Есть ли надежда для женщин Средней Азии?

В июне 2013 года мы с мужем побывали в Средней Азии, в Киргизии, где провели конференцию The Voice, в которой участвовали, в основном, женщины. Для участия мы также пригласили и мужчин – братьев во Христе из среднеазиатских церквей. Название Voice мы выбрали не случайно. Целью встречи было желание услышать тех, кого обычно трудно услышать. Мы хотели услышать голос среднеазиатской женщины, той, которая не имеет особых прав в обществе, легко может быть избита, изнасилована, изгнана из дома вместе с детьми, и даже убита. Вдобавок ко всему перенесенному, среднеазиатской женщине строго-настрого запрещено говорить что-либо в евангельской церкви.

Конференция была проведена в независимой евангельской церкви «Танир», пастором которой является Каирбек Маныбаев. Нам было легко и приятно было работать с Каирбеком, – человеком, который искренне любит Бога, и труд на Его ниве.

Я прибыла в Бишкек, столицу Киргизии, за неделю до конференции рейсом из Индии (через Дубаи). Во время ожидания рейса Дубаи – Бишкек, в аэропорту я познакомилась с девушкой 26 лет, гражданкой Киргизии, которая возвращалась домой без паспорта. Она была продана в рабство 4 года назад. Ей обещали работу официантки в турецком ресторане, однако вместо этого привезли в Дубаи, где она была перепродана несколько раз. Каждый раз она должна была отрабатывать деньги, за которые ее купили. Ей угрожали, что если она не будет работать, ее увезут в пустыню, и закопают заживо. Она находилась в запертой квартире вместе с другими девушками из стран СНГ, из которых больше всего было киргизок и узбечек.

Дело в том, что, согласно популярной интерпретации ислама, женщина является всего лишь одушевленным предметом, созданным для удовлетворения мужской похоти. Ей предписано во всем подчиняться решениям мужчины. Конечно, следует отметить, что после всего пережитого, девушка-киргизка возвращалась домой с разбитым сердцем. Мы проговорили все три часа нашего путешествия из Дубаи в Бишкек. Я, насколько могла, старалась помочь ей советом, зная, что ничего хорошего ее на родине не ждет. Мы расстались после приземления в Бишкеке.

История подтверждает, что во все времена, при возникновении каких- то экономических проблем или в результате войн, женщины и дети оставались самым уязвимым и беззащитным звеном в обществе. В странах Средней Азии экономический collapse сказался, прежде всего, на женщинах; многим сейчас приходится тяжело работать, насилие сопровождает их везде, так как несовершенство законов и мусульманская культура срабатывают явно не в пользу женщин.

В проведенной нами конференции участвовали граждане США, консультанты из ООН, которые поделились информацией из достоверных источников о положении женщины в Средней Азии. Участники выслушали доклады экспертов из Финляндии, Швеции, Швейцарии и Германии, которые имеют многолетний работы среди женщин и детей, который испытали на себе насилие.

К сожалению, следует сказать, что правительства стран Средней Азии не торопятся реформировать законодательство в пользу прав женщин из за доминирующего исламского контекста, а также потому, что государственная власть в бывшей советской Средней Азии представлена, в большинстве своем, мужчинами. Им, конечно же, нелегко понять нужды женщины. Также, повсеместно соблюдаются некоторые старинные обычаи, такие, как кража невест. Встречаются и проявления насилия в семьях и продажа людей в рабство.

Согласно определению ООН, торговлей людьми является «вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо, в целях эксплуатации».

Сегодня люди становятся объектом торговли как в среднеазиатском регионе, так и в международном масштабе. Женщин и девочек-подростков используют в качестве домашней прислуги, для принудительного труда в производстве и обработке товаров, сексуальных утех (проституции), принудительных браков и других видов рабства.

В течение конференции мы услышали множество печальных историй. Пожилая женщина-киргизка поделилась тем, что ее собственная дочь была убита мужем, причем наказания за преступление не последовало. В семье осталось трое детей-сирот. На протяжении нашего пребывания в Бишкеке, эта женщина ни разу не улыбнулась. Она сказала, что просто не в силах улыбаться и радоваться, так как в стране, в которой она проживает, нет справедливости и что, соответственно, зло остается безнаказанным.

Согласно исследованию международных организаций по защите прав человека, в Казахстане формально существует множество психологических центров по оказанию помощи жертвам насилия, однако на практике получается, что по «горячей линии» в эти так называемые «центры помощи» не дозвониться. Согласно статистике, среди 24 стран Евразии Казахстан занимает первое место по самоубийствам молодых девушек в возрасте от 15 до 19 лет. Похоже, что этими цифрами больше обеспокоены международные наблюдатели. Внутри страны до молодых женщин никому нет дела.

В течение встречи я неоднократно задавала себе вопрос: как христиане Средней Азии реагируют на существование подобных социальных проблем? Что делается в этом отношении? Как бы на нашем месте поступил Христос? Кто-то сказал однажды, что нужды окружающих нас людей указывают нам на то, в чем для нас состоит Божья воля. Кто, если не мы, верующие люди, принесет надежду тем, у кого ее не осталось?

Во время визита в Бишкек мы посетили приют, где проживают женщины с детьми. Из-за жестокости мужей, они вместе с детьми были вынуждены оставить свои дома. К сожалению, государство не обращает внимания на их нужды и не торопится защитить их, не предоставляя никакой помощи.

В подобной ситуации, казалось бы, церковь, представительница Господа на земле, должна активно включиться в дело помощи обездоленным и угнетенным, однако, как мы наблюдаем, окружающая культура влияет и на церковь, образ жизни и мышление христиан. К сожалению, положение женщины отнюдь не самое легкое и в христианских общинах Средней Азии. От женщины, порой, много ожидается, однако, по-сути, в церкви она не имеет никаких прав. С кафедры нередко звучат призывы, направленные к женщине-христианке, чтобы в собрании святых она соблюдала молчание. Под этим имеется в виду не только то, что женщине строго-настрого запрещено выступать в церкви с проповедью, но и то, что она не может выразить и своего мнения публично.

В пример приведу женщину-христианку из Средней Азии, неверующий муж которой издевался над ней в течение продолжительного периода времени. Находясь в полном отчаянии, она поведала нам о том, что пришла к пастору церкви, которую посещала, и поделилась с ним своим горем. В ответ она услышала лишь слова непонимания и осуждения: «Вам следует смиряться, сестра! Бог хочет, чтобы вы учились смирению!» Она ответила: «О каком смирении тут может идти речь? Какое еще Богу нужно смирение от меня, когда я нахожусь в таких мучениях уже много лет! Я раздавлена как личность, втоптана в грязь, куда еще больше смиряться?»

Слушая ее рассказ, я подумала: «Конечно, Иисус не спас эту бедную женщину для того, чтобы она переносила такие ужасные страдания в то время, как ее муж, верзила и тунеядец, издевается над ней, не имея ни капли совести! Разве она должна все это терпеть, кормить, одевать его, да еще и сносить оскорбления и побои? Разве в этом состоит Божья воля для ее жизни?»
Пастору в этом случае следовало защитить страдалицу, поговорить с ее мужем, объяснив ему, что, если он хочет и дальше с ней жить, он не должен ей причинять столько боли. Это, а не осуждение и так измученной женщины, было бы правильным поступком со стороны пастора.

Конечно, я предполагаю, что подобные мысли не понравятся многим мужчинам-христианам, однако им следует хоть на минуту поставить себя на место женщины и задать себе несколько вопросов: «Смог бы я вытерпеть подобные издевательства? Что это за Бог, который всю жизнь заставляет людей страдать?» Честно скажу, что я такого Бога не знаю. Бог не смиряет подобным жестоким образом, наоборот, он идет со мной по жизни, сострадает мне и принимает, любит меня во всякое время. Не следует служителям неверно и превратно толковать Священное Писание, заставляя женщин и дальше переносить насилие, грубость и побои со стороны их мужей. Господь пострадал для того, чтобы освободить женщин от гнета и насилия. Женщина имеет такую же ценность перед Богом, как и мужчина. (Быт.1:27)

В Средней Азии, к сожалению, данностью является более высокое положение мужчины в обществе. По моему мнению, это противоречит библейским установлениям. Женщина настолько же ценна в глазах Бога, как и мужчина. В церкви между ценностью мужчины и женщины не должно быть разницы. Виды служения – это другое дело, но отношение во всем должно быть равным. Конечно, в наше время видеть женщину за кафедрой – уже не диковинка, однако я понимаю, что для многих женщин-христианок лидерское положение в церкви порой является непосильной нагрузкой. Не все призваны к лидерству. Это не значит, тем не менее, что женщина должна быть полностью исключена из сферы церковного лидерского служения. Она может творить дела милосердия, наставлять женщин и быть задействована в иных областях церковной работы.

Павел Бегичев, исследуя служение женщин в церкви [1], пишет о том, что раннехристианской церкви было знакомо служение диаконис. Они поставлялись “через рукоположение, которое совершал епископ”. Диаконисы осуществляли вспомогательные по отношению к пресвитерам функции: готовили женщин к водному крещению, совершали само крещение (когда его принимали женщины), а также участвовали в совершении дел милосердия.

