сложно транспортировать  на длительные расстояния.

Мы договорились провести творческий вечер в Санта Барбаре, в американской церкви, где состояла членом Вера Сергеевна. Месяц спустя мы приехали с Сергеем в Санта Барбару. Муж Веры Сергеевны, Стах Михайлович, очень чувствительный человек, добрейшей души. В ту ночь у него случился инсульт, и Стах Михайлович потерял речь… Тем не менее, Вера Сергеевна пришла на вечер в церковь, и после собрания у нас было благословенное общение на дому у Веры Сергеевны. Там мы много общались, пели. Вера Сергеевна читала свои последние стихи, многие из которых уже стали песнями.

Бог дал мне мелодии на эти слова, и дал возможность записать в акустическом варианте, с профессиональными гитаристами и с американским флейтистом Родни Гарнетом. Альбом этот посвящён памяти Веры Кушнир. Он вышел под одноимённым названием одного их последних её стихов – «Осенний мотив». Бог подарил мне также возможность, совместно с Верой Сергеевной, провести творческие вечера,  при помощи телемоста в скайпе, в Кишинёве, Донецке и Гомеле. Благодарность Господу за истинных друзей  в Санта Барбаре, которые помогали нам технически устраивать эти вечера.

Вера Сергеевна жила этими встречами и планами, которые у нас с ней были. Нас ожидали в России, Сибири, нас ожидали в Западной Украине. Вера Сергеевна очень хотела, чтобы  такой вечер состоялся и в Ивано-Франковске, на родине Стаха Михайловича, в начале января 2011 года. Я уже начал его организовывать, но учитывая тот факт, что все жители Западной Украины в эти дни сосредоточены на Рождественских праздниках, я отговорил Веру Сергеевну, и мы решили перенести такую встречу на конец января. Последнее общение по телефону у нас было 7 января. В этот раз разговаривали мы с Верой Сергеевной очень долго, как никогда, более двух часов. Вера Сергеевна делилась переживаниями, которые произошли в её последние  дни на земле. Она была очень сильно воодушевлена тем, что действительно полезна, что её любят, и желают с ней общаться. Никогда я не забуду её последних слов: «Я готова уйти к Отцу, дверь уже приоткрыта. Одной ногой я там, но другая ещё тут, и я ещё нужна. Петр, я ежедневно, кроме воскресенья, готова к нашим вечерам, а по воскресеньям я занята служением  в церкви. Я делаю синхронный перевод проповеди для русскоговорящих в нашей церкви. Во все  другие дни я неспеша прогуливаюсь к Виноградским, я и так рано встаю, я притопаю. Я буду рада делиться вестью о моём любящем Спасителе. Имей ввиду, что ты на меня можешь постоянно рассчитывать в этом плане. Жду звонка. Всё, убегаю, если так можно сказать, побегу, к Стаху. Привет всем, всё,  bye».

Эти последние её слова остались в моей памяти. 14 января Бог забрал её к Себе. В этом, 2011 году, Бог мне и моим друзьям из Сиэтла, дал возможность провести творческие вечера памяти Веры Сергеевны Кушнир во многих церквях, в штатах Вашингтон, Орегон и Калифорния. Кому интересно, можно посмотреть наши вечера в церкви “Суламита” в г.Портленде. В видео-архиве можно найти вечернее служение за 17 июля 2011 года под названием “Посвящается”, а также 24 июля – во Второй славянской церкви г. Сакраменто (вечернее служение). В данное время я провожу такие вечера памяти в Украине.

Олег, ещё от вас прозвучал вопрос: «Почему именно стихи Кушнир Вы положили на музыку?» Песни, музыка, они, как и стихи, приходят от Господа. И, самое интересное, что и мелодия, и стихи взаимосвязаны между собой, так как исходят от одного источника и вдохновителя – Духа Святого. Я не пишу песни, я просто пою стихи, которые коснулись меня, прошли чрез меня, и над мелодиями я никогда не сидел часами или днями. Это было сразу, в один момент, как будто бы это было уже написано на нотном ряде. Приходилось только воспроизводить. Те стихи, которые пронзили меня, я и пою, и каждый раз, когда их пою, я  переживаю то же состояние, пронизанный переживаниями автора, глубиной содержания, и смысла в текстах. Всё творчество Веры Сергеевны глубоко прочувствовано и продиктовано свыше. Поэтому эти стихи невозможно не петь. Вера Сергеевна Кушнир – это целая эпоха в славянском евангельском творчестве.

