Доктора все же вызывали. Докторские программы и евангельские ВУЗы Украины: суть вопроса, перспективы и задачи

Доктора все же вызывали. Докторские программы и евангельские ВУЗы Украины: суть вопроса, перспективы и задачи

Читать статью Р.Ткаченко Доктора вызывали?

Итак, как уже было недавно сказано, руководители и «стратегические идеологи» евангельского богословского образования Украины и соседних стран начали задумываться о создании и запуске учебных программ третьего цикла – докторантур в сфере богословия, служения, христианского образования, лидерства и т.д. Мысли о такой сложной и перспективной задаче демонстрируют, с одной стороны, вполне здоровые амбиции наших ВУЗов и, с другой стороны, нездоровую поспешность или не вполне реалистичную программу действий. Соответственно, возникает неизбежный вопрос: что нам, как учебным заведениям, лидерам служений, работникам христианского образования и просто-напросто всем заинтересованным в качественном и количественном развитии нашей местной духовно-академической среды необходимо сделать, чтобы приблизить мечты о полном цикла христианского образования? Какие действия и стратегические шаги необходимо совершить, чтобы сделать открытие докторантур на базе евангельских ВУЗов реальностью?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, нужно разобраться с тем, что имеется в виду под докторантурой: что это вообще такое? Какой она вообще может и должна быть? Зачем она вообще нужна? Именно с обсуждения этих общих и, казалось бы, банальных вещей и нужно начать…

Общая справка 1: докторская степень – wass ist dass?

Изначально понятие об ученых степенях в целом и докторских «погонах» в частности зародились в средневековых европейских университетах – парижском, оскфсордском, болонском, – где студент-выпускник одного из высших факультетов (богословского, юридического или медицинского) получал такую степень по успешному завершению учебы. С этих пор он именовался либо магистром (от лат. magister – учитель, мастер), либо доктором (от лат. doctor – учитель, наставник), либо лиценциатом (от лат. licentiatus – наделенный правами). Тогда между этими наименованиями не всегда проводилась черта, и обозначали они практически одно и то же: человека, который получил диплом (licentia), стал экспертом в своей специальности (magister) и имеет право практиковать и учить других этому делу (doctor).

В современном контексте в свете болонского процесса (т.е. “процесса создания странами Европы единого Европейского пространства высшего образования” [1] термин “магистр” относится исключительно ко второму циклу образования, а “доктор” – исключительно к третьему, т.е. заключительному. Причем, согласно международному употреблению данных терминов, степень доктора является, как правило, высшим и “завершающим” образовательно-квалификационным уровнем (англ. terminal degree), достижимым в процессе формального обучения. Дальше и выше только звезды и всякие профессиональные квалификации и «усовершенствования» (а-ля немецкая Habilitation, британские Higher Doctorates да русско-советские “доктора наук”) или должности-звания (а-ля «профессор», «доцент», «декан» и др.).

Титул доктора подразумевает ряд специфических компетенций (т.е. знаний и умений, которыми обязан обладать его носитель) и достижений (т.е. выполнение определенный действий, призванных достоверно показать действительное наличие необходимых компетенций). Конкретно, доктор должен:

  • «продемонстрировать систематичес?кое понимание области изучения, а также владение навыками и методами исследований, связанных с этой областью;
  • уметь задумать, спланировать и осуществить серьезный процесс исследований с соблюдением требований научной достоверности (research with scholarly integrity);
  • обладать способностью внести вклад в рамках оригинального исследования в новых областях знаний путем проведения масштабной научно-исследовательской работы (original research that extends the frontier of knowledge by developing a substantial body of work), материалы которой публикуются или упоминаются в отечественных или международных источниках;
  • владеть навыками осуществления критического анализа, оценки и синтеза новых и сложных идей;
  • выстраивать свое общение с коллегами (peers), широким научным сообществом и общественностью в целом на темы, связанные со своей сферой профессиональных знаний (areas of expertise);
  • содействовать в научном и профессиональном контекстах технологическому и культурному прогрессу в обществе, основанном на знаниях [2]

