Докторá на-горá! Первые семинарские доктора из Украины: достижение или эксперимент?

Докторá на-горá! Первые семинарские доктора из Украины: достижение или эксперимент?

Тема докторов, докторантур и «доктороделания» звучит все громче и громче в евангельских образовательных кругах. Впрочем, она остается на слуху уже некоторое количество лет. Однако в последние годы слова начали преобразовываться в дела: то здесь, то там отдельные школы с христианским задором оглашали свои планы по открытию учебных программ докторского уровня и даже стали их реализовывать. Но если некоторые инициативы вроде начинаний Международного университета «Видение» вызывают массу вопросов, то учебная программа Евангельской теологической семинарии (ЕТС – Киев), заслуживает большего внимания. Более того, программа ЕТС – действительно первая открытая на территории Украины евангельская семинарская докторантура, которая реализуется в конкретном вузе [1], имеет достаточно солидную стартовую материальную базу, задействовала неплохой пул преподавателей и в 2018 году произвела на свет первую группу выпускников.

Этот выпуск – веха в истории евангельского богословского образования и, скажем так, событие неоднозначное. Сразу же после появления официальной информации о первом выпуске программы “Доктор практического богословия”/”Доктор служения” [2-3], мнения людей о ней разделились. Появление доморощенных украинских докторов вызвало разные отклики: от радостных возгласов до глубоко скептического отношения. Что это на самом деле: достижение отечественного евангельского богословского образования или очередной эксперимент?

Я не верю в простые ответы  на сложные вопросы и не считаю появление первых семинарских докторов “made in Ukraine” ни тем, ни другим. В жизни редко бывают полные провалы и абсолютные успехи. Чаще события имеют две стороны. Поэтому мне хотелось бы взвесить доступную информацию и дать оценку первому официальному выпуску плеяды “Докторов практического богословия”/”Докторов служения”, получивших образование в Украине.

Для начала нужно осмыслить фактическую сторону вопроса: что это за программа? Как она функционирует? Кто в числе главных действующих лиц? Затем перейти к презентационной и организационной стороне, то есть рассмотреть как освещался учебный процесс и каким образом организована программа обучения.

Факты: запуск и выпуск докторской программы ЕТС

Докторантура ЕТС «родилась» в 2015 году по инициативе (ныне покойного) ректора семинарии американца Арнольда Ластингера. Изначально планировалось запустить программу американо-канадского формата под названием «Доктор служения» (D.Min.) для повышения квалификации пятидесятнических пасторов и епископов. Об этом свидетельствует новостная рассылка, которую осуществлял А.Ластингер. Но уже после первой ориентационной сессии программа получила новое название и стала именоваться по-британски «Доктор практического богословия» (D.P.T.). Что интересно, как свидетельствует рассылка того же Ластингера от 26 мая 2015 года [4], переименование было сделано «по запросу студентов» [5]. Впоследствии оба наименования сохраняются бок о бок (D.Min./D.P.T.). Они появляются и используется взаимозаменяемо на официальной странице программы [6], а также в новостях семинарии [7]. Это вызывает некоторую путаницу, так как по факту, программы «Доктор служения» и «Доктор практического богословия», распространенные в разных частях англо-саксонского мира, не вполне идентичны друг другу.

В любом случае, программе с двойным именем был дан старт, и в течение 3 лет студенты проходили на ней обучение, посещая сессии, наполненные семинарами, докладами и лекциями. Здесь нельзя не отметить, что преподавателями программы D.Min./D.P.T. выступили достаточно серьезные и авторитетные ученые и деятели образования: Томас Веспетал, Сергей Головин, Рик Перхай, Роман Соловий и др., преимущественно с другой стороны Атлантики. Вышеназванные специалисты выступили в ранге приглашенных профессоров (Visiting Professors). Они не являются членами педагогического состава семинарии (Tenured Faculty). Впрочем, высокая квалификация преподавателей несомненна.

Общее руководство программой осуществляют американец Джим Харрис (Ph.D., Bangora University, Wales) и вице-президент ЕТС Игорь Семенюк (Ph.D., Запорожский национальный университет и Университет Хайфы). Помогает им проректор ЕТС по учебной работе Светлана Сузько (M.A.). Кстати, учебный план программы (в приблизительном виде) также известен: он, как и вся основная информация, размещен на Интернет-страничке ЕТС. Такая прозрачность похвальна, ведь далеко не всегда украинские христианские вузы считают необходимым презентовать детальную информацию о своих учебных планах. В данном же случае интересующиеся могут узнать то, что им нужно, хотя детали, как всегда, остаются за кадром (например, в документах не указываются имена преподавателей).