Олег Турлак: Вы много лет прожили в Молдавии. Расскажите о Вашем служении в этой республике. Какие у Вас остались наиболее яркие воспоминания о служении в Кишиневе и других городах?

Петр Яроцкий: Да, Олег, в Молдавии я прожил 14 лет – немалый срок, и задействован был во многих служениях и проектах. Большинство моих песен написано именно в Кишинёве. Поэтому Молдавия – это значимая веха в моей жизни. Длительное время пришлось трудиться в ассоциации по защите прав детей-сирот. Мы помогали трем интернатам, и 28 детским домам семейного типа, а также многочисленным многодетным семьям и поместным церквям. Кроме этого, я руководил служением прославления в церкви  «Свет миру» и малой группой, которые в церкви были благословенными. Также участвовал в различных мероприятиях, проводимых церквями и в республике. В общем, всё время служения в Молдове было довольно ярким для меня. Моё служение не всегда конкретно и тесно было привязано к определённой местности моего проживания, а распространялось далеко за пределы Молдавии. Это были: Пермский край, Башкирия, Сибирь, включая и Чукотку, и не только. В основном, я предпочитал для себя служение в нехристианской среде с целью распространения Божьего Слова.

Олег Турлак: Можно ли сказать, что Вас и Ваше творчество принимают везде, или же круг Ваших слушателей, в основном, ограничен церквями, основанными в 1990-х гг. и молодежью?

Петр Яроцкий: Сложно ответить, где меня принимают, а где не принимают. Я принимаю участие везде, и меня приглашают петь  не только в  церквях. Круг моих слушателей довольно обширный. Я чётко понимаю, и осознаю, что изначально это зависит от Божьего благословения, ну и лично от меня самого, от моей духовной составляющей, от моей мотивации, от моей цели, от того, что я хочу достичь в конечном итоге.

Самым главным, и основополагающим считаю то, что всё это не моё, оно целиком принадлежит Богу, который просто использовал меня, как инструмент, для Его славы. Везде, где только мне приходилось принимать участие, Бог был прославлен, и слушатели принимали нас с  благодарностью Богу. Я принимал участие в служениях множества церквей, различных по устоям: консервативных, и не очень, и свободных, я имею в виду, от греха свободных. Главное  искренность, и очень важна основная цель – донесение слова от Бога, а не стиль музыки, манера исполнения, музыкальное оформление, хотя и это всё важно, серьёзно и очень ответственно.

Я стараюсь, насколько могу, соблюсти гармонию абсолютно  во всём, чтобы все было представлено как единое целое, тогда и слушателю будет донесены те же чувствования, и суть слов, которые желал донести автор. Если акцентировать внимание на вспомогательных формах, цель не будет достигнута,  будет присутствовать дисгармония, поэтому я очень скрупулезно отношусь к тому, что Бог мне вверил. Стараюсь, делать всегда, и всё, что связано с музыкой и исполнением, предельно качественно, начиная с аранжировки и заканчивая записью при помощи профессионалов в различных областях. Так получается конечный продукт.

Скажу откровенно, это очень сложно, и ой, как недешево. Многие не понимают, к чему такие большие затраты, и вложения; говорят, что “итак большинство не разбирается в этом, и не понимает и не слышит нюансов”. Я против таких  мыслей и таких высказываний и, тем более, такого отношения. Люди всё понимают, просто назвать своими именами это не могут. Частотная характеристика, аранжировка, подбор инструментов для каждой отдельной  песни сильно влияют на восприятие произведения в целом. Люди ощущают комфорт или дискомфорт.

Когда в традиционных церквях говорят “старшие бабушки” о том, что барабаны “лупят” – они говорят правду. Не в барабанах проблема, проблема в изначально непрофессиональном подходе. Уверен, что не стоит идти лёгким и примитивным путём, основываясь на том, что слушатель и так этого всего не понимает. Извините, а как слушатель поймёт, если альтернативы у него нет, и не с чем сравнивать – всегда, как говорится “гороховая каша”.

В данное время особо  остро стоит вопрос, стоит ли вкладывать время, средства, большой труд в продукт, который в итоге возьмут и скомкают в MP3-формат, уничтожив всю красоту, спектр, ширину и глубину звука. Начинаешь понимать, что по большому счёту, действительно, качество никому не нужно. Проще всего ритмически склеить музыку в компьютере, готовыми штампами, которых там предостаточно, вставить текст подходящий, нарезать “болванки”, и песни, ну и диски, как цель, для многих, готовы. Так проще, и к этому, увы, привыкли.