Эти компетенции кандидат в доктора должен развить как раз в процессе учебы в аспирантуре под личным и научным руководством назначенного профессора. А после ее окончания он призван все это продолжать и совершенствовать. Ведь неслучайно «докторское образование часто описывают как мост между исследованием и образованием, между европейским исследовательским пространством и областями европейского высшего образования» [3]. Докторантура выступает как бы завершением – более пассивного и коллективного – процесса обучения у других и началом – более активного и самостоятельного – процесса самообучения путем проведения независимых исследований. Поэтому в рамках болонского процесса термин «докторант» идентичен понятию «начинающий исследователь» (early stage researchers) [4].

Достигаются все эти высоты докторских компетенций, только благодаря упорному труду и прохождению на протяжении 3-4 лет очно или 6-7 лет заочно различных кругов «ада», где ад – это как бы «академические дебри». Однако неизменно ключевым этапом остается не прохождение предметов, участие в семинарах или сдача экзаменов, а подготовка объемной выпускной исследовательской работы. Здесь «исследование» понимается как деятельность, подразумевающая глубокое максимально всесторонне, максимально объективное и максимально критическое аналитически-синтетическое изучение какого-либо вопроса, темы или проблемы из гуманитарной, технологической или других сфер знания и профессиональной деятельности. Причем, данное исследование должно быть авторским, оригинальным, инновационным и основательным [5].

Итогом такого рода обучения станет появление на свет знатока-исследователя, который сможет быть настоящим экспертом и «агентом перемен» в своей области. Ведь доктор – это по определению (плюс, согласно фактам и народному представлению) человек, который отлично разбирается в определенной сфере академической и/или профессиональной деятельности, порождает новые знания и/или улучшает определенную практику, будучи всегда способен внести очевидный для многих вклад в развитие данной сферы. Поэтому с таким человеком считаются и другие специалисты в данной области (авторитет среди коллег), и широкая публика (авторитет среди неспециалистов) [6]. Таким образом, говоря еще более кратко и популярно, «цель докторского образования – формирование экспертов в сфере своей специализации» [7].

Общая справка 2: типы докторских программ

Не секрет, что, несмотря на ряд общих требований и единую традицию, докторские программы бывают разными. Их различают не только по характеру (гуманитарные, точные дисциплины), виду наук (философские, математические, исторические и т.д.) или формату прохождения учебной программы (очно, заочно, дистанционно). Ключевыми отличиями являются тип и акцент, а также modus operandi (способ организации) докторской учебы.

Как правило, под типами и акцентами докторского образования подразумеваются:

  • академическая докторантура или программы типа Ph.D. (лат. philosophiae doctor – доктор философии), в которых основной акцент ставится на интеллектуальных навыках, обширных знаниях и оригинальном научном исследовании в виде диссертации;
  • профессиональная докторантура или программы типа Prof.D. (англ. сокр. от professional doctor), в которых важнейшую роль играет профессиональное – как практическое, так теоретическое одновременно – развитие аспиранта, который учится быть вдумчивым практиком (a reflective student-practitioner) и «развивателем» своей сферы деятельности, что подтверждается подготовкой практического исследования в виде дипломного проекта или портфолио [8].

К первому относится, например, доктор философии в физике или в истории (Ph.D. in physics/history), а ко второму – доктор бизнес-администрирования (D.B.A.) или доктор инженерного дела (Eng.D.).

Под способами же организации докторской учебы подразумеваются:

  • аудиторные часы или «докторантура через изучение предметов» (taught doctorate) – организация учебы вокруг определенных предметов и семинаров с существенной долей лекционного материала («новое знание воспринимается и усваивается»);
  • практическая составляющая или «докторантура, основанная на практике» (practice-based doctorate) – организация учебы вокруг (профессиональной) деятельности студентов с элементами осуществления, а также ее анализа и преобразования («новое знание порождается в процессе креативной деятельности»);
  • элемент исследования или «докторантура, основанная на исследовании» (research-based doctorate) – организация учебы вокруг научно-исследовательской деятельности, подчиненной ряду критериев и требований и осуществляемой под руководством более опытного специалиста («новое знание появляется в процессе изучения предмета и направленной мыслительной деятельности»).