Учебный план D.Min/D.P.T. [8] явно соответствует практическому направлению программы – почти все предметы связаны с церковным и парацерковным служением. Среди них: «Духовное становление», «Принципы христианского руководства», «Отношения для долговременности служения», «Конфликтология», «Модели подготовки лидеров», «Динамика христианских организаций» и «Этика: открытый разговор Библии с изменяющимся миром». Преддокторская, ориентационная фаза программы также подразумевает обязательное прохождение таких семинаров, как: «Высшая герменевтика» и «Написание академических работ». В целом такой план действительно похож на программу повышения квалификации пасторов и сотрудников христианских организаций. Все практично и актуально, вопросов нет.

Темы, которые студенты выбрали для своих дипломных работ [9], четко подтверждают последнее предположение. Они не являются научно-исследовательскими, но пытаются обозначить и разрешить насущные церковные или околоцерковные проблемы. Вот некоторые из озвученных тем: «Духовно-назидательная работа современной церкви в условиях новой социальной реальности», «Проповедь как фактор формирования богословского мышления в церквях ЦХВЕ», «Понимание обязательной необходимости в систематическом библейско-теологическом образовании на базе поместной церкви», «Социально-богословские принципы успешного роста современной евангельской церкви», «Богословско-педагогическое формирование критического мышления у студентов теологических вузов», «Социально-культурный опыт украинского миссионерства в Мозамбике», «Социально-богословский анализ влияния церкви на молодежь в Германии», «Богословско-исторический анализ модусов евангелизации среди евреев Восточной Европы и Украины с к. ХІХ в. по настоящее время» и т.д.

На мой взгляд, ряд этих тем недостаточно четко сформулирован, однако их фокус и стоящая за ними мотивация вполне понятны. Это попытки осмыслить и улучшить различные сферы служения евангельской церкви, что весьма похвально и уж точно вписывается в задачи программы типа D.Min./D.P.T. Некоторые другие темы «диссертаций», однако, заставляют задуматься, потому что непонятно, о чем и зачем они. Например, что значит тема: «Богословский сравнительный анализ эсхатологических взглядов на формирование мировоззрения евангельских верующих»? Или сколько томов можно написать на такую гигантскую тему, как: «Влияние евангельской церкви на формирование мировоззрения современного общества»? А как трактовать столь пафосно звучащие названия: «Формирование библейского мировоззрения в среде интеллигенции Беларуси» или «Разработка методологии служения церквей евангельских христиан, находящихся под влиянием идеологии глобального либерализма»? Оно-то, конечно, красиво звучит, только смысл неясен. Остается надеяться, что в рамках положенных 40-50 тыс. слов (объем докторского проекта ЕТС) докторанты детально описали свои наблюдения и представили разумные практические предложения.

19 апреля 2018 года состоялся торжественный выпуск докторов практического богословия/служения ЕТС, на котором, под шумок, еще и почетных степеней щедро раздали епископам и друзьям семинарии. 22 студента – служители пятидесятнических церквей из Украины, Литвы, США и Германии – получили долгожданные дипломы. Они честно прошли дистанцию длиной в 3 года, написали и защитили достаточно объемные работы. Следовательно, их можно поздравить и пожелать успехов на духовном поприще.

Что же можно сказать о фактах? На что похожа докторантура ЕТС: на достижение или эксперимент? Пока у автора нет возможности полистать диссертации, выводы придется делать на основании доступной информации. На мой взгляд, запуск этой программы – громкий, но несколько загадочный экспериментальный проект. Его плоды неясны, однако у него есть сильные стороны. Во-первых, базовая задумка (blueprint) и осуществление программы соответствуют друг другу: ориентация на практическое служение выдержана от начала до конца. И учебный план, и заявленный фокус, и конечный результат в виде тем квалификационных работ, – все выдержано в одной тональности. А поскольку повышение квалификации служителей-практиков – это замечательная цель, то ее достижению в любом виде стóит радоваться. Во-вторых, сильной стороной следует считать (приглашенный) преподавательский состав. Не знаю, кто и как руководил дипломными проектами, но сессии-семинары точно проводили квалифицированные специалисты. Как минимум, эти два аспекта можно считать реальными достижениями ЕТС.

Проблемы, как мне кажется, касаются не общей задумки программы, педсостава или учебного плана. Они кроются в деталях философии программы, ее описания и официального представления в СМИ и учебных документах. Об этом и поговорим.