Бог мне лично даёт такое понимание, что к тому, что Он вверил мне, нужно подходить со всей ответственностью, бережно, как для Господа, потому что Он достоин самого качественного и лучшего. Через пророка Малахию Бог говорит, что мы, порой, Его обкрадываем, принося Ему в жертву некачественное. Я это воспринял для себя как откровение, направленное ко мне лично. Вот поэтому я стараюсь преподнести слово слушателю, чтобы он услышал неискажённым всё то, на что Бог вдохновил поэта, написавшего стих и как этот стих доносится в песне: достигнута ли цель, и не искажен ли смысл стиха?

Важно, чтобы слова были не просто дополнением к музыке. Я, как исполнитель, понимаю, что всегда в основе должно быть слово. Я стараюсь не огорчать Бога в этом плане, поэтому благодарен Богу, что меня слушают в разных церквях, и не только в церквях, но и в тюрьмах, в реабилитационных центрах, на светских мероприятиях, приглашают на телевидение и радиопередачи. Слава Богу, что это всё не моё, а Его.

Олег Турлак: Я знаю, что Вы составили сборник фонограмм песен прославления для групп восхваления, которые нынче ведут служение во многих общинах. Что побудило Вас записать подобный альбом? Могут ли церкви обращаться к Вам по поводу приобретения фонограмм? Если да, то куда следует писать?

Петр Яроцкий: Да, было такое дело: записали мы такой проект из двух CD дисков, с моим другом и братом из Кишинёва, Виктором Ясницким. В проект вошли 22 песни, и 22 минусовых фонограммы. Минусовые треки я возил в Германию на студию и там делал им mastering для качественного звучания фонограмм. Что меня побудило? В то время, а это был 2004 год, у нас начинали служение многие новые церкви, не имеющие у себя музыкантов. Они нуждались в музыкальном сопровождении, поэтому мы решили поделиться тем, что у нас было, для их благословения. Кстати, много церквей в Германии, наша церковь в Кишинёве, да и тут, в Донецке, до сих пор, используют эти фонограммы. Они очень качественно сделаны в плане звука. Обращаться можно ко мне по электронному адресу: pjarozkiy@yahoo.com или в Skype: petroniy61.

Олег Турлак: Что Вы скажете по поводу вопроса взаимоотношений людей культуры и творчества с евангельскими церквями? Можно ли эти отношения назвать сложными или же “натянутыми”? Каков Ваш опыт?

Петр Яроцкий: По заданному Вами вопросу, Олег, можно книги писать, Вопрос, будут ли их читать? Запрограммировать творчество или вставить его в каие-то рамки нереально; в противном случае, это будет конвейер, или штамп. Сам Христос был творческой Личностью. Бог  говорит: «Се творю всё новое». В христианстве много творческих личностей в различных областях, потому что талант или дар исходит от самой творческой Личности –  Духа Святого. Всё, что я скажу сейчас, будет чисто моим субъективным мнением и моим пониманием вопроса.

В христианском, как и в другом любом обществе, сформировалось своё внутреннее понимание культуры и своё понятие творчества, и это вполне оправданно, но перегибов или «недогибов», (новый термин) в нашей христианской субкультуре очень много. Зачастую, творческие личности, люди культуры из мира, не могут понять внутреннего христианского контекста, тем не менее,  общаясь в кругах, если так можно выразиться, мирских музыкантов (хотя это довольно узкое определение), многие прекрасно понимают, откуда у них этот дар. Я наблюдал картину, с какой ответственностью они подходят к христианской тематике, порой намного серьёзней, чем сами христиане.

Вспоминаю моего друга, профессионального аранжировщика, работавшего со многими мирскими известными артистами, как он трепетно приступал к аранжировке некоторых моих песен. У него была  масса вопросов. Он искренне вникал в суть стихов и задавал наводящие вопросы, на которые я сам не обращал внимания. Это говорит о культуре и о понимании своего дела. Поэтому, проникая в христианскую атмосферу и соприкасаясь с некоторыми культурно–творческими  аспектами, светские музыканты никак не могут понять, почему то, что они видят, и слышат выглядит так неграмотно, и настолько “нетворчески”. Естественно, когда они делают свои замечания, нашим, христианским “деятелям культуры и творчества”, эти намёки бывают ой как “против шерсти”, и возникает конфликт.