В докторской программе может быть только одна такая составляющая, а могут быть и все три. Однако, как правило, один из вышеуказанных способов организации учебы превалирует, в связи с чем докторскую программу относят к одному из видов: «лекционную» (taught), «практическую» (practice-based) или «исследовательскую» (research-based) [9].

В итоге, если смешать указанные элементы – типы/акценты и способы организации учебы – в нескольких разных вариациях, как раз и получится «ассорти», представляющее реалистичную картину существующих в мире докторантур:

  • академическая докторантура с ударением на исследовании (британский и европейский Ph.D.);
  • академическая докторантура с ударением на прохождении обширного лекционного материала и, после этого, на исследовании (американский Ph.D.);
  • профессиональная докторантура с ударением на исследовании (британский и европейские Prof.D.);
  • профессиональная докторантура с ударением на практику (американские и другие Prof.D.).

Конечно, данный список не отражает всей палитры образовательных программ докторского уровня, «рассеянных по миру», но он подает схематическое представление о часто встречающихся видах данных программ. Причем, что интересно, если оценивать эту классификацию докторских с перспективы исторического и стратегического мышления, становятся очевидными следующие любопытные нюансы:

  • Самыми древними и престижными остаются академические докторантуры, которые неизменно остаются на повестке дня со Средних веков и раннего Нового времени.
  • Самыми свежими и актуальными, ориентированными на современные потребности являются профессиональные докторские, которые отражают дух времени с его индивидуализмом, трудоголизмом, конкуренцией и повышением требований и стандартов во всех сферах жизни и труда.
  • Самыми требовательными, дорогими и вместе с тем фундаментальными и полезными в долгосрочной перспективе следует признать исследовательские докторские, т.к. они подразумевают долгую работу с горами литературы, часто являются очными и требуют выдать на-гора нечто высокоинтеллектуальное и сверхоригинальное. Правда, итоговый результат легко может оказаться действительно важным вкладом в ту или иную науку или сферу, что повлияет на будущее человечества или, как минимум, какой-то ее части.
  • Самыми актуальными, влиятельными и полезными в среднесрочной перспективе кажутся профессионально-исследовательские докторские, потому что они ориентированы на серьезный анализ какой-либо профессиональной сферы и ее преобразование к лучшему. А результаты такой исследовательской и творческой работы могут достаточно скоро оказать влияние на ряд людей и заодно послужить дальнейшему развитию и позитивному изменению данной сферы.
  • Самыми же доступными, продуктивными и, вместе с тем, стратегически ценными в краткосрочной перспективе являются профессионально-практические докторские программы, т.к. они ориентированы на производство результата “здесь и сейчас” и требуют не интеллектуальных, а практических навыков. Именно их и призваны развивать и улучшать соответствующие учебные планы, что позитивно сказывается на непосредственной деятельности учащихся в их профессиональной среде.

Это, конечно же, мое обобщение. С ним согласится не каждый. Однако, на самом деле все разнообразные докторские программы по-разному ценны и по-разному же тяжелы или легки. Да и само это многообразие форматов при общем единстве некоего «докторского идеала», который обрисовывают дублинские и бейрутские дескрипторы – это норма и, наверное, даже плюс в современном мире высшего образования и трудовой деятельности. Наконец, все эти докторские вариации находят свое отражение и в мире сугубо «христианского» или – говоря более широко – религиозного образования.

Необщая справка: “чисто христианские” докторантуры

В мировом христианском образовании – т.е. в христианских университетах, семинариях и колледжах всех континентов – предлагаются и осуществляются как исследовательские, так и профессионально-практические программы разного уровня, формата и типа. Думаю, стоит назвать лишь самые основные.

