Наследники парижского Самсона за работой

Наследники парижского Самсона за работой

В последнее время в христианских СМИ, включая электронные, появляются статьи о кризисном положении протестантского высшего образования на постсоветском пространстве. Как правило, одни авторы льют крокодильи слезы, вторые – радостно рапортуют о грандиозных успехах, третьи – предлагают утопии по реанимации смердящего трупа (видимо, последним не дают покоя лавры Того, Кто воскресил Лазаря).

В данный момент абсолютно ясно, что проект протестантского образования – во всяком случае в России – с треском провалился. Причины оного провала общеизвестны. И одна из них – неумение ректоров, проректоров и прочих чиновников протестантских вузов работать с преподавателями высокой квалификации, учеными, авторами многочисленных исследований по различным отраслям знаний. Более того, существует и «успешно» действует целая система изгнания верующих преподавателей-экспертов! Эта система работает столь же безотказно как гильотина времен Великой Французской революции. И ей управляют не менее искусные «самсоны». (Прим. Анри Самсон (1740-1793 г.г.) – знаменитый парижский палач).

В предлагаемой Вашему вниманию статье речь пойдет не о каком-то конкретном протестантском вузе (семинарии, академии, институте или университете). Я – как автор – задался целью показать ситуацию, так сказать, в среднестатистическом высшем учебном заведении. Хотя при желании и должной сметливости любой ангажированный читатель, «пребывающий в теме», легко узнает до боли знакомые образы и вузов, и их спесиво-вальяжного начальства вкупе со льстивыми клевретами, и преподавателей – от настоящих христианских ученых до самозабвенных трансляторов (пересказчиков) чужих научных трудов, как в области богословия, так и – других уважаемых наук. Думаю, что вполне имею на это моральное право, так как в сфере светского высшего образования работаю с 1989-го., а в сфере протестантского – с 1995 года. Что касается научной деятельности, кстати, тесно сопряженной с преподавательской, то об этом, наверное, могут засвидетельствовать научные монографии, исправно публикующиеся, начиная с 1997 года. Впрочем, к делу!

ГЛАЗА ПОД ОБРАЗА ИЛИ ОБЩАЯ ВОЗДУШНАЯ ОБСТАНОВКА

За примерно 17 лет работы в самых различных протестантских вузах России у меня сложился собирательный и вполне устойчивый образ его типичного ректора. Сразу оговорюсь, что, догадываюсь о личностных нюансах и вовсе не исключаю в ректорском составе порядочных людей. В конце концов – не все же они – законченные негодяи и бездарности!  В ректорские кресла, как правило, попадают пасторы из мощных ДВРовских кланов, так называемые «потомственные верующие» или «верующие во многих поколениях». Предполагается, что они «насквозь пропитаны христианством”. Считается также, что они вполне «образованные» люди, но «без интеллигентщины» (далее по тексту Вы узнаете, сколь важно это последнее обстоятельство – Прим. авт.).      Ректоры-протестанты во весь опор стремятся обзавестись высшим гражданским образованием, каковым отчего-то мнят получение диплома РХГА (г. Санкт-Петербург). Некоторые – закончили, разумеется, другие государственные или не государственные светские вузы. Кое-кто – даже в советское время. За плечами у них – теологическое образование, полученное либо на Западе, либо – в Россиюшке. Иногда – в том же самом вузе, в котором они нынче ректорствуют. Я знаю случаи, когда ректоры параллельно своему ректорству учились, например, в магистратуре «собственного» же учебного заведения. Можно догадываться какие оценки ставили им некоторые чувствительные, а также морально неустойчивые преподаватели! И за что именно!

Мне так и не пришлось встретить ректора протестантского вуза, чьи многочисленные монографии знало бы научное сообщество и которыми бы зачитывались студенты. Наверное, ректорам не до серьезных научных изысков… Ректорское место в протестантском вузе относится к разряду «теплых». Это – своеобразная катапульта, при помощи которой можно взлететь на протестантский Олимп. Впрочем, для некоторых Олимпом является и само ректорское кресло, за которое иногда идет нешуточная борьба и вокруг которого плетутся изощренные интриги. В сравнении с этими интригами бледнеют и Версаль эпохи Короля-Солнца, и двор приснопамятной Екатерины Великой.