Я говорил уже, что книги можно писать по этому поводу. Возьму самый распространенный пример. Практически в каждой церкви есть аудио-звуковое оборудование, но далеко не в каждой церкви, как  в СНГ, Европе и Америке есть профессионалы в этой области. Это одна из основных составляющих качественного служения, и отношение к нему, по моему опыту и личному наблюдению, довольно несерьезное. Работу эту у нас во многих церквях исполняют те, кто петь не умеют, играть не умеют, проповедовать тоже – им поручают служение: “идите, ребята, микрофоны включайте!”. И сидят там “выключатели и включатели”, а не обученные звукорежиссеры. Это пример из моей личной практики. Творческим людям этого не понять, потому, что по их пониманию и мнению, за пультом должен сидеть самый лучший  музыкант и специалист –  инженер с абсолютным слухом спектра звука и нотной грамматики.

Если таких специалистов нет, нужно посылать кого-то обучаться этому, как и любой другой профессии. Поэтому, во многих церквях некомфортно даже проповеди слушать, не то что музыку, из-за искажённого спектра звука. Бедные “бабушки и дедушки”, и все остальные не понимают, почему им так тяжело, а тяжело им от неграмотно выставленных звуковых частот и неграмотно установленного оборудования. Творческим людям такое терпеть невыносимо. Таких примеров масса. Я отобразил только одну маленькую деталь. Да и ведущие места  в творчестве занимают близкие к руководству, хотя далеко не специалисты  и они не готовы упустить хоть и не своё, но “свято место”.

В одной из церквей Германии у меня был разговор с участниками хора. Много народу было – практически весь состав. Поёт хор, мягко сказать, слабенько, но уверенно и очень громко. Меня спросили, что бы я сделал с этим хором, если бы его мне поручили? Я им открыто и честно сказал, что освободил бы их от непосильной для них, хоть и любимой ими ноши, а оставил бы восемь человек из сорока, которые, действительно, могут петь и правильно интонировать. Хор, естественно, мне не поручили, идею мою не восприняли, поют дальше и ещё громче. Аргумент есть такой в христианстве – «это всё же во славу Божию», но часто это всё в качественном выражении бездарностью пропитано, и порой со стороны даже бесславит Бога, который достоин самого лучшего, и самого качественного.

А в целом творческие личности – сложные, у них манера и желание творить, а многим устоявшимся общинам хочется стабильности: “Как наши деды пели, так и мы будем петь, и детей наших ещё громче петь заставим!” Отношения “натянутые”, и это естественно, потому что кто-то желает сохранить традицию, а творческие люди всегда  желают творить новое. Иначе быть не может.

Олег Турлак: В 1990-х и 2000-х гг. из многих евангельских церквей в СНГ ушла интеллигенция, которая было обратилась к Христу в конце 1980-х – начале 1990-х гг. Как Вы думаете, почему это произошло?

Петр Яроцкий: Без комментариев.

Олег Турлак: Какие тенденции следует ожидать в церковном музыкальном служении? В течение предыдущих 20 лет церковные группы хвалы “питались” переведенными с английского языка песнями прославления. Как Вы думаете, чего ожидать дальше? Нужно ли дальше продолжать смотреть в сторону запада, или же все-таки нужно переосмыслить евангельско – баптистское музыкальное наследие?

Петр Яроцкий: Очень интересный вопрос. Считаю, что меняться отношение будет, и местами меняется, но это медленный процесс. За этот немалый период целые поколения вырастали в разных местах по-разному. В некоторые баптистские церкви ещё не пришли группы хвалы и прославления, и эта форма там в запрете, и даже именуется грехом, поэтому есть ещё куда развиваться. Сложно говорить, как именно нужно, и что нужно. Важно, чтобы слова песен не расходились с мыслями и поступками, и тогда они будут приняты и Господом и окружающими.

Кстати, мы используем у себя в церкви и новые песни, и песни из сборника, придав им жизнерадостности и современного дыхания; воспринимаются и поются эти песни очень вдохновенно, тексты серьёзные, не пустые,  из 4-5 слов. (это из личного наблюдения). Неплохо было бы, чтобы форма или стилистика все-таки была в рамках национальной культурной составляющей. Например, в Украине очень мелодичные народные песни. Они близки по духу нам, украинцам. Почему бы не делать музыкальное служение в таком формате? В целом музыка и музыкальное служение – это благословение, но и яблоко раздора. Поэтому к этой теме нужно подходить творчески, исходя из контекста каждой в отдельности поместной церкви.