К практически-ориентированным и профессиональным как правило относят такие программы и степени, как “доктор служения” (D.Min.), “доктор практического богословия” (D.P.T.), “доктор образования” (Ed.D.), “доктор миссиологии” (D.Miss.), “доктор духовной/сакральной музыки” (S.M.D.), “доктор психологии” (Psy.D.) и др. К чисто исследовательским академическим программам третьего цикла — “доктор богословия/теологии” (Th.D.), “доктор философии” (Ph.D.) в одной из специфически христианских сфер исследования и порой встречающийся в ВУЗах некоторых церквей и деноминаций “доктор священного богословия” (S.T.D.) [10].

Согласно общепринятым в евангельской образовательной среде “Бейрутским маячкам”, всякое «обучение на докторантуре в христианском евангелическом учреждении основано на понимании, что знание бывает не только теоретическим… Основанное на этом фундаменте обучение на докторантуре, будет иметь вероисповедный, рациональный и миссиональный характер (confessional, rational and missional)». Соответственно, будет вполне верно утверждать, что любая докторская программа, ориентированная на повышение профессиональной квалификации, преобразование теории и практики и/или оригинальные исследования в сфере христианского служения (в широком смысле слова), будет всегда подразумевать «правильные верования и полное доверие Богу живому, творческое и смиренное использование умственных способностей, которые Бог даровал людям, созданным по Его образу, и достойный образ жизни в мире, отражающий Божье призвание и участие в миссии Бога» [11].

Программы “профессионального” типа в одной из областей христианского – как церковного (пасторство, поклонение и музыка, душепопечение), так и парацерковного (миссия, образование, психологическое консультирование) служения “используют профессиональный опыт и практику служения кандидата в качестве части структурированного процесса обучения.” Они стремятся сделать из просто практика специалиста-исследователя, который бы стремился критически осмысливать собственную практику и сферу деятельности с тем, чтобы ее улучшать и совершенствовать, “раздвигая границы осмысленной деятельности в определенной области христианского служения” (extending the boundaries of reflective practice in an area of Christian ministry) [12].

При этом такие программы могут быть как чисто практическими и условно минималистическими в своих требованиях, так и весьма требовательными и сочетающими академические элементы с практико-рефлективными и “полевыми” [13]. Так, американская степень “доктор служения” (D.Min.) и иногда «доктор практического богословия» (D.P.T.) чаще всего подразумевает заочное обучение на протяжении 2-5 лет без необходимости изучения каких-либо языков или проведения исследований. Она ориентирована на прохождение курсов (т.е. предметных модулей), непрерывное продолжение практики в сфере служения и “усиление компетенций” в области своего служения. Здесь уделяется особое внимание дальнейшему духовному формированию студента, а также углублению его самосознания служителя и развитию навыков “пасторского анализа”, интеллектуальных или административных навыков, необходимых в его деле, а также других характеристик и умений. Выпускной работой может быть либо выполнение определенных задач и их последующее описание (докторское портфолио или описательное исследование), либо план развития определенного вида служения в определенном контексте (разработка программы), либо анализ конкретного случая или определенного вида служения в их специфическом контексте (изучение конкретного случая или “case study”).

Правда, британская программа в сфере практической теологии (D.P.T.) и американско-канадские или международные программы типа “доктор образования” (Ed.D.), “доктор миссиологии” (D.Miss.) и “доктор психологии” (Psy.D.) немного отличаются от классической D.Min. Они нацелены не только на практику (т.е. ее осмысление и улучшение), а на интеграцию практики и теории, на полноценную встречу академии и сферы служения. Поэтому кроме практической работы такие программы часто подразумевают глубокое ознакомление с определенным пластом академической информации (в виде курсов, семинаров и др.): в сфере христианской психологии это различные области психологии как таковой, в сфере миссиологии – статистика, антропология, социология и др., в сфере христианского образования – педагогика, менеджмент и т.д., и т.п. Как следствие такого “усложнения” эти программы немного дольше (4-6 лет) и требовательнее, чем D.Min. Итогом обучения на такой профессиональной докторантуре должна стать дипломная работа либо аналитического и оценочного (анализ конкретного случая, ситуации или подхода), либо синтетического и креативного (разработка определенного метода или стратегии во свете массивного теоретического материала) типа.