С кафедр среднеазиатских евангельских церквей часто цитируются тексты из 31 главы книги Притчей Соломоновых. Проповедники требуют от женщин-христианок соответствовать образу «добродетельной жены», однако вопрос, который я задаю себе и другим, состоит в том, что среднеазиатское христианское сообщество должно не столько заниматься выставлением требований к женщинам, сколько взять на себя ответственность за их судьбу в регионе.

Глядя с позиции сегодняшнего дня, будущее женщины в Средней Азии видится невеселым. У нее нет особых перспектив. Неизвестно, что ждет следующее поколение молодых женщин. Кто их защитит: правительство, правоохранительные органы? Может быть, евангельские церкви именно в служении женщинам могут найти свое призвание? Я искренне надеюсь, что хоть кто-то услышит этот призыв.

Я родилась и выросла в Средней Азии, несу там активное служение. Мне небезразличен этот регион мира. Мне больно видеть, как женщины в среднеазиатских церквях, порой, страдают от дискриминации. Светские международные организации всячески стремятся защитить женщину, оградить ее от насилия и жестокости, но, к стыду, церковь и священнослужители не торопятся предпринимать каких-то существенных шагов в этом направлении.

В общинах, к сожалению, о проблемах женщин не принято и говорить вслух. Библейский текст о «молчании женщины» (1Кор.14:34) в церкви используется как предлог для игнорирования сложных женских вопросов. Женщина может делать все – совершать тяжелую «мужскую» работу, терпеть унижения и насилие от мужа, видеть, как тот издевается над детьми, но говорить в церкви – Боже упаси!

Из исследований текста из 1 Коринфянам 14:34, я прихожу к выводу о том, что апостол Павел, говоря о том, что женщине стоит молчать в собрании верующих, совсем не имел в виду то, что она не должна говорить вообще. Скорее всего, он полагал, что в собрании всегда должен существовать определенный порядок и женщины, которые, как правило, более эмоциональны, чем мужчины, должны проявлять выдержку и терпение, не нарушая своими репликами хода собрания.

Кэролайн Гордон, профессор гомилетики в Фуллеровской богословской семинарии, пишет: “Когда апостол Павел писал о том, что женщина должна соблюдать молчание, он не имел в виду, что женщины должны молчать в церкви вообще. Павлово повеление относится лишь к случаю, когда женщины (обычно не имеющие образования в вопросах культуры) могли прервать ход богослужения, задавая вопросы своим мужьям… Во времена апостола Павла подобное поведение женщины считалось культурно неприемлемым” [2].

Возвращаясь к размышлениям о проведенной в Бишкеке конференции, можно сказать, что ей следовало бы дать иное название – не «Голос», но «Плач», так как в течение этой встречи мы не могли остановить поток свидетельств измученных, разочарованных несправедливостью женщин.

Самым неожиданным результатом конференции для меня было то, что приглашенные на встречу пасторы из евангельских церквей Средней Азии (Киргизии, Казахстана и Узбекистана), выслушав свидетельства женщин, в конце выразили желание поучаствовать в их судьбе, позаботиться о них и помочь им.

Ясно одно – женщинам Средней Азии не обойтись без помощи со стороны церкви. Церковь Иисуса Христа в Средней Азии должна быть тем “островком”, где женщина могла бы укрыться от жестокости, насилия и непонимания. Мы нередко проповедуем о том, что Христос умер за всех. Так вот, «за всех» включает в себя и женщин. Пусть поможет нам и нашим общинам Господь жить так, как мы проповедуем. Христос – единственная надежда женщин из Средней Азии.

Примечания:

[1] Павел Бегичев, «Трудные тексты Библии: диаконисы или жены диаконов?» Блог человекообразного попа. http://pavel-begichev.livejournal.com/622219.html (08.27.2013).

[2] Carolyn L. Gordon, “Women in Ministry: 1 Corinthians 14:34-35.” Fuller Theological Seminary. Available from http://www.fuller.edu/About-Fuller/Women-in-Ministry/1-Corinthians-14-34-35.aspx (Accessed August 25, 2013).

Опубликовано с письменного разрешения автора.

Фото: Adam Jones | Flickr.com

Анара Несипбекова

Анара Несипбекова

Бакалавр социальной работы (B.S.W.) (Кишиневский теолого-педагогический колледж). Координатор женского служения в Средней Азии. Душепопечитель, организатор конференций и семинаров. Вместе с мужем воспитывает 4 детей. Проживает в США.

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.