Вопросы к терминологии и философии программы

Проблематичность философии докторской программы и неточность избранной терминологии – вот что вызывает вопросы. Если посмотреть на презентацию докторантуры на соответствующей веб-странице и в приложенных к ней документах [10], а также почитать послевыпускное интервью президента семинарии Василия Войтовича [11], то в глаза осведомленному человеку бросится следующее.

Вопросы к названию. Во-первых, двойное название – источник неразберихи, а просьба студентов – недостаточное основание для переименования программы. Второе попросту странно, хотя мало ли что может случиться на просторах «рідної неньки», а вот первое – это явно недостаток понимания отличий между программами типа D.Min. и D.P.T. Ведь названия – это не просто трафаретки. За ними стоят разные философии и традиции. Учебная программа и, собственно, степень D.Min. зародилась в США для предоставления качественного профессионального образования (Professional Doctoral Degree) для лидеров церквей и парацерковных организаций. Это была попытка, с одной стороны, помочь служителям церквей и работникам христианским организаций повысить свою квалификацию без отрыва от служения, и, с другой, предоставить им обучение на высшем – докторском – уровне (Terminal Degree) [12]. При этом следует отметить, что единого международного стандарта качества для программ D.Min. не существует. Требования к кандидатам на поступление и выпускникам таких курсов сильно варьируются от вуза к вузу и от конфессии к конфессии. Соответственно, любую программу такого типа имеет смысл анализировать и оценивать индивидуально, помня, что ее задача – «обогатить религиозных лидеров, углубить их понимание служения, усилить их посвященность служению и улучшить его практическую реализацию» (заявление Бостонского университета) [13].

В то же время программы и степени типа D.P.T. появились в Великобритании для тех же целей, что и D.Min. в Америке, однако отличает их от «докторантур служения» частое отсутствие привязки к конфессиям и не одинарный (развитие практических навыков в сфере служения), а двойной фокус: повышение профессиональной министериальной квалификации – т.е. навыков служителя церкви – и проведение серьезной исследовательской деятельности. Так, например, Честерский университет описывает свой профессиональный докторат (D.Prof. in Practical Theology) как «программу, сосредоточенную на проведении глубокого исследования и укорененную в професcиональном или организационном контексте» [14]; а Университет Глазго говорит о ней, как о возможности «проверить верования, ценности и идеологии (теологии), которые направляют действия служителя… с помощью социологических и других методологий, подходящих для изучения практик и контекстов» [15].

Иными словами, D.Min. – чаще всего конфессиональная семинарская программа, ориентированная на личное, духовное и профессиональные развитие служителя-практика, а D.P.T. – это чаще всего неконфессиональная университетская программа, ориентированная на профессиональное развитие служителя-практика и проведение им серьезного исследования собственных теорий, практик и контекста. То есть, оба типа программ предназначены для служителей церкви, однако их фокус и специфика несколько отличается. Так какую же программу предлагает ЕТС? Не совсем понятно.

Проблемы с описанием программы. Кроме загадок с названием и стоящим за ним ви́дением, докторантура ЕТС задает еще одну задачу: проблематичным оказывается и само описание программы. В своем интервью В.Войтович сравнивает «Доктора практического богословия» ЕТС с православными и католическими программами типа «Кандидат богословия» или «Доктор богословия», а также заявляет, что докторский диплом от ЕТС – это научная степень, которую студенты получают по прохождении учебной программы, чьи стандарты соответствуют требованиям украинского государства и международного сообщества [16].

В утверждении В.Войтовича есть три неточности. Во-первых, программы и степени типа D.Min. и D.P.T. считаются не научными, а профессиональными. Это значит, что они ориентированы на «развитие индивида в контексте его профессиональной деятельности» и стремятся усовершенствовать его специализированные знания и навыки, а также внести вклад в развитие и положительные преобразования в его профессиональной сфере деятельности (в данном случае церковном и/или парацерковном служении) [17]. В то же время академические или научные докторантуры вроде «Доктора философии» (Ph.D.) нацелены на «подготовку кадров для академической сферы» (англ. An apprenticeship for academia) и вклад в научное знание, что призвано послужить пользе как ученого сообщества, так и общества в целом [18]. Соответственно, у них разные требования и способы достижения поставленных целей. И то, и это – докторантура, и то, и это – «высшее звание» и признание заслуг и квалификаций в определенной сфере. Но наука – это одно, а повышение практических навыков – другое. Поэтому-то во всем мире докторантуры делятся на два типа в зависимости от своей ориентации (но не уровня качества): академические и профессиональные [19]. D.Min. с D.P.T. –степени именно профессиональные, что, разумеется, не отменяет их ценности. Просто называть степень «доктора практического богословия» научной и приравнивать ее к «доктору богословия» — католическому, православному или протестантскому — не совсем корректно. Это приводит к путанице в терминологии.

Во-вторых, на профессиональных докторских программах не пишутся диссертации (theses), но докторские проекты (ministry projects). Первые подразумевает скрупулезное, по большей части теоретическое и чисто научное исследование, а вторые – также исчерпывающее, но практическое и аналитическое исследование, связанное со служением студента. Н.Ваймейстер четко определяет, что такое докторская диссертация: “Диссертация на соискание степени доктора богословия или философии – большой исследовательский проект. Он изучает комплексную или сложную проблему в области основной специализации кандидата. Эта диссертация объемом 250-500 страниц. Написание диссертации доктора богословия/философии подразумевает, что кандидат владеет языками, необходимыми для проведения исчерпывающего исследования в избранной области. Предполагается знание библейских языков. Как правило, кандидат должен сдать экзамен по французскому и/или немецкому языку. В зависимости от темы, ему могут понадобиться другие языки” [20].

Проект на соискание степени D.Min/D.P.T. требует применения богословского размышления к пасторской ситуации. Хотя работы на соискание степени D.Min/D.P.T., несомненно, соответствуют докторскому уровню (terminal degree), их называют исследовательскими проектами, а не диссертациями, подчеркивая практическую, а не академическую направленность. Цель докторского исследовательского проекта – не столько в расширении существующего объема знаний, сколько в исследовании и разрешении конкретной проблемы, связанной с практическим служением и предоставлением пастору-исследователю возможности для профессионального роста. Общепринятая модель – разработка определенной программы, применимой в служении. Изучение конкретного случая или изучение богословской проблемы в служении также приемлемы для проектов на соискание степени D.Min/D.P.T. [21].

Указания на отличия между академическими диссертациями и профессиональными докторскими проектами можно найти в работах Линкольна, Грина и Пауэлла [22]. Подытожить их наблюдения можно следующей характеристикой: докторский проект D.Min/D.P.T. – это аналитическая работа объемом в 50-60 тыс. слов, изучающая сферу служения студента, в которой церковный служитель  использует социологические и богословско-практические методы с целью применения наработок на практике. Докторская диссертация (Ph.D.) – это научная работа объемом от 60 до 100-150 тыс. слов, исследующая комплексный научный вопрос, автором которой является начинающий ученый. Она написана для академической аудитории с использованием соответствующей методологии с целью привнесения вклада в науку.

Вывод прост: докторанты ЕТС не могут и не должны писать диссертации. Более того, названия их дипломных работ как раз четко демонстрируют, что они подготовили именно докторские проекты, соответствующие их специализации. Это работы, обсуждающие церковные вопросы и решающие практические проблемы [23]. То есть, по факту все сделано правильно, как по учебнику, а вот по названию есть вопросы. Нет смысла именовать исследовательские практические докторские проекты диссертациями. Это внесение неразберихи и неправильное использование терминологии.

В-третьих, заявление президента ЕТС насчет соответствия программы украинским и международным стандартам можно оспорить. То есть программа-то, может быть, и хорошая, но никакими внешними критериями ее качество пока что не подтверждено. Она не лицензирована Министерством образования Украины и не имеет привычной для евангельских вузов постсоветского пространства аккредитации Евро-Азиатской аккредитационной ассоциации евангельских учебных заведений (ЕААА). Более того, уже через несколько дней после выпуска докторантуры ЕТС 24 апреля 2018 года Совет ЕААА опубликовал собственную Резолюцию о развитии программ докторского уровня: «Членство учебных заведений в ассоциации не означает, что все предлагаемые ими программы получают статус аккредитованных, а выданные ими научные степени или звания приобретают соответствующее признание. На сегодняшний день ни одно учебное заведение, входящее в состав ЕААА, не имеет аккредитованной ассоциацией программы докторского уровня» [24].

На данный момент у докторантуры ЕТС нет никакой аккредитации кроме партнерских договоренностей с «Глобальным университетом» Assemblies of God (объединения пятидесятнических церквей из США), программы которого аккредитованы одним из внутренних американских агентств [25]. Следует отметить, что партнерство с аккредитованным в США вузом – еще не гарантия безусловного уровня и не может служить основанием для заявлений о соответствии программы украинским и международным стандартам. Думаю, что в данной связи важно обратить внимание на призыв к профессионализму и братское увещевание ко всем евангельским учебным заведениям, содержащееся в той же Резолюции ЕААА: “Совет ЕААА призывает все богословские учебные заведения придерживаться общепринятых академических правил и стандартов, не допускать обесценивания научных степеней и ученых званий, как академического, так и профессионального уровня. […] Совет ЕААА призывает всех участников богословского образовательного процесса к соблюдению требований академической порядочности и активному взаимодействию в процессе разработки учебных программ докторского уровня с целью обеспечения высокого уровня качества богословского образования” [26].

Кстати, отсюда проистекает еще одна проблема, связанная с несоответствием образовательным стандартам. В одном и том же интервью В.Войтович, с одной стороны, заявил об уже существующем признании выдаваемых ЕТС докторских дипломов в евангельских кругах и, с другой стороны, о планах получить государственное признание этих дипломов [27]. Здесь налицо благие намерения, смешанные с непониманием стандартов образования и действующих правил нострификации и/или процедур признания украинским государством дипломов, выданных богословскими конфессиональными вузами. Это подтверждает специалист в области образования д-р Юрий Черноморец. На своей личной странице в сети Facebook он оставил недвусмысленный комментарий о том, что признавать степень «доктор служения» эквивалентной университетскому кандидату наук будет крайне сложно [28].

То есть, все, конечно, возможно, но при условии действительного соответствия государственным требованиям. А это пока что вряд ли есть у докторских работ, защищенных в ЕТС. Также, выпускник программы D.Min/D.P.T. вправе заниматься служением, занимать руководящие посты в церкви и парацерковных организациях и даже преподавать в вузе. Но есть одно «но»: преподавать он сможет только в области своей специализации – в данном случае церковного служения. Писать учебники для школ и университетов или рецензировать научные работы в светском образовательном контексте он не сможет, и именно потому, что его степень узкоспециализированная и не идентична научной. Доктор служения – это профессионал, но не профессор. Думаю, что не стоит вносить в умы выпускников путаницу и обещать им то, чего не может быть в принципе по “законам жанра”. Лучше выучить известные правила и следовать им.

Вопросы к описанию философии программы. Если заглянуть в доступные общественности документы докторской программы ЕТС, то возникнет двойственное впечатление [29]. К примеру, в документе «Предметы преддокторской программы» среди прочих ориентационных семинаров можно обнаружить совершенно уникальное занятие. Его название: «Как быть хорошим исследователем без глубоких знаний библейских языков». Здесь очевидно противоречие. Я могу понять, что можно быть хорошим проповедником, отличным лидером, восхитительным служителем и даже сносным исследователем без знания библейских языков. Но я не понимаю, как можно быть хорошим исследователем без глубоких знаний библейских языков. Разве можно считать хорошим исследователем Священного Писания человека, который плохо ориентируется в тексте оригинала? Извините, но подобная формулировка крайне сомнительна.

Далее, «Методичка для написания диссертации» требует от студентов того, чего требовать не должна. Пункт 1.6 «Структура диссертации» говорит об обязательном включении в текст докторского проекта на соискание степени D.Min/D.P.T. такого раздела, как формулировка научной новизны исследования. Причем, от докторанта ожидаются: постановка новой научной проблемы, введение новых научных категорий и понятий, развивающих представление о данной отрасли знаний, раскрытие новых закономерностей протекания естественных и общественных процессов, развитие научных представлений об окружающем мире, природе, обществе и т.п. Но каким образом «естественные» (читай, природные) процессы и разработка новых научных категорий соотносятся со сферой служения в церкви? Такие формулировки подходят для научной диссертации, но совершенно неуместны в случае с дипломными проектами D.Min/D.P.T. Более того, фактические темы работ докторантов не подразумевают никакой научной новизны – они решают практические вопросы. Ведь именно к этому они и призваны, согласно той же методичке (см. раздел “Введение”). Получается, что «Методичка для написания диссертации» противоречит сама себе. А это симптом путаницы в терминологии и, возможно непонимания сути образования на уровне D.Min/D.P.T. Тут мы имеем дело либо с проблемой с философией программы, либо с ее публичной презентацией (а, возможно, и то, и другое).