Что же касается академических и исследовательских христианских докторских программ [14], то они функционируют по-другому. В отличие от практико-ориентированной D.Min. и “интеграционных” практико-исследовательских Ed.D., Psy.D. и иже с ними, эти программы (Th.D., Ph.D.) ориентированы на глубокое исследование Библии и богословия с целью генерирования нового знания. Причем, под новым знанием подразумевается не “придумывание” чего-то нового ради новшества, а либо открытие ранее неизвестных аспектов известной истины в процессе ее изучения, либо использование инновационного подхода, ведущее к новому взгляду на что-либо, либо работа над новыми, ранее неизвестными или малоизученными, материалами из казалось бы знакомой области, либо еще что-нибудь в этом роде. Акцент этих докторантур – на глубинном, основательном и оригинальном исследовании в области библейского, исторического, систематического, практического богословия или смежных дисциплин. Длительность обучения – 3-4 года очно или 4-8 лет заочно, а требования подразумевают (в отличие от профессиональных докторских программ) знания избранных древних и нескольких современных языков, детальное знакомство с текущим положением дел в области исследования (так называемый status quaestionis) и работу с максимально возможным количеством литературы.

Такова ситуация с “христианскими” докторскими программами. Они бывают разными. Но все подразумевают единое устремление к указанным в начале статьи докторским компетенциям и характеристикам. Так как же может стать возможной реализация такого “докторского устремления” в Украине, России или Молдове?

Миссия выполнима?!: обрисовка задачи

Если говорить об условиях, в которых возможны разработка, запуск и последующее функционирование докторантуры в области богословия или христианского служения в Украине, то они очевидны. Присмотревшись к приведенным выше фактам о существующих докторских программах, можно легко сделать вывод, что требуется наличие (или появление, или использование) следующих факторов.

Экспертный круг или человеческие ресурсы. Ковать экспертов могут только эксперты, ведь поделиться с другим можно только тем, чем ты обладаешь сам. Поэтому первичная необходимость при мысли об открытии докторантуры – это собственно опытные и высококвалифицированные академики-исследователи или практики-исследователи, которые могли бы подтянуть на свой уровень, – а возможно и подтолкнуть выше, – своих младших коллег. Причем, речь идет не о преподавательском составе (в смысле группы лекторов и духовных наставников), а о корпорации опытных специалистов, которые бы обладали теми самыми “систематическим пониманием области изучения”, “навыками и методами исследований”, умением “осуществлять критический анализ, оценку и синтез новых и сложных идей”, а также “выстраивать свое общение с коллегами… и содействовать… культурному прогрессу [других людей]” (такие себе Дублинские дескрипторы для научных руководителей). Это должны быть обладатели академических (в некоторых случаях профессиональных) докторских степеней с наличием качественных публикаций и опытом работы в сфере образования и/или профессиональной среде. Таковых в наших краях либо почти нет, либо очень мало, а одними иностранцами сыт не будешь. Поэтому развитие своих кадров “высшей пробы” и помощь в их развитии – это sine qua non для будущих национальных протестантских/евангельских докторантур в Украине и не только.

Исследовательская среда и ресурсная база. Мастер без инструментов бессилен, а спортсмен без спортивного снаряда и соответствующей спортплощадки бесполезен. Осуществление же профессиональной или академической докторской учебы без определенной среды и материалов невозможны.

Исследовательская среда – это и характер научного руководства, и наличие профессионального круга общения среди коллег, сама по себе академическая культура – атмосфера диалога, интеллектуального и духовного труда – и, наконец, собственно исследования как таковые. Исследователи должны исследовать, общаться с другими, делиться «обнаруженной» информацией, советоваться и дискутировать, вместе работать над практическими проектами, – ведь только так и можно генерировать какую-либо «среду».

Ресурсная база – это литература и любые материалы, которые необходимы (причем, в определенном качестве и количестве!) для процесса обучения. В частности, К.Лоусон утверждает, что для запуска программы уровня “E” в обязательном порядке требуется «“доступ не менее, чем к 100 журналам по богословским дисциплинам; 40 тыс. ‘качественных’ томов, не менее 2 тыс. томов в каждой области докторских исследований – главные научные труды, справочные материалы и журналы, включая старые номера”» [15]. Чтобы создать такую базу требуется немало времени, сил и средств.