Выработать какой – то один стандарт для всех, совершенно нереально, да и неправильно. Не в каждой церкви есть специалисты, которые могли бы что- то серьёзно изменить, поэтому идут по традиции: так как было, так и хорошо. Молодёжь развивается совершенно в другом ключе и в другом аспекте. Музыка для молодого поколения – как шумовой придаток, они её по-другому чувствуют и воспринимают. В первую очередь, нужно прийти к пониманию переосмысления, но многих существующее положение вещей вполне устраивает и, ни о каком переосмыслении даже вопрос не стоит.

В евангельских кругах почему-то существует понятие «христианская, благоговейная» музыка. Как оно расшифровывается, объяснить музыканту-профессионалу нереально. Ноты одни для всех. Нет христианских или нехристианских нот, это же касается и стилей музыки. Кстати, много песен в «Сборнике духовных песен» написаны в стиле рок, например: «Знаешь ли ручей, что бежит». В конечном счёте, всё  должно гармонировать. Часто получается полнейшая дисгармония, где «слова сильно  мешают музыке» или аранжировке, поэтому немаловажно понимать основное предназначение музыкального служения в церкви.

Перехлёстов много, группы прославления перестают, по сути, заниматься прославлением Бога. Ставка идёт на всё: на стиль, оформление, личности, визуализацию, а основное, для чего, точнее, для Кого звучит прославление – вообще отсутствует. Прославление  превратилось в субкультуру, и это факт. Мне часто приходится слышать такое от молодёжи: «Ой, там такое крутое прославление!» Я вижу в этом перехлёст и, общаясь с музыкантами всевозможных групп прославления, всё больше и больше в этом убеждаюсь, потому что многим нравится просто поиграть и себя показать. Я болею за то, чтобы в церквях пелись новые песни, чтобы каждая церковь имела своих, одарённых Господом композиторов, чтобы новые песни пелись для славы Божьей. Пока есть, куда в этом плане расти и развиваться.

Олег Турлак: Служители нового поколения зачастую считают, что смогут привлечь прихожан в церковь, если сформируют современную группу прославления и избавятся от хора и классических песнопений. Что Вы думаете по этому поводу?

Петр Яроцкий: В какой-то мере те, кто так считает, правы по-своему, как в пословице: «На ловца, и зверь бежит», но мотивация, для привлечения существенно смещена в сторону. Привлекать должен Дух Святой, и не  стилем современной музыки, или ещё  какими-нибудь формами, или атрибутами служения. Христос говорит: «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечёт его Отец», поэтому привлекать должно избавление от грешной жизни, в противном случае, всё превращается в шоу.

Зачастую, это шоу печально для многих заканчивается. Служители пытаются таким образом удержать прихожан в вере, что само по себе обречено на провал. Они предлагают им приятные для их вкуса “конфетки и пряники”, тщетно пытаясь подменить силу Духа Святого, который поселяется в возрожденных Богом сердцах. Вот поэтому, такие формы быстро привлекают, и настолько же быстро, если не быстрее, отталкивают. Да, на практике, за последние 20 лет имели место такие случаи, но такие церкви непостоянные, они рассеиваются и разочаровывают многих. Ведь если идти путём привлечения музыкой, нужно предлагать людям что-то особенное и мощное по музыкальным мирским меркам, ведь в миру шоу-бизнес довольно развит, и уровень шоу там громаднейший. У Бога совершенно другие методы, и пути привлечения – однозначно не шоу!

Нужно ли избавляться от хора? Хор – это тоже устоявшаяся субкультура. В редких случаях  хор в поместных церквях поет грамотно и на должном уровне, а, в основном, это приблизительно выглядит так, петь в одной партии умеют 2 хориста, но им «помогают» петь ещё 8-10 хористов, причём “мимо нот”. Довольно весело за этим наблюдать, тем более – слушать. Лично я согласен с тем, что такая  форма, как хор, изживает себя, и не только из-за низкого уровня пения хористов, но и по той причине, что время уже, естественно, другое. Можно иметь качественный хор, но его участие не обязательно на каждом богослужении. Хор может быть “изюминкой” на праздниках, одно-два произведения качественно исполненные – это здорово, но не постоянно. Это моё чисто субъективное мнение. Что же касается музыкального служения, то оно, естественно, должно быть качественным и должно служить, объединяя всю церковь в хвале, прославлении и славословии Бога. Это касается не только музыкального служения. Ну а привлечь людей мы сможем только своей праведной жизнью и непорочным хождением пред Богом, чтобы люди не только слышали, но и видели, и прославили Господа.