Заключение или “все познается в сравнении”

Итак, что мы имеем в итоге? Докторантура практического богословия ЕТС – интересный, но довольно сырой проект. У него явно есть сильные стороны: открытие отечественной семинарской докторантуры для служителей церквей – это полезно и практично; привлечение хороших преподавателей – это отлично; какое-никакое соответствие параметрам профессионального министериального образования – тоже хорошо. Да и выпускники – наверняка богобоязненные служители. Но это не отменяет наличия некоторых проблем. Наиболее явные из них – неясность с названием и отсутствие четкой идентификации программы; ошибочное представление о природе профессиональных докторантур; непонимание и не совсем корректное употребление соответствующей образовательной терминологии; и, наконец, странные нюансы описания самой программы. В итоге мы имеем дело с неадекватно поданной информацией.

Так что, с точки зрения данного исследования, количество вопросов и проблем существенно лимитирует достоинства программы. На данный момент докторская программа ЕТС – это все еще пилотный проект, который, на мой взгляд, еще нельзя считать первой полноценной и качественной отечественной евангельской семинарской докторантурой. Хочется надеяться, что евразийское содружество евангельских школ под эгидой ЕААА в скором времени разработает и внедрит стандарты для докторских программ на постсоветских образовательных полях. Ведь без стандартов качества не может быть и самого качества.

А тем временем на тех же самых полях потихоньку появляются доктора философии (Ph.D.), защитившие диссертации по богословию. В частности, ровно за год до выпуска ЕТС, 28 апреля 2017 года, в Национальном педагогическом университете им. Драгоманова (Киев), защитился первый украинский доктор философских наук по богословию пятидесятник Р.Соловий [30]. А ровно за месяц до выпуска ЕТС, 28 марта 2018 года, в том же вузе состоялась первая в Украине «государственная» защита диссертации на соискание степени кандидата наук (Ph.D.) по богословию. Виновником торжества стал баптист В.Горбенко [31]. Кстати, и автореферат [32], и сама диссертация последнего доступны для изучения [33]. Р.Соловий опубликовал полноценную монографию (как и положено для доктора наук) [34]. 

В заключение отмечу, что христианскому сообществу нужны и доктора-ученые, и доктора-служители. Одно другому не мешает. Наоборот, одно другое дополняет. Вот только путать разные понятия не следует.

Примечания

[1] Если воспользоваться определением П.Симонова и описанием этого типа вуза В.Гурой, то получится, что семинария – это конфессиональное учебное заведение, не являющееся церковью, но «трудящееся непосредственно для церкви, под реальной опекой какого-либо церковного союза». Причем, его программы «ориентированы, в основном, на подготовку к практическому служению. То есть на приобретение студентами знаний и навыков, которые в будущем смогут им помочь в организации церковного служения». В.Гура, “Классификация и обзор евангельских богословских вузов Украины,” Релігія в Україні (blog). 24 января 2018 года. https://www.religion.in.ua/main/analitica/38725-klassifikaciya-i-obzor-evangelskix-bogoslovskix-vuzov-ukrainy.html (26.06.2018).

[2] “Выпуск первой программы Доктор практического богословия (Доктор служения),” Веб-сайт Евангельской теологической семинарии (blog). http://www.evangelts.org/ru/content/vypusk-pervoy-programmy-doktor-prakticheskogo-bogosloviya-doktor-sluzheniya (14.05.2018).

[3] Например, “CNL News о выпуске в Евангельской теологической семинарии,” Веб-сайт Евангельской теологической семинарии (blog), http://www.evangelts.org/ru/content/cnl-news-o-vypuske-v-evangelskoy-teologicheskoy-seminarii (26.06.2018).

[4] А.Ластингер, “Возможно, ваша квалификация позволяет вам учиться по программе “Доктор служения”” E-mail рассылка (18.03.2015).

[5] А.Ластингер, “Если вы еще не подали заявление на нашу программу, пожалуйста, зайдите на наш сайт: www.evangelts.org” E-mail рассылка (26.05.2015)

[6] “Программа: Доктор практического богословия”. Веб-сайт Евангельской теологической семинарии (blog), http://www.evangelts.org/ru/content/programma-doktor-prakticheskogo-bogosloviya (26.06.2018).

[7] Например, “Выпуск первой программы.”

[8] См. «Файлы к материалу» на странице: “Программа: Доктор.”

[9] “Новости”. Веб-сайт Евангельской теологической семинарии (blog), http://www.evangelts.org/ru/tags/novosti (14.05.2018).

[10] “Программа: Доктор.”

