Мы живем пока идем…

Мы живем пока идем…

Однажды на лекции по экклесиологии профессор семинарии, опираясь на некоторые статистические данные, отметил, что поместные общины, как и большинство человеческих сообществ, проходят через 4 этапа своего существования: (1) основание; (2) достижение пика развития; (3) угасание и (4) исчезновение. Весь вопрос только во времени: одни церкви существуют десятилетиями и столетиями, другие в пределах нескольких лет. Конечно, речь идет не о Церкви Христовой, Вселенской Церкви, а именно о поместных общинах.

Скажу откровенно, мне это высказывание не понравилось. Однако позже мне довелось проехать по многим баптистским общинам в США, и там за сравнительно короткий промежуток времени я воочию наблюдал этот удивительный феномен. Такое, конечно, есть во всем мире, но там мне это показалось более иллюстративно из-за большой концентрации церквей и скорости моего перемещения по ним.

Молодые церкви выглядели как родильные дома: жизнь бьет ключом, роженицы со слезами и стонами рожают, младенцы орут, медицинский персонал весь в работе; короче, со стороны все выглядит очень хаотично и динамично. Старые общины больше напоминали кладбища: кругом порядок, все траурные церемонии проходят под копирку, у каждого свое строго выделенное место, все заурегулированно … красота, все предсказуемо, трудно представить, что что-то пойдет не так.

И снова вопрос: это предопределено или этого можно избежать? Может ли община с момента основания существовать до пришествия Христа? Мне кажется, что некоторые ответы на эти вопросы нам дает книга Деяния Апостолов. Давайте вместе поразмышляем над этим феноменом.

Прежде всего обратимся к личности апостола Петра и его жизни, описанной Лукой в Деяниях: (3-7 ст.) «В городе Иоппии я молился, и в исступлении видел видение: сходил некий сосуд, как бы большое полотно, за четыре угла спускаемое с неба, и спустилось ко мне. Я посмотрел в него и, рассматривая, увидел четвероногих земных, и зверей, и пресмыкающихся, и птиц небесных. И услышал голос, говорящий мне: “Встань, Петр, заколи и ешь”. Я же сказал: “Нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои”». Понятно, что разговор идет далеко не о еде, но о чем? Речь идет о том, что Петру нужно было начать делать что-то иное, не то, что он делал раньше. А именно?

Идти туда, куда он не ходил. Общаться с теми, с кем он ранее не общался. Говорить о Христе тем, кому он еще никогда не говорил. Выходить из Иерусалима, Иудеи, Израиля к язычникам, но эта задача Петру оказалась не по плечу. Конечно, Иоппия – это территория Израиля и находится не так уж далеко от Иерусалима, но сама задача выглядит уж больно непривычно. Первая реакция апостола Петра на голос с небес: «Нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои». Давайте перефразируем его слова: «И как Ты Себе это представляешь, Господи? Ты же знаешь какой благочестивый образ жизни я веду!» Все бы ничего, да вот незадача: еще несколько лет тому назад, при своей первой встрече с Иисусом в рыбацкой лодке Петр говорил совершенно другое, припав к ногам Иисуса: «Выйди от меня, Господи, потому что я – человек грешный!» (Лк.5:8).

Что произошло с Петром? Да ничего особенного, он стал обычным среднестатистическим служителем обычного прихода. С Петром произошло то, что происходит со многими верующими людьми, так сказать, христианами со стажем. Некогда живые, активные, духовно чувствительные, многие становятся «традиционными». Они осваивают правильную модель поведения. Они выучивают большое количество христианских гимнов, закрепляют за собой собственные места в богослужебном зале, обзаводятся своим кругом общения. Они создают максимально комфортную для себя среду. Жизнь становится размеренной и понятной.

Что поменялось в жизни великого апостола? Очень много и сравнительно быстро: выросла самооценка; появилась слава; появились почитатели таланта; сложился круг общения; на смену духовному поиску пришло успокоение; складывается община; развиваются разные «служения». Кажется, что есть прогресс и духовная жизнь, но это только кажется. В этой общине все замкнуто на себя, здесь лишние не нужны, здесь не задают друг другу неудобные вопросы. Здесь достигли комфорта необходимого уровня, и никто никуда уже двигаться не собирается. Как говориться «от добра добра не ищут». И слова Иисуса – «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына, и Святого Духа» (Мф.28:19) – научились по-новому истолковывать. Конечно, ключевое слово в этом фрагменте – «научите» (сделайте своими последователями), однако все начинается с глагола «идите». Все начинается с движения, и Петр, возможно впервые, обнаруживает свою неспособность к такого рода движению.

Как-то во время командировки на Крайний Север России мне рассказали историю про одного горе-миссионера. Сравнительно молодой человек из христианской семьи всегда мечтал стать миссионером и трудиться именно на Севере. В конце концов он оказался в этом суровом краю. Похоже, что представления о Севере у него сложились по одной очень популярной в свое время песне:

Мы поедем, мы помчимся
На оленях утром ранним
И отчаянно ворвёмся
Прямо в снежную зарю.
Ты узнаешь, что напрасно
Называют Север Крайним,
Ты увидишь, он бескрайний,
Я тебе его дарю.

Бескрайнее снежное пространство, олени, северное сияние, романтика. Когда он попал на Север, оказалось все не так романтично. Его поселили в барак вместе с ненцами, которые вели достаточно проблемный образ жизни: алкоголизм, криминал, антисанитария. Все отходы зимой они просто выливали на лестницу. В результате там как в пещере образовывались сталагмиты и сталактиты.

Как благовествовать людям в таких условиях? Наверное, самое эффективное на первом этапе, взять ведро с тряпкой и все отмыть. Никакой романтики. Грязь, неприятный запах и трудовые будни. Никаких праздничных богослужений и евангелизационных собраний. Этот человек не остался на Ямале. Да, к сожалению, у нас случаются миссионерские неудачи.

Несколько лет тому назад мне посчастливилось познакомиться с нескольким миссионерскими семьями, которые трудятся в миссии Уиклиф. Она занимается переводами Библии на языки разных народов мира и благовестием. Люди, с которыми мне пришлось поработать, трудились в Африке. Первое, что приходит в голову: какое замечательное служение – романтическая Африка! Позже, за чашкой чая они рассказали и об обратной стороне медали этого служения: практически все переболели малярией и другими болезнями; постоянные угрозы жизни от людей, у которых из одежды только набедренная повязка и автомат Калашникова, кого-то укусила змея; после возвращения нужно неделями выводить паразитов из организма. Это служение посвящения и самоотречения.

Для многих современных христиан примером идеальной церкви является ранняя христианская община в Иерусалиме. Многие с умилением прочитывают слова Луки: «И они постоянно пребывали в учении апостолов, и в общении, и преломлении хлеба, и в молитвах» (Деян.2:42).

Что еще надо? Постоянно пребывать в учении, общении. Постоянно молиться. А после этого садиться вместе за совместную трапезу.

Зачем люди учатся? Чтобы, получив знание, воплотить их в действия, тем самым адаптируясь к разным условиям жизни.

Зачем люди молятся? Чтобы получить утешение. Чтобы получить ответы на какие-то вопросы, а также, чтобы выстроить стратегическое и тактическое видение в жизни.

Хорошо и приятно быть братьям вместе: общаться, преломлять хлеб. Однако проходит немного времени и от иерусалимской общины не остается и следа. Она прекращает свое существование. Конечно, были объективные факторы, на которые эта община повлиять не могла – война 70-х гг., определенная экономическая и политическая ситуация, но… Крайне необходимо было движение, которое для иерусалимских христиан не было особенно желанным. Для того, чтобы жить и развиваться, для церкви крайне необходимо выходить за свои пределы во всех смыслах этой фразы. Миссионерская деятельность христиан в Африке, Латинской Америке, Японии, Северной Корее для россиян, украинцев, американцев так же важна, как и внутри своей страны. Замкнутость внутри своей общины всегда ведет к духовной деградации, упадку, исчезновению. Повсеместная миссионерская деятельность для любой поместной церкви так же необходима, как свежий воздух для живого организма. Апостол Петр обнаружил пределы своих возможностей: “Господи, никогда ничего нечистого не входило в уста мои!”

Интересно, что в книге Деяний обнаруживаются два основных макросюжета: первый — это подъем и затухание служения апостола Петра, а также гибель иерусалимской общины; второй — подъем и развитие служения апостола Павла, от которого вы никогда не услышите слов типа «все, больше не могу!»

Вообще, человек так устроен Богом, что он может все, а во Христе так тем более. Мы можем двигаться вперед, делать что-то новое до бесконечности. Предел наступает тогда, когда человек сам себе говорит: все, хватит, я этого никогда не делал, и делать не собираюсь

Не так давно, разговаривая с одним братом во Христе-служителем церкви на тему благовестия, я услышал от него следующее: «Недавно я побывал на экскурсии по местам путешествия апостола Павла (в современной Турции). Не представляю, как он мог так перемещаться. В Библии написано: что он проходил Сирию и Киликию, Дервию и Листру, затем Фригию и Галатию (Деян. 16гл.). Ты хоть представляешь, какие это расстояния? Я на автобусе с кондиционером едва это все проехал».

Апостол Павел был эффективным миссионером не только благодаря своему образованию, интеллекту, преданности Христу. Он в точности выполнял Великое поручение Христа: Итак, идите

Подобно Христу, апостол Павел был способен заколоть и есть «нечистое». У него не было ограничений в общении с людьми. Разумеется, он никогда не перенимал греховное поведение людей. Сегодня для устоявшегося традиционного христианства есть большая опасность: успокоиться от трудов праведных. Мы живем для себя, создаем комфортные условия для себя. Мы сосредотачиваемся на себе, забывая слова Павла: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20).

Мой ответ, на поставленный мною же вопрос, – может ли община от момента создания до момента встречи со Христом не только существовать, но и развиваться? – однозначно, да! Но при одном условии: идти туда, куда еще не ходили…

Photo: Pixabay.

© 2020 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Геннадий Савин

Геннадий Савин

Магистр богословия. Канд. филолог. наук. Преподаватель РУДН и Московской богословской семинарии ЕХБ. Член РБО и библ. комиссии РБО. Отв. ред. журнала «Религия и Право». Рук. и ведущий науч. сотр. отдела судебно-лингв. экспертизы «Гильдии экспертов по религии и праву».

More Posts - Website