Финансовый запас прочности. Чем выше уровень и качество учебной программы, тем дороже она обходится. Так бывает не всегда, но часто. Докторантура является дорогостоящим проектом. Для запуска и осуществления такой программы необходима очень серьезная финансовая поддержка. Как правило, заработная плата кадров, имеющих докторскую степень, должна быть высокой, а для приглашения приезжих преподавателей соответствующей квалификации из США или Европы потребуется также оплата дорожных расходов и проживания. Более того, сам процесс постоянного менторства и научного руководства студентами требует дополнительных средств (связь, организация встреч и семинаров). Наиболее же дорогостоящими элементами программы в украинских условиях могут стать как раз: (а) расходы на пополнение библиотеки и партнерские соглашения с организациями, предоставляющими доступ к электронным ресурсам, а также (б) возможная необходимость оказания финансовой помощи студентам, которые могут оказаться неспособны полностью самостоятельно оплачивать свое обучение на (и так дорогой и сложной!) докторантуре.

Стратегическое планирование, тайм-менеджмент и подготовительная работа. Тяжело в учении – легко в бою. То есть, чем лучше подготовка, тем лучше конечный результат. Соответственно, для запуска такой сложной и требовательной программы, как докторская, требуется продуманное планирование с хорошим расчетом времени и сил, а также поступательное осуществление необходимых этапов подготовки.

В частности, по мнению специалистов, план программы, расчет нагрузки, документация, а также список преподавателей и административных работников, задействованных в осуществлении докторской программы, должен быть готов, как минимум, за один год до запуска программы. Это необходимо для качественной подготовки всей «логистики» и «механики» программы, т.е. полной проработки всех процедур и нюансов с тем, чтобы и реклама, и запуск программы прошли максимально гладко и продуктивно. Сама же работа над документами и ресурсами может занять от 3 до 10 (!) лет. Это долго, но суть тут не в объеме затраченного времени, а в объеме и качестве проделанной за определенное время работы. Поскольку в нашей культуре нередко все делается либо «авось, небось да как-нибудь», либо «в последний момент», данный пункт заслуживает особого внимания…

До-докторская работа или подготовка докторантов. Ученик не может взять инструмент и начать работать им, как его учитель. Но без инструмента в руках и самой работы он никогда не сможет стать, как его учитель. То есть, чтобы ученик был учеником, он должен чем-то обладать и быть готовым к обучению. Соответственно, чтобы иметь хороших докторантов, нужно иметь хороших магистрантов и собственно магистров, действительно квалифицированных и готовых идти на следующий уровень. Поэтому важной задачей в преддверии появления докторских программ у нас уже сейчас является нужда в улучшении и совершенствовании имеющихся магистерских программ в сфере библеистики, богословия и христианского служения. Это как бы «сотворение» преддокторантов или потенциальных аспирантов. Уровень, акценты, формат и, наконец, качество магистратуры определяет почти полностью уровень и качество ее выпускника, который в перспективе может стать докторантом. Следовательно, те, кто хочет открывать учебные программы уровня «Е», должны постоянно мониторить и совершенствовать свои программы уровня «D».

«Топ-топ, топает малыш», или что же конкретно делать?

Итак, что же в сухом остатке? Вот варианты конкретных шагов и действий, которые, на мой взгляд, необходимо предпринимать ВУЗам Украины (и соседних стран), если они собираются открывать программы докторского уровня в ближайшем будущем.

1. Поддерживать всеми силами повышение квалификации своих кадров – т.е. руководителей и преподавателей ВУЗа, вплоть до приобретения ими реального докторского уровня. В данном случае поддержка может означать выделение времени на учебу, финансирование, полноценную психологическую и душепопечительскую помощь и, разумеется, гарантию трудоустройства по окончанию учебы. Это может стать реальной помощью, ведь учеба на докторской может стоить несколько тыс. у.е. в год (финансы), требовать ок. 700 астрономических часов при заочном формате или 1500 часов при очном (время), подготовка к экзаменам может требовать дополнительной временной или эмоциональной нагрузки (стресс), а размер выпускной работы может быть от ок. 60 тыс. слов для профессиональных докторантуры и от 80 до 150 тыс. слов на академических докторантурах (время, силы, тот же стресс).