[11] “В.Войтович: «Програма «Доктор практичного богослов’я» у ЄТС – перша докторська програма серед вузів ХВЄ України»”. Веб-сайт Української Церкви християн віри євангельської (blog), http://chve.org.ua/vasyl-voitovych-doktorska-prohrama-2018/ (28.04.2018).

[12] J.W.Carroll and B.G.Wheeler, “D.Min. Program: History, Summary of Findings and Recommendations,” Theological Education XXIII, no. 2, “D.Min. Program in the Context of Theological Education” (Spring 1987): pp.7–51.

[13] “The Doctor of Ministry degree (D.Min.) is a professional doctoral degree meant to enrich religious leaders in traditional and non-traditional settings, to deepen their understanding of and commitment to ministry, and to refine its practice. The focus of the Boston University’s D.Min. is Transformational Leadership.” См. веб-сайт программы: Boston University, School of Theology, Boston STH: http://www.bu.edu/sth/dmin/ (14.05.2018).

[14] A programme of advanced research while remaining rooted in your professional or organisational context. См. веб-сайт программы “University of Chester, Doctor of Professional Studies (D.Prof.) in Practical Theology,” http://www.chester.ac.uk/postgraduate/doc-prac-theo (14.05.2018).

[15] “The D.P.T. is suitable for all those actively involved in professional or substantial voluntary work across a range of contexts and institutions, who want to examine the implications of action, guiding beliefs, values, and ideologies (‘theologies’) for their practices and vice versa. A variety of social science and other methodologies can be used to research practice and contexts.” См. веб-сайт программы: “University of Glasgow, School of Critical Studies, Doctorate in Practical Theology,” http://www.gla.ac.uk/schools/critical/postgrad/researchdegrees/postgraduateresearchthelogyreligiousstudies/doctorateinpracticaltheology/ (14.05.2018).

[16]  См. “В.Войтович.” “До 2015 року докторантура за спеціальністю «Богослов’я» такого рівня була лише в православних та католицьких духовних навчальних закладах. Тобто перша докторська програма серед євангельських навчальних закладів «Доктор практичного богослов’я» розпочалась саме у нашій семінарії, у 2015-му. Мова йде про рівень освіти, що відповідає українським та міжнародним стандартам. Програма включає обов’язкове написання та захист докторської дисертації. … Науковий ступінь «Доктор практичного богослов’я» присвоєно 22 випускникам. Серед них як наші співвітчизники, так і служителі з Німеччини, Білорусі, Литви та США”.

[17] D.Scott et al., Professional Doctorates: Integrating Professional and Academic Knowledge. (Maidenhead, Berkshire, UK: Society for Research into Higher Education & Open University Press, 2004), pp.22–23, 41ff, 56ff.

[18] H.Green and S.Powell, Doctoral Study in Contemporary Higher Education (Maidenhead, Berkshire, UK: Society for Research into Higher Education & Open University Press, 2005), pp.49–51, 55–57.

[19] Green and Powell, pp.47–99; I.J. Shaw, S.Cunningham, and B.Ott, eds., Best Practice Guidelines for Doctoral Programs, ICETE Series (Carlisle, Cumbria, UK: Langham Global Library, 2015), pp.1–5; См. также Р.Ткаченко, “Доктора все же вызывали. Докторские программы и евангельские ВУЗы Украины: суть вопроса, перспективы и задачи,” Христианский мегаполис (blog), 4 сентября 2015, https://xmegapolis.com/доктора-все-же-вызывали-докторские-пр/ (14.05.2018).

[20] Н.Ваймейстер, Качественные исследовательские работы. Пер. с англ. Серия «Библейская Кафедра» (Одесса: ОБС, 2012), стр.259.

[21] Там же, стр.263-264.

[22] T.D.Lincoln, “What Is a ‘Doctoral-Level Project?’ The Question of Genre and the Doctor of Ministry Dissertation,” ATLA Summary of Proceedings 52 (1998): pp.195–198; Green and Powell, Doctoral Study in Contemporary Higher Education, pp.56, 60–63.

[23] Об этом же, кстати, говорит и В.Войтович в интервью: «Особливістю програми є практичне спрямування дисциплін. По-перше, теми дисертацій обирались, залежно із сфери діяльності докторанта. А по-друге, обов’язковою складовою дисертації було формування концепції, програми чи методичного посібника з практичного втілення матеріалу дисертації у служінні». См. “В.Войтович.”

 [24] “Резолюция Совета ЕААА о развитии программ докторского уровня”. Веб-сайт Евро-Азиатской аккредитационной ассоциации (blog), 24 апреля 2018 года, http://e-aaa.org/index.php/news/224-rezolyutsiya-soveta-evro-aziatskoj-akkreditatsionnoj-assotsiatsii-o-razvitii-programm-doktorskogo-urovnya (14.05.2018).