Олег Турлак: Есть ли у Вас друзья среди других творческих людей, как мы говорим, “в миру”? Как Вы думаете, может ли христианский исполнитель входить в светские творческие круги, или же все-таки после обращения к Богу “назад дороги нет”?

Петр Яроцкий: Да, слава Богу, у меня очень много есть друзей в среде творческих людей, как мы называем – «в миру». В основном, это порядочные люди, и мне очень приятно с ними общаться. Меня поражает тот факт, что очень одарённые музыканты, простые и не гордые, в отличие от множества наших “непрофессионалов”. Музыканты и композиторы-христиане не просто могут, а должны представлять христианское творчество, по возможности, в среде нехристиан. Я говорю о профессиональных музыкантах и композиторах, потому что в той среде дилетант не сможет иметь качественного общения.

Смотря для какой цели и на каком уровне это делать. Если рваться на шоу-сцену, чтобы спеть о цветочках и о птичках, – не стоит, люди вести о Боге от нас не услышат. Нужно понимать, что христианская тематика не вписывается в формат шоу-бизнеса, поэтому нужно быть с ними в хороших личных взаимоотношениях. Я делюсь своим опытом. Знаю музыкантов-христиан, работающих, и развивающих свои таланты в нехристианской среде Каждому  музыканту, достигнувшему высокого уровня, следует изначально ответить на вопрос: “Для какой цели ты учишься?” Естественно, верно и правильно посвятить свой дар, данный Богом, для прославления Его, но это должно быть решением каждого в отдельности.

Очень сложно оставаться верным Богу в нехристианской атмосфере. Также бывает и такая очень печальная картина: в церкви в воскресенье христианин – музыкант, скрипач, а за стенами молитвенного дома христианин – тракторист, бульдозерист, каменщик, штукатур. Поэтому музыканты в христианской среде должны думать о своей профессии. Что касается слов «назад дороги нет», если музыка – это профессия, то я считаю, что можно так зарабатывать на жизнь, хотя это очень индивидуально, потому что мир требует и диктует свои «аранжировки», и пишет свои «ноты», для достижения своих, мирских целей.

Олег Турлак: Сейчас Вы проживаете в Донецке. Приятно было узнать, что Вы являетесь сотрудником христианского университета В Донецке. Расскажите, пожалуйста, об университете и своей деятельности. Несколько лет назад в ДХУ сменилось руководство, и появилось новое видение. В чем его суть?

Петр Яроцкий: Да, вот уже второй год Бог мне и моей семье, подарил такую возможность жить и трудится в ДХУ. (http://www.dcu.org.ua/, http://dcu-donetsk.livejournal.com/) Моя деятельность в университете заключается в служении студентам и сотрудникам в прославлении, в совместном служении, а также представлении ДХУ в церквях Донецкого региона, и не только. Я организовываю творческие встречи и богослужения в церквях Восточного региона Украины с целью привлечения студентов как на богословские программы, так и на светские, с дипломом государственного образца.

Данные программы начинают в нашем университете действовать с нового учебного года. Долгое время служение университета было направлено на подготовку миссионеров, богословов и церковных служителей. Но мы понимаем, что общество могут изменить профессионалы в различных областях общественной жизни, которые живут по Слову Божьему. Также на территории университета существует частная общеобразовательная школа «Глория», где дети воспитываются в рамках христианской морали. Теперь у молодых людей есть возможность получить актуальные специальности, пользующиеся спросом на современном рынке труда, такие как: «Экономика предприятия», «Английская филология» и «Социология». И все это связано с христианской этикой бизнеса, методикой перевода богословской литературы, миссией церкви в современном обществе, что, согласитесь, очень важно для современного общества. Студенты будут обучаться на территории христианского университета, так сказать, «на территории веры», где не будет места алкоголю, табакокурению, наркотикам и другим греховным вещам.