Среди ректоров Вы часто встретите и кардиналов Ришелье, и хромых Талейранов, и графов фон Паленов, и Григориев Ефимычей в компании с Лаврентиями Палычами. То бишь это – настоящий исторический паноптикум, а иногда – и террариум!  У них – довольно непростые отношения с действующими деноминационными лидерами, которые пытаются держать ректоров на коротком поводке, а если нужно – надеть на них строгий намордник. Однако – это уже предмет абсолютно другой статьи, которую, я верю, рано или поздно напишет какой-нибудь честный и отчаянный христианский журналист.

Ректоры окружают себя верной им до смерти свитой (хотя и в ней встречаются лихие уникумы, желающие иногда «из принципа» подсидеть руководство!). В состав пресловутой свиты непременно входят проректор, академический декан, администраторы самой разной величины. Иногда весь этот коллектив цементируют церковные, дружеские, а то и родственные связи. Проректоры (академические деканы) обычно «смотрят изо рта» ректора, что дает им как ни парадоксально… некоторую свободу действий! Например, я знавал проректора, который не столько работал в вузе, сколько занимался учебой в аспирантуре государственной академии. Но в «час икс» он героически отстаивал своего патрона от нападок недоброжелателей из числа деноминационных вожаков. Его самоотверженности не было предела! Если бы таковая была проявлена в старину на поле брани, то георгиевский крест украсил бы потную гимнастерку проректора, вне всякого сомнения!

Но вообще-то фигура проректора (академического декана) не столь страшна, как иногда может показаться. Подлинные монстры – миловидные «девочки» и «мальчики», которые занимают в протестантских вузах места администраторов. Иногда, впрочем, их именуют «руководителями программ», «кураторами» или даже «деканами». Как правило, они – ДВРовцы, причем, дети – «нужных родителей». Конечно, есть и исключения. Отличительная черта «девочек» и «мальчиков» – их моложавость, хотя многим из них глубоко за тридцать. Они с завидной уверенностью бегают-порхают по вузу, ослепительно улыбаясь. Только вот выдают их глаза: они или – волчьи, или неопределенно дымчатые как московский смог. И еще металлические нотки в ангельских и до невозможности благочестивых голосках. От них терпят не столько студиозусы, сколько преподаватели.    Но об этом – в свое время.

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ВЕЛИКИЕ И УЖАСНЫЕ?

В идеале, ученые – даже если они – христиане – конечно же, не нужны ректорам протестантских вузов. Они – реальная головная боль. Ибо от последних за версту несет «секулярным» духом. «Секулярность» эта проявляется, разумеется, в ярко выраженном критическом мышлении (без которого немыслима любая наука, включая богословие!), в склонности к аналитике и в отсутствии должного пиетета по отношению к деноминационным «авторитетам» и «священным коровам», включая, самих ректоров, а также их приспешников.    Но, но, но… Доктора и кандидаты наук – вынужденно – все же нужны. (1) Во-первых, для более безболезненных лицензирования, а то и – аккредитации протестантских вузов. Они – т.н. «необходимое зло».  (2) Во-вторых, именами ученых – иногда довольно известными – можно создавать респектабельный имидж «настоящего», а не «сектантского вуза». (3)  В-третьих, есть вероятность использования связей «шибко грамотных» для, разумеется, дела Божия.

Открываются, конечно, и другие «шикарные» возможности в случае удачного «прикармливания» интеллектуалов и превращения их в «ручных». Однако, ученые – даже в том случае, если они поддались на посулы и комплиментарный елей «столпов протестантского образования», даже если и они кормятся «с барско-спонсорского стола» – все же остаются учеными. Ибо они – мыслят! Именно мысль – свободная, независимая! – страшит приверженцев кондового деноминационного единомыслия. Поэтому в какой-то момент «благочестивые» ректоры, проректоры, академические деканы, администраторы приходят к выводу, что от «великих и ужасных» надо избавляться. Но – незаметно, тихо, без истерик и скандалов. Разумеется, с заменой их на – новых. Таких же. С надеждой обломать «рекрутов», хотя бы на время. Делается это иногда просто виртуозно.