[25] “Global University U.S.A. – Глобал университет США,” Веб-сайт Евангельской теологической семинарии (blog), http://www.evangelts.org/ru/content/global-university-usa-global-universitet-ssha.

[26] “Резолюция Совета ЕААА.”

[27] “Наш диплом визнається у християнському середовищі як в Україні, так і в світі, оскільки підтверджений підписами президента Міжнародної асамблеї християн віри євангельської (МАХВЄ) та регіонального директора Асамблей Божих США. Також ми плануємо подавати дипломи випускників докторантури 2018 року на нострифікацію (процедуру визнання документів про духовну освіту) до Міністерства освіти і науки України. Після визнання дипломів державою з’являться додаткові можливості реалізувати авторські християнські програми у школах, світських навчальних закладах та державних установах. Випускники зможуть офіційно виступати експертами з релігійних питань, християнської етики, бути рецензентами підручників для освітніх закладів тощо”.

[28] “«Доктор служіння» це таке звання другого сорту, що людина має подати дійсно видатну наукову працю сторінок на 180-200 із очевидними ознаками геніальності, крутими статтями і тому подібним, щоб переконливо претендувати на визнання. Отже, в цілому Комісія МОН приймає рішення про те, чи можна прирівняти – з урахуванням церковних особливостей – але знову-таки, щоб прирівняти потрібно, щоб було що прирівнювати – тобто повинне бути наукове дисертаційне дослідження. […] Тому вищим духовним закладам потрібно краще продумувати що і як у них захищається…” См. Ю.П.Черноморец, “Оскільки мене у приват спитали, що я думаю про перспективи визнання докторських…” Facebook: Личная страница (blog), https://www.facebook.com/palamist/posts/1667916903297736 (24.04.2018).

[29] См. Файлы к материалу на странице: “Программа: Доктор.”

[30] “В Україні відбулася перша габілітація докторської дисертації з богослов’я”. Релігійно-інформаційна служба України (blog), https://risu.org.ua/ua/index/all_news/culture/theology/66834/ (28.04.2017).

[31] “Сегодня 28 марта 2018 г. идет первая защита докторской диссертации…,” Facebook: ЕААА (blog), https://www.facebook.com/eaaa.russian/posts/1694119777293572 (28.03.2018); “Искренне поздравляем Владимира Горбенка…” Facebook: ЕААА (blog), https://www.facebook.com/eaaa.russian/photos/ a.270207399684824.59958.270181096354121/1694402423931974/?type=3&ifg=1 (28.03.2018).

[32] В.Горбенко, “Теологічна герменевтика Р.Хейза. Автореферат дисертації на здобуття наукового ступеня кандидата філософських наук” (НПУ ім. М.П.Драгоманова, 2018). http://www.npu.edu.ua/images/file/vidil_aspirant/ avtoref/D_26.053.21/Gorbenko.pdf (26.06.2018)

[33] В.Горбенко, “Теологічна герменевтика Р.Хейза. Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата філософських наук за спеціальністю “богослов’я”” (НПУ ім. М.П.Драгоманова, 2018), http://www.npu.edu.ua/images/file/ vidil_aspirant/dicer/D_26.053.21/Gorbenko1.pdf (27.06.2018).

[34] “Феномен Виникаючої церкви,” Релігійно-інформаційна служба України (blog), January 10, 2017, https://www.religion.in.ua/novividannya/books/35266-fenomen-vinikayuchoyi-cerkvi.html (27.06.2018).

Photo: Pixabay

* * * * * * * * *

© 2018 “Христианский мегаполис”. Материал опубликован с согласия автора.

Примечание: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей, точность и достоверность использованных авторами источников и переписку между авторами материалов и читателями.

При цитировании материалов портала “ХМ” в печатных и электронных СМИ гипер-ссылка на издание обязательна. Для полной перепечатки текста статей необходимо письменное разрешение редколлегии. Несанкционированное размещение полного текста материалов в печатных и электронных СМИ нарушает авторское право. Разрешение на перепечатку материалов “ХМ” можно получить, написав в редакцию по адресу: christianmegapolis@gmail.com.

Ростислав Ткаченко

Ростислав Ткаченко

Преподаватель богословия, публицист. Докторант теологии в Евангелическом богословском университете (ETF - Бельгия).

More Posts - Website