Также студенты попадают в широкий круг воспитательных мероприятий, которые помогут им укрепить веру и стать эффективными служителями в Царстве Божьем. Продолжится набор на программы семинарии по богословию, миссиологии, христианскому консультированию и душепопечительству, ведь “нивы побелели”. Продолжается также обучение на пасторском проекте «Осанна». За парты сели 180 служителей из Донецкой, Луганской, Харьковской и других областей Украины.

Олег Турлак: Каким образом возвращение Алексея Мельничука на служение ректора изменило видение и жизнь Донецкого вуза? Какие качества нынче необходимы PR-директору христианского вуза. На каких приоритетах он должен сосредоточиться?

Петр Яроцкий: Алексей Иванович стоял у истоков создания университета. Можно сказать, что все радости и неудачи ДХУ касаются его сердца. Президент ДХУ вернулся в очень сложное время – время глубокого кризиса, когда на очных программах не было и 10 студентов. Формируется новая команда, ставятся цели и задачи, которые некоторым, возможно, кажутся недостижимыми, но то, что невозможно людям, возможно Богу. Так что в будущее коллектив университета смотрит уверенно.

PR-директору христианского вуза нужно немало терпения и осознания важности огромной работы, так как приходится иметь дело с потенциальными абитуриентами, представителями различных церквей и общественных организаций, донорами, которые хотят поддерживать христианское образование на постсоветском пространстве. Нужно всегда помнить, девиз нашей землячки,  Веры Сергеевны Кушнир, что “Господь выбирает верных и делает их способными”.

Необходимо не останавливаться на достигнутом, обучаясь каждый день, развивая таланты, данные Богом. Нужно быть в курсе инноваций, идти в ногу со временем. Основной приоритет – люди: студенты, которые должны стать эффективными служителями; церкви, для которых наши выпускники должны быть благословением. Поэтому Бог нам подарил хорошую команду посвящённых людей для выполнения этой задачи, один из них – руководитель отдела внешних связей, PR-директор, журналист, прекрасный специалист и искренний христианин Денис Геннадьевич Лапин.

Олег Турлак: Вы работаете в отделе внешних связей университета, как Вы думаете, насколько PR- кампания может обеспечить приток новых студентов в богословский вуз?

Петр Яроцкий: Слава Богу, в церквях есть люди, которых интересует изучение богословских дисциплин, которые готовы посвятить несколько лет своей жизни, чтобы стать эффективными служителями в Царстве Божьем. Пиар-кампания должна быть максимально честной и прозрачной. Абитуриент должен получить максимальную информацию об университете, учебных программах, преподавателях, библиотеке, студенческом городке. Увы, иногда случается такое, что богословские школы обещают студентам многие блага, начиная от оплаты перелета из Средней Азии до весьма обеспеченной жизни во время учебы. Потом не стоит удивляться, что такие студенты и не думают о возвращении на родину для проповеди Евангелия, ведь в мире немало «тёплых» мест.

Каждый наш студент поступает с обязательной рекомендацией от пастора, но и это – не страховка от возможных проблем. Так что кампания может и должна быть успешной, но только стремиться нужно найти верных христиан, которых наш Господь сделает способными. Конечно, меняются методы достижения абитуриентов. Многие молодые люди не читают газет, зато активно проводят время в социальных сетях, там и нужно общаться с ними, наблюдать за кругом их общения и интересами. Тогда кампания будет успешной, а университет примет в свои стены тех, кто изменит наше общество, донеся весть о спасающем и любящем Христе.

Олег Турлак: Богословское образование в бывшем СССР находится в состоянии кризиса. Ведущие евангельские вузы испытывают недостаток абитуриентов. Кризис не миновал стороной и Донецкий университет. Что предпринимается для того, чтобы смягчить последствия кризиса? Где то “слабое звено”, по причине которого, молодые люди утратили энтузиазм к учебе?

Петр Яроцкий: Увы, кризис не обошел нас стороной. Прежде всего, мы смотрим на актуальность наших программ. Именно поэтому, например, были запущены новые программы: «Миссия церкви в современном мире» и «Бакалавр христианского консультирования и душепопечительства». Время также показало, что люди хотят поступать и на программу «Бакалавр богословия», от которой, к сожалению, отказались многие богословские школы.

Порой университеты обучают студентов только в рамках одной конфессии, даже союза или братства. Мы готовы видеть в наших стенах представителей всех евангельских церквей, без предвзятого отношения к некоторым аспектам их вероучения. Обязательной является практика в местных церквях. Каждый студент закрепляется в одной из поместных церквей, и ответственный сотрудник, в тесном контакте с пастором, помогает студенту найти свое место в служении.

«Слабое звено» – это то, что немногие люди видели, как полученное образование может помочь найти им свое место в жизни, да, просто говоря, заработать на хлеб себе и своей семье. Не каждый готов к  подвижничеству в служении. Увы, некоторые молодые люди не имеют иного образования, кроме богословского. Им тяжело совместить служение с работой. Поэтому мы положили начало светским программам. Вы правы, студентов стало меньше, но, быть может, это отразится на качестве подготовки, преподаватели смогут уделить им больше внимания и, кто знает, сколько душ будет спасено через эти сосуды Божьей благодати. Церкви, увы, не мотивированы посылать своих молодых людей на учебу.

Некоторые боятся того, что не все молодые люди готовы возвращаться в свои городки, а некоторые просто боятся получить назад человека, который будет лучше образован, чем многие служители. Не стоит бояться перемен; церковь, как живой организм, меняется, чтобы, используя новые методы, возвещать людям о Христе. И университеты, богословские школы должны быть, как говорится, “на передовой”.

Олег Турлак: У Вас недавно родилась дочь. Как Вы ее назвали? Какие чувства Вы испытываете, став отцом в 50 лет? Какое место занимает семья в Вашей жизни? Удается ли Вам находить время для семьи среди множества дел?

Петр Яроцкий: Да, слава Богу, мы все безмерно счастливы, это Божий дар для нас. Это более, чем реальный подарок с неба прямо на Рождество. Причём, это совершенно неожиданный подарок – дочурка, которую дети мои назвали Злата. Бог мне подарил прекрасную спутницу в жизни в то время, когда я совершенно не думал об этом вопросе, но Бог лучше знал, что для меня было нужно именно  в то время. Он мне подарил щедро из Своей милующей и любящей руки прекрасное создание по имени Жанна. “От Него исходит всякий дар благой и совершенный”, поэтому я счастлив такому подарку.

Семья для меня – это всё самое ценное и благословенное, подаренное Богом. Я счастливый человек, у меня, как написано в Библии, жена, “цена которой выше жемчуга”. Каждый день совместной жизни сравним с первым днём нашей встречи, но только чувства с каждым днём становятся сильнее и крепче. Насчет последующих подарков от Бога: Яночки, Артурчика, Эрика и Златочки, ну я не знаю, как все это описать, слов нет, одна благодарность Богу. Всегда у меня есть вопрос, обращенный к Богу: «За что?» Я ведь такого не достоин. Слава Богу, что мне удаётся уделять должное внимание семье, потому, что я отчётливо и ответственно понимаю, что моя семья – это вверенная мне Богом церковь.

Олег Турлак: Какие у Вас творческие планы на 2012 год?

Петр Яроцкий: Планов много, но из своего жизненного опыта я понимаю, что состоится только то, что определено Господом, и зачастую лучше всего получается незапланированное. Творческую личность сложно “запланировать” и систематизировать, как говорит ректор Алексей Иванович Мельничук.

У меня есть огромное желание воплотить в жизнь проект: хочу открыть при ДХУ музыкальную лабораторию, в которой будут обучаться звукорежиссёры, звукотехники, ну и открыть музыкальное кафе. Если даст Бог жизнь и возможность, желаю выпустить сборник авторских песен – их набралось уже более 300,  ну и, конечно же, закончить выпуск нового альбома «Путь домой», в записи которого, приняли участие самые талантливые музыканты из Молдавии. Это довольно трудоёмкий проект, полностью живой звук. Ребята очень серьёзно вложились в него. Теперь осталось только качественно спеть. Также планируется много поездок по Украине, в Германию, Россию, ну и если летом будет возможность, то хотелось бы поехать в Америку, на восточное побережье.

Благодарю вас Олег за то, что пригласили меня к беседе за чашечкой кофе. С вашей стороны был тёплый и радушный приём. Желаю Вам и Вашим читателям мира и благодати, которую в полной мере даёт Спаситель.

Photo: Pixabay.

© 2012 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Пётр Яроцкий

Пётр Яроцкий

Композитор и исполнитель христианских песен. Декан по работе со студентами и руководитель отдела церковных связей Донецкого христианского университета.

More Posts - Website