ДЕТИ В ПОДВАЛЕ ИГРАЛИ В ГЕСТАПО    

Доктор или кандидат наук (речь идет о верующих – Прим. авт.), попадая в протестантский вуз – обычно в качестве «совместителя» (его никогда не возьмут «в кадры» предусмотрительно-осторожные ректоры – Прим. авт.), поначалу испытывает эйфорию от т. н. «христианской обстановки», от предупредительности администрации, обслуживающего персонала и студентов.    Преисполняясь энтузиазмом, он пытается выложиться на все 100 % и на лекциях, и на семинарах. По интеллигентской наивности ученый муж – из самых лучших побуждений – начинает нечто рекомендовать, советовать (и студиозусам, и – о, ужас! – ректору, проректору, академическим деканам, разномастным администраторам). Именно на этом этапе и происходит т.н. «охлаждение».

В качестве «холодильной установки» начинает работать «аппарат» протестантских семинарии, академии, института или университета (подчеркнуть нужное – Прим. авт.). Приводным ремнем процесса обычно являются «администраторы», проректоры, академические деканы, иногда – штатные преподаватели из числа недавних студентов (именно их, а не ученых-экспертов охотно зачисляют в штат протестантских вузов. Недавние студенты – даже весьма приличные – далеко не всегда могут стать квалифицированными преподавателями, но они переживают «синдром бывшего студента», и готовы беспрекословно подчиниться ректорату протестантского вуза, так сказать, «по старой памяти» – Прим. авт.).

Что же они реально делают? Они опутывают «остепененного» преподавателя осведомителями из числа студентов. Задача последних – проверить доктора или кандидата наук на еретичность. Осведомители в протестантских вузах РФ бывают двух типов: (1) Тип первый: т.н. «ревнители» – лица, считающие самих себя непревзойденными знатоками Священного Писания и эталонами библейской морали. Как правило, это – недавние питомцы христианских реабилитационных центров, с гордостью заявляющие о многолетнем стаже наркозависимости. Иногда «ревнителями» являются «матерые» – обычно 40-летние – пасторы, обучающиеся по очно-заочным программам. (2) Тип второй: осведомители-профессионалы, получившие отличные навыки в местах не столь отдаленных, где виртуозно сотрудничали с оперчастью ИТУ и привыкли к задушевным беседам с ее сотрудниками. И те, и другие периодически сообщают администрации о том, что им показалось «еретичным» на занятиях у доктора или кандидата наук. После получения сведений представители первой обычно беседуют с преподавателем и мягко  журят оного. Осознав, что его «пасут» ревностные питомцы, преподаватель начинает либо опасливо относиться ко всей студенческой группе, тщательно «фильтруя» научные высказывания, либо вступает с конфликт с группой, подозревая в доносительстве каждого, либо деликатно сообщает ректорату о том, что вследствие огромной занятости по основному месту работы более не может сотрудничать с протестантским вузом. Если же преподаватель пытается «объясниться» с ректором, то обычно последний уклоняется от объяснений, сообщая, впрочем, что вверенное ему учебное заведение временно прекращает с ним сотрудничество, но надеется на оное в необозримом будущем.

Замечу, что методы, которыми пользуются протестантские осведомители, отличаются изощренностью. К примеру, во время лекций некая специально вышколенная «куратором» группы студентка тщательно записывала мои лекции на диктофон, и на каждой 10-минутной перемене относила свой аппарат в кураторский кабинет, прокручивая начальнице наиболее «сомнительные», с ее точки зрения, фрагменты выступления преподавателя. Если дана отмашка самого «ректора» или «проректора», то осведомители решаются на публичные провокации в аудиториях. Это может быть внезапный призыв к молитве в самый разгар лекции. Когда преподаватель отказывается помолиться, то его публично обвиняют в… безбожии, причем, сразу несколько особо экзальтированных студентов. Иногда требуют прекратить рассказ о древнекитайской культуре (на лекциях по культурологии или всеобщей истории – Прим. авт.) на том основании, что… Древнего Китая не было вовсе, ибо о нем нет ни слова в Библии. Если преподаватель упорствует, доказывая, что Древний Китай все же был, то ему говорят: «Вы не верите, что Библия – единственный авторитетный источник богопознания»!