2. Усиленно пополнять свои библиотеки качественной академической и/или научно-популярной литературой на национальных (например, украинский и русский) и основных иностранных (английский и возможно немецкий и французский) языках. Это должно и может включать книги и научные рецензируемые (academic, peer-reviewed) журналы, электронную библиотеку (для e-books и e-journals), а также приобретение прав на корпоративное использование баз данных, дающее доступ к ряду книг и журналов (например, JSTOR, ATLAs, EBSCO, ProQuest, etc.). Все это в сумме призвано составить соответствующую качественную – хотя и гибридную и комбинированную – библиотеку XXI века.

3. «Подгонять» к настоящим, высоким международным академическим стандартам свои магистратуры. Они точно должны соответствовать стандартным параметрам нагрузки: не менее 60 европейских кредитов для «базовых» магистратур типа М.А. и не более 120 кредитов для классической европейской или американской магистратуры (M.Div., M.Th.). Преподавать на них должны преимущественно (80-90% от общего количества преподавателей) профессоры с аккредитованной докторской степенью или, как минимум, докторанты при “патронаже” докторов. Причем – nota bene – преподавать на академических программах второго цикла (независимо от типа магистратуры) имеют право только обладатели академических докторских степеней (т.е. Ph.D., Th.D.). Обладатели профессиональных докторских (т.е. Ed.D., Psy.D. и т.д.) имеют право преподавать исключительно практически ориентированные предметы, соответствующие их профилю: так, доктор служения имеет полное право читать курсы по проповеди или пасторскому попечению, а доктор образования – предметы, связанные с педагогикой или администрированием в сфере образования. Но ни профессиональный, ни тем более почетные доктора не могут читать курсы по богословию, истории, библеистике или филологии.

И последнее: качество выпускников магистратур должно быть очевидно при просмотре их выпускных работы. Так что магистерские дипломные работы тоже должны соответствовать необходимым критериям касательно их объема, характера, качества, оформления и т.п.

4. Креативно работать в партнерстве друг с другом и с западными ВУЗами. В данный момент ни одна евангельская школа Украины пока что не может позволить себе запуск серьезной докторантуры. Однако думать и планировать их открытие стоит. Для этого нам нужны советы и консультации более опытных европейских и американских семинарий и университетов, а также консолидация и совместная работа с несколькими местными школами.

Заметьте, я говорю не о простом открытии у нас западных филиалов – это не создание, а просто «трехмерный академический копипастинг» – без мысли, без контекстуализации, без своего лица. Если раньше, в первые 10-15 лет свободы от СССР, это было абсолютно нормально (ввиду неимения своих системных наработок), то сейчас это непростительно. Постоянное копирование-вставляние западных или восточных программ – это путь в никуда, ведь ни Гарвард с Йелем, ни Париж с Болоньей так не развивались. Так что важно в партнерских отношениях строить, взращивать и разрабатывать свое, учась у старших партнеров. Ведь даже если один ВУЗ не может «потянуть» докторантуру прямо сейчас, то 2-3 школы (или школы совместно с парацерковными организациями и церквями) вместе вполне могут это сделать. По крайней мере, это более реально, чем одиночные усилия.

5. Наконец, нужно продолжать мечтать, планировать и работать, не жертвуя качеством образования ради статуса первопроходцев или гонки за количеством программ. То, что невозможно сегодня, станет возможным завтра. Поэтому стоит продолжать думать, планировать, писать программы, искать поддержку, продумывать подход и готовиться к открытию. Молитва и труд согласно древнему принципу «Ora et labora» – по-прежнему действенны и служат источником благословений.

