Переулками памяти: Молодежь 1970-х (часть вторая)

“Джамбульцы”

Моя группа называлась «джамбульцы». Группу Николая Епишина в церкви  называли «брянские». В его группу входили: Вадим Батуров, Сергей Золотаревский (сегодня – первый пастор Московской центральной баптистской церкви), Николай Корнилов и Николай Балашов. Был момент, когда несколько человек из группы ушло в Православную церковь, но все вернулись, кроме Николая Балашова. Сегодня он заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата. Группы возникали вокруг лидера. Появлялись они, главным образом, потому, что молодежи становилось в церкви все больше.

Петр Абрашкин

Интересно, что самая первая группа возникла вокруг Петра Абрашкина, но его экстравагантный и неуравновешенный характер не дал продержаться группе долго. Он вел себя порой весьма необычно, и его экстравагантность с годами не прошла. На Пасху он, помню, надевал майку с надписью спереди: «Христос воскрес!» Прохожие на улице, разумеется, поворачивались, и им предназначалась надпись на спине: «Воистину воскрес!». Никто,  кроме Петра, такой “дерзости” позволить не мог. Сегодня он по-прежнему умеет удивить и поступками, и внешним видом: он ходит в мундире генерала казачьих войск, с огромным иконостасом из медалей и значков, своих и чужих. На его визитке значится «Министерство юстиции. Генерал-майор казачьих войск». Сегодня он работает помощником депутата Государственной Думы от Коммунистической партии РФ. Он был и остается весьма оригинальной личностью, и неудивительно, что некоторая часть церковной молодежи 1970-х к нему тянулась.

Наша группа просуществовала довольно долго – с 1973 года до начала 1990-х. В мою группу входило семейство Алферовых: Люда, Оля, Лена, Татьяна. Их родители разрешали собираться у них дома, что было для нас большим подспорьем. После смерти их отца несколько человек из их семьи, а также некоторое число верующих Московской центральной баптистской церкви примкнули к квазибаптистской группе из Прибалтики, именовавшихся «вальтеровцами».

Активно участвовало в группе «джамбульцев» семейство Беловых: Василий, Вера, Надя. У них проходили спевки и сыгровки. Нас радушно принимали их родители, простые рабочие люди, в квартире на улице Широкой. Активностью отличались Наталья Варфоломеева, семейство Зайко (после отъезда в США в их квартире живет Юрий Кириллович Сипко). Ходили к нам Батылины Саша и Галя, семейство Высочиных, Громовых, Жуликовых (представитель этого семейства, Александр Кузнецов, сегодня пастор церкви Тушинской евангельской церкви), семейство Комаровых-Ермолюк. Жуковские Толя и Сергей. Семейство Саяпиных. Иногда к нам заходил и известный христианский поэт Николай Шалатовский.  Интересно отметить, что Сергей Васильевич Ряховский, как христианский лидер, свои первые шаги делал в нашей группе.

Была у нас и группа «малышей», ребят помладше; ее возглавляла Вера Блинова, сестра моей жены. Самые известные сегодня ее члены – Николай  Масляков, старший пресвитер РС ЕХБ по Московской области, и Михаил Чекалин, руководитель Московского объединения церквей ЕХБ. Та группа была, вероятно, самой «опасной», потому что за религиозное образование несовершеннолетних можно было попасть в тюрьму.

Группы пополнялись в основном за счет детей верующих родителей. Матери всеми правдами и неправдами пытались приобщить своих чад к христианской деятельности, просили лидеров групп взять своих детей к себе. Принадлежность к группе давала возможность не уйти “в мир”, не потерять свои убеждения. Если бы не наши группы, то многие молодые люди не пришли бы в церковь. Хотя, конечно, принадлежность к группе вовсе не означала спокойной жизни.

Организация молодежного совета. Членские собрания

Во избежание соперничества и для координации работы групп в церкви был создан Молодежный совет. Именно его усилиями были проведены первые в истории Московской центральной баптистской церкви членские собрания. Нам, молодежи 1970-х, частенько доставалось от работников нашей церкви, входивших в ее  наиболее послушный властям отдел, – иностранный [Международный отдел ВСЕХБ]. Его сотрудники работали с приезжавшими  иностранцами. Надо сказать, что иностранцы в нашей церкви были всегда. В основном, это были туристы из США и капиталистических европейских стран. За их счет церковь пополнялась литературой.

Иностранцы привозят Библии

Иностранцы зачастую привозили, если не целую Библию, то Евангелие.  Мы сами “крутились” вокруг гостей, вдруг и нам что-нибудь перепадет. Часто перепадало. Иностранцы  отдавали литературу не в иностранный отдел, а старались раздать тут же. И тут можно было ухватить то Библию, то Новый завет. Работники иностранного отдела нас за это очень не любили. Полученные книги работники отдела обычно отдавали старшим братьям или продавали. Обычная цена на Библию в то время равнялась 10 рублям, т.е. десяти процентам моей заработной платы. И мы бы сами купили эти Библии, даже за 10 рублей, но их не было.

Семья Кригер. Андрей Кригер

В нашу группу приходили и члены большого семейства Кригеров.  Сын Андрей  служил в Афганистане. Тогда брали всех, кто не отказывался от присяги. Андрей приехал в отпуск и рассказал несколько армейских историй, которые я запомнил:  “Первый десант над Кабулом высаживался на большой высоте днем, и две трети солдат перестреляли. Следующий десант, в который входил Андрей, выбрасывался ночью на малой высоте. Прыгали вместе с пушками. Дождь, грязь, выстрелы. Окопались. До утра не поднимали головы. Только утром нашли свои пушки. Обычно прочесывали цепью, искали душманов. Вдруг увидели наши вертолеты, командир зажигает пиропатрон, а вертолеты разворачиваются на боевой заход. Мы, говорит, попадали. Но запомнили номера вертолетов. Когда  вернулись на базу, то устроили горе-вертолетчикам «дружественный» огонь.  Хорошо, что они стрелять не умели! Шла наша колонна машин с цистернами с водой мимо аула. Из аула дал очередь крупнокалиберный пулемет. А впереди шла БМП сопровождения. Душманы думали, что в цистернах бензин. БМП выстрелила по тому месту, откуда стреляли. Оттуда – гранатомет. БМП заезжает за цистерну и просит помощи батареи. 4 орудия аккуратно сравняли аул с землей.”

Виктор Андреевич Кригер

К сожалению, из армии Андрей вернулся неверующим. Мы пытались с ним говорить, но он был глух – это была одна из наших первых потерь. Вскоре семья Кригеров эмигрировала в Германию. Мы бывали у них в гостях. Отец, Виктор Андреевич, представлявший в ВСЕХБ интересы менонитов,  вместе с сотрудниками иностранного отдела ездил за рубеж. Он привозил книги, некоторые вещи, которых не было у других. Он был в привилегированном положении. Кто-то его подозревал в связях с органами.  Какая-то загадка  в нем все же была. Помню, приехал Николай Сизов, старший пресвитер ВСЕХБ по Киргизии, и  сказал, что по нему есть информация, и о нем состоится разговор. Вскоре на съезде Кригер заявил о своей отставке.

Татьяна Осипова

Хотелось бы вспомнить Таню Осипову, переводчицу. Она помогала нам в общении с иностранцами. Мы, конечно, очень рисковали. Встречались в метро, шли на квартиру. Говорили о том, как они могут переправить нам Библии, помочь финансово нашему служению. У нас стали появляться финансовые средства, такой ресурс давал огромные возможности.

ВСЕХБ находился в церкви в Маловузовском переулке. Там же находились кабинеты А.М. Бычкова, И.Г. Иванова, С.Т. Тимченко, А.И. Мицкевича, В.А. Кригера. Мы знали, кто где сидит, но вхожи были в основном только в кабинет Виктора Андреевича Кригера, очень дружелюбно относившемуся к молодежи.

Отношения с “инициативниками”. Михаил Хорев, Анатолий Редин, Петр Румачик

Особо дерзкой, в глазах властей,  акцией со стороны молодежи было установление отношений с «инициативниками». Со мной встречался Михаил Иванович Хорев, заместитель Геннадия Крючкова, руководителя «инициативников». Знаком я был также с Рединым Анатолием Сергеевичем из Рязани. Он был активным благовестником, несколько раз сидел.  Анатолий Сергеевич  единственный в Совете церквей занимался молитвой над больными и изгнанием бесов. К нему “не зарастала народная тропа” со всего Советского Союза. Это был такой вариант “протестантского экзорцизма”. Люди встречались наедине с ним,  он задавал много вопросов, в том числе и интимного характера (как вы живете с женой, предохраняетесь ли).  Это было своего рода протестантское исповедание. После беседы следовала молитва и молитва исцеления. Я и сам ходил к нему.

Помимо М.И. Хорева, хорошие отношения установились у меня с ныне здравствующим Петром Васильевичем Румачиком  и  другими лидерами инициативников.

Фото: Группа А.Семченко. В.А.Мицкевич что-то оживленно рассказывает | http://semchenkoat.livejournal.com/2012/02/23/

Опубликовано с разрешения автора.

При использовании материалов, гипер-ссылка на “Христианский мегаполис” обязательна.

Александр Семченко

Александр Семченко

Пастор церкви "На Шелепихе". Епископ Всероссийского содружества евангельских христиан (ВСЕХ). Главный редактор газеты "Протестант".

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.