Провокаторы, предварительно “науськанные” администраторами, требуют не употреблять на занятиях термина «инцест», потому, что использование самого этого слова есть ничто иное как… пропаганда блуда. На одном из занятий великовозрастный пастор-осведомитель-провокатор выкрикнул в лицо европейски известному ученому: «Мы, студенты, знаем чему и как именно нас должны учить преподаватели!».

Любой опытный педагог, отработавший энное количество лет в протестантских вузах, отлично знает: студенческих провокаций без негласного одобрения ректоратов не бывает. Исключения из печального «правила» – редкость. Интересно, что изредка почтенные и совсем юные ректоры выслушивают доносчиков лично. При этом используются экстравагантно-популистские методы: например, ректор берет метлу и вместе со студентами-доносчиками метет территорию кэмпуса. Под шорох жухлых листьев доносы на докторов и кандидатов наук кажутся им особенно сладостными… И студенты понимают: «Ректор – свой брат “в доску”! Нет в нем ненавистной интеллигентщины! Одно христианство прет со всех сторон!»

ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК, ПОЖАЛУЙСТА!

Я очень хочу, чтобы господа ректоры опубликовали списки преподавателей, имеющих ученые степени и безупречную научную репутацию, которые в разное время были изгнаны или выдавлены из протестантских высших учебных заведений России «по собственному желанию» или «по старости». Подобно персонажу кинокомедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» мне хочется крикнуть: «Огласите весь список, пожалуйста!» Уверяю, такой список будет внушительным. Квалифицированных преподавателей не только «убирают», но предпринимают все меры к тому, чтобы они никогда и не при каких условиях больше не работали в системе христианского высшего образования. Делаются «обзвоны» ректоратов братских и не вполне – семинарий, академий, институтов или университетов, сливается “высосанный из пальца” компромат, дискредитирующий неугодных экспертов с ног до головы: от «личного пространства» до психической неуравновешенности и, конечно же, сребролюбия, высылаются соответствующие «частные» электронные письма и т. п.

Известны, Слава Богу, – пока что единичные – случаи, когда к травле строптивых и «шибко грамотных» ученых подключаются лично главы целых протестантских деноминаций, и тогда, держись интеллигенция! Мало тебе не покажется. Результаты кадровых чисток, а точнее зачисток – печальны. В протестантских вузах России большая часть преподавателей – обычные пересказчики прочитанных учебников или написанных учеными мужами монографий. Я видел преподавателя, который пересказывал студентам написанный мной учебник «Основы христианской культурологии» (М., 2009), причем, слово в слово. Я также лично знаком с преподавателем христианского вуза, который попал туда из-за того, что устраивал семейный отдых проректора в Турции; его основным родом деятельности был бизнес, а читал он… философию, будучи по образованию – инженером…

В этой довольно большой статье очень многое еще остается за кадром. Ее, к сожалению, можно дополнять бесконечно. Догадываюсь, что содержание статьи понравится не всякому. Вероятная реакция на нее вполне предсказуема: польется грязь на скандального и, разумеется, разобиженного автора; не исключено, что статью попробуют «замолчать» (подобные прецеденты имелись в изобилии и прежде!). Автора «навсегда исключат» из обоймы христианских преподавателей и ученых. И под гневное, «праведное» осуждение – вербальное или эпистолярное – забудут о реальной, так и не разрешенной проблеме.

Авторский сайт В. Солодовникова: http://umve.matetes.org.ua/

“Христианский мегаполис” предоставляет место для обсуждения и выражения различных позиций и точек зрения на жизнь христиан, церкви, государства и общества. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации материалов, написанных с разных позиций и точек зрения в нашем журнале.

Фото: Pixabay.

Владимир Солодовников

Владимир Солодовников

Кандидат исторических наук. Заслуженный профессор Академии Содружества евангельских христиан России, пастор. Автор книг и многочисленных статей в христианской периодике. Предмет научных интересов - история христианства в Галлии в первом тысячелетии н.э.

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.