Не(заключение)

Пять выдвинутых мной соображений можно разбить на большее количество тезисов. Можно их еще дополнить отдельными мыслями и предложениями. Можно просто не согласиться с ними. Но суть не в этом. В любом случае, докторская программа – это учебный проект, требующий специальных людей, весьма изысканных ресурсов, немалых финансов, особых решений, упорной работы. Самое важное в этом, на мой взгляд, – вопрос качества. По сути, обеспечение качества – это главный посыл предыдущего раздела. Ведь «высококачественными» должны быть и научные руководители, и студенты, и работники команды, отвечающей за ту или иную докторскую, и книги и журналы в библиотеке, и связанные с обучением мероприятия, и, собственно, выпускные работы и диссертации. Все это должно быть не фиктивным или наспех сделанным, а действительно качественным. Ведь «присуждение докторской степени указывает на то, что ее обладатель действительно владеет (is in command) своей темой, способен делать вклад и содействовать более глубокому пониманию определенной дисциплины или сферы исследования и поэтому достоин того, чтобы коллеги прислушивались к нему. Со своей стороны, носитель докторской степени должен быть способен высказывать четкие, обоснованные и взвешенные суждения об исследовательской работе и открытиях коллег. Эти требования касаются всех видов докторских степеней…» [16].

Так что, доктор призван быть носителем и генератором качественных мыслей и, пожалуй, дел. Но это возможно, только если этот доктор сам является качественным образовательным продуктом.

Примечания

[1] Cм. Annett Jubara et alii (eds.), Glossary on the Bologna Process: English – German – Russian.

[2] Cм. Дублинские дескрипторы (The Dublin Descriptors), указанный Glossary on the Bologna Process и статью Байденко и Селезнёвой «Из истории становления европейской докторской степени», 101-102; ср. также Бейрутские маячки (The Beirut Benchmarks).

[3] А.В.Чиркова, Докторские программы в европейских университетах: проблемы обеспечения качества, 117.

[4] Зальцбургские заключения (The Salzburg Conclusions); Байденко и Селезнёва, “Из истории становления европейской докторской степени”, 104].

[5] Cм. Дублинские дескрипторы (The Dublin Descriptors), раздел «Glossary»; Howard Green and Stuart Powell, Doctoral Study in Contemporary Higher Education, 55ff; Зальцбургские заключения (The Salzburg Conclusions).

[6] Cм. Green and Powell, Doctoral Study, 48.

[7] Кевин Лоусон, (Lawson), «Разработка компетенций студентов-докторантов. Разработка учебного плана докторских программ».

[8]  Cм. Green and Powell, Doctoral Study, 55-56, 89-90; David Scott et alii, Professional Doctorates: Integrating Professional and Academic Knowledge, 22-23, 41ff, 56ff.

[9] Cм. Green and Powell, Doctoral Study, 47ff, 100ff; Лоусон, «Разработка компетенций».

[10] Cм. Donald Tucker, “The Rise of the Professional Doctor of Ministry Degree in the Association of Theological Schools”, 17; Derek Cooper, So You’re Thinking about Going to Seminary: An Insider’s Guide to Seminary, 171-176.

[11] Оригинал: right belief and committed trust in the living God, creative and humble use of the rationality God has granted to humans made in his own image, and appropriate living in the world to reflect God’s calling and participate in God’s mission). См. Бейрутские маячки (The Beirut Benchmarks) и Лоусон, «Разработка компетенций».

[12] Cогласно адаптированной и ориентированной именно на профессиональные докторские версии Бейрутских маячков – “Beirut Benchmarks: Adaptation for Professional Doctorates”.

[13] Cм. Cooper, So You’re Thinking, 171-173; Scott et al., Professional Doctorates, 39ff; Tucker, “The Rise of the Professional Doctor of Ministry Degree”, 17ff; Нэнси Ваймейстер, Качественные исследовательские работы, 263-273.

[14] Cм. Cooper, So You’re Thinking, 171-173; Green and Powell, Doctoral Study, 55-57, 60-68; Ваймейстер, Качественные исследовательские работы, 259-261; Лоусон, «Разработка компетