Почему бы нам не научиться честности?

Почему бы нам не научиться честности?

Честность – великое дело. Виктор Гюго придерживался мнения о том, что «честность стоит ближе всего к великому».  Кто-то сказал, что только честный человек может спать спокойно. Он спит спокойно потому что его сердце свободно от разного рода интриг и противостояний. Он не вовлечен в противоречия и всякого рода распри. Народная мудрость гласит, что честному человеку не нужна хорошая память. Ему попросту нечего скрывать. Честный человек способен открыто говорить о сложных вопросах и обсуждать проблемы, порой кажущиеся неразрешимыми. Честный человек открыт в общении с другими и честен, прежде всего, с самими собой. Если человек склонен лгать себе и созидать ложь в своем внутреннем мире, он будет лгать и другим. Фрэнсис Бэкон писал: «Будь хотя бы сам честен настолько, чтобы не лгать другим». Господь Иисус повелел нам любить Бога и ближнего. (Мф.22:37–39) Это значит, что будучи честными с самими собой, мы также должны быть честны в отношениях с Богом и с нашими братьями и сестрами по вере.

Честность должна быть присуща христианину и христианскому сообществу в целом. В стремлении быть похожими на Христа, мы должны быть честными с самими собой в отношении того, на каком этапе духовного развития находимся, а также насчет того, как выглядит наша христианская община.

КРИЗИС САМОИДЕНТИФИКАЦИИ

Не секрет, что в наши дни евангельское христианство в бывшем СССР, а также в эмиграции, переживает непростые времена. Мы испытываем кризис самоидентификации. В попытках самоопределения мы задаем вопросы: Кто мы? Ближе ли мы находимся к западу, или же все-таки к востоку? С одной стороны, большинство наших единоверцев проживает в странах запада. С другой же стороны мы почему-то, как во времена «холодной войны», противопоставляем себя западному христианству, говоря о том, что наша версия христианства все-таки особенная и что мы много чего заимствовали у восточной церкви. Несмотря на это, тысячи наших братьев и сестер находят убежище именно в странах запада, а не на востоке. Но даже при этом мы подчеркиваем что мы, славяне, особенные и отличаемся от остального «мира».

ЗАПАД ИЛИ ВОСТОК?

Те же, кто проживает в бывшем СССР, с одной стороны, порой осуждают, как им кажется, поверхностное западное христианство, однако с другой они стоят в оппозиции мажоритарной Православной церкви, считая православных христиан попросту неверующими. Если честно сказать, то мы не знаем толком того, что представляет собой разнообразное и многоликое западное христианство. Мы его попросту боимся. Также мы не удосужились вникнуть в богословие и практику служения Православия на Руси. Оно нам неинтересно.

ЯЗЫК ОБЩЕНИЯ

Богослужения славянских эмигрантских общин происходят (пока) на русском языке, однако языком общения молодого поколения давно уже перестал быть русский. На церковных автопарковках после богослужения уже давно звучит английская речь, разве что с редко вставленными русскими словами. Интересно, как же будут выглядеть эти общины лет через тридцать и будут ли существовать вообще?

Одна из самых больших колоний в Торонто (Канада) – китайская. Китайские евангельские церкви – наиболее многочисленные в более, чем двухмиллионном мегаполисе. Богослужения во многих из них проходят на родных языках китайцев (выходцев из разных провинций). Однако с недавнего времени китайские церкви также начали приглашать англоязычных пасторов-канадцев на служение. Причина этому – то, что новое поколение христиан-китайцев уже не говорит на родном языке родителей. Им гораздо ближе английский – язык общения в школах и университетах. Следовательно, проанализировав ситуацию, лидеры церквей вовремя среагировали, сделав Благую весть доступной молодым христианам на понятном им языке. Как вы думаете, может настала пора привлечь к служению и в славянских общинах тех, кто говорит на английском, чтобы проповедь была понятна и молодому поколению верующих?

БОГОСЛОВИЕ И ПРАКТИКА

Мы считаем американские евангелизационные «технологии» слишком уж поверхностными, при этом не предлагая никакой другой альтернативы. Интересно, что читаем мы богословско-практическую литературу, написанную, в основном, западными авторами, а не восточными. Чарльз Сперджен, Билли Грэм, Рик Уоррен и другие западные церковные деятели цитируются с наших кафедр чаще других. Мы говорим о наших традициях и богословии, не сформулировав и не представив того, что же они представляют собой и не зная многого, к примеру, о взглядах И.С.Проханова и И.В.Каргеля. В нашей евангельской среде порой обнаруживаются крайности – полное отрицание всего западного, или же полное копирование того, что приходит к нам из Европы и США. Осмысливать и свое, и чужое наследие мы почему-то не удосуживаемся.

КУЛЬТУРА ПОКЛОНЕНИЯ

Мы говорим о богатстве нашего поэтического творчества и гимнов, слова которых так близки нашим сердцам, не признавая, однако того, что в течение последних двадцати лет культура западного поклонения и прославления проникала в наши общины и укоренилась в сердцах молодых христиан (многих из которых уже молодыми не назовешь) настолько, что они уже и не представляют себе жизнь и веру в отрыве от неё. Десятки переведенных на русский язык западных музыкальных произведений уже настолько стали «нашими», что многие удивляются теперь, когда узнают, что изначально их лирика была написана не на русском, а на английском языке.

Просматривая недавно диск с богослужением в одной из евангельских церквей в бывшем СССР с богатой историей, я не мог не заметить, что около половины песнопений, исполнявшихся на нём, были переведенными на русский язык западными произведениями. Интересно то, что именно в этой общине некоторые «ревнители» неуклонно ведут борьбу со всем западным. Смешно, не правда ли?

ОТЦЫ И ДЕТИ

Многие церкви поразила проблема взаимоотношений между поколениями. «Отцы и дети» не находят общего языка в вопросах форм поклонения и церковной богослужебной практики. И не только это. Их жизнь разная. Молодежь сегодня «живет» Интернетом и культурой text messaging, неведомой их родителям. Молодое поколение, порой, испытывает непомерное давление со стороны старших братьев и сестер, которые живут (как многие молодые люди считают) вчерашним днем и отказываются признавать то, что на смену им приходит (или уже пришло?) новое поколение, выросшее в постсоветское время и не испытавшее преследований за веру. Интересно будет посмотреть, что же произойдет, когда в силу возраста те, кто «давил» на молодежь, больше не смогут служить. Интересно и страшно.

ДУХОВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

Признавая ценность образования в общем и отправляя своих сыновей и дочерей на обучение в лучшие учебные заведения для получения светских профессий, многие братья и сестры до сих пор отрицают ценность духовного образования, считая, что такие термины, как «церковь» и «образование» не могут сосуществовать.[1] Не поэтому ли так страдают наши кафедры от недостатка изложения библейского учения? Кто может учить, не будучи научен сам? Кажется, Спаситель говорил: «Если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму». (Мф.15:14)

ПИСАНИЕ И ТРАДИЦИЯ

Так уж происходит, что, говоря о приобретении душ для Царства Иисуса Христа, мы многим, по сути, закрываем доступ к Богу, ставя перед ними непреодолимые барьеры в виде общепринятых церковных правил и традиций, мало общего имеющих с Священным Писанием. Не Господь ли говорил: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают: связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плечи людям, а сами не хотят и перстом двинуть их; все же дела свои делают с тем, чтобы видели их люди: расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих»? (Мф.23:1–5) Понятие о спасении, которое дарует Христос, мы заменили вожделенным правом членства в церкви как в клубе для избранных.

Не так давно я присутствовал на собеседовании с кандидатами на принятие крещения в одной из евангельских общин. Я был поражен тем, что сидящие рядом со мной служители были более обеспокоены знанием крещаемыми церковных правил (того, чего не позволено надевать и куда не следует ходить), нежели знанием и пониманием ими важных библейских истин.

РОЛЬ ЦЕРКВИ В МИРЕ

Мы говорим о том, что не мы должны идти к людям, а люди должны идти в наши церковные здания, тогда как Спаситель говорил об обратном: «Идите, научите…». (Мф.28:19–20) Мы до сих пор испытываем трудности, связанные с пониманием роли церкви в обществе и её социальном служении миру.

Мы такие, какие есть. Наша экклесиологическая реальность – продукт нашей истории, ни больше ни меньше. От себя мы не убежим. Мне хотелось бы призвать всех нас вот к чему – к честности и диалогу о проблемах и вопросах, которые стоят перед нами. Честности и открытости нас не учили. Наоборот, в советское время нас побуждали, как говорится, «держать свое мнение при себе». Целые поколения так и не получили возможности узнать правду и высказать свое мнение. Только в конце 1980-х – начале 1990-х мы узнали о том, что в течение многих лет нам говорили ложь и заставляли покорно повиноваться власть имущим. Мы наследники этой печальной традиции.

Совсем недавно я начал читать книгу Григория Медведева The Truth about Chernobyl («Правда о Чернобыле»).[2] Почему-то подобную книгу я мог найти только в Канаде. Подобного рода книги, наверное, не пользуются популярностью в России и других странах – республиках бывшего СССР. Медведев был главным инженером-строителем Чернобыльской АЭС в 1970 году. В книге он повествует о том, что трагедия 26 апреля 1986 года произошла не в результате случайности, а из-за того, что зная о потенциальной опасности, операторы станции проигнорировали всевозможные инструкции. Даже когда опасность взрыва была более, чем очевидной и все еще оставалось время для того, чтобы исправить ситуацию, ничего не было сделано из-за упрямства главного оператора и отрицания им действительности.

Вопросы, которые были подняты мной, не вымысел. Это наша реальность, и о ней нам нужно говорить. Я призываю к честности и открытому диалогу. Диалог предусматривает возможность для всех сторон высказать свое мнение. Диалог – это не преобладание мнения большинства или же контролирующего «всех и вся» привилегированного меньшинства. Это способность к открытому и уважительному общению, но не только. Это также и демонстрация желания слушать и слышать.

В этом и цель нашего журнала – предоставить трибуну для христианских авторов, богословов, публицистов, пасторов и миссионеров – для того, чтобы вместе мы могли взглянуть на проблемы, стоящие перед церковью сегодня. Я убежден, что только признав свои слабости в настоящем, мы сможем стать сильной, открытой и честной церковью будущего.

Ссылки

[1] Проблематике вопроса о церкви и богословском образовании была посвящена статья Олега Турлака «Церковь и богословское образование на постсоветском пространстве: что было сделано не так?» Христианский мегаполис 1 (7) (2011).

[2] Grigori Medvedev, The Truth about Chernobyl (Basic Books, 1991).

Фото: Pixabay

Олег Турлак

Олег Турлак

Основатель и гл. редактор "Христианского мегаполиса".

More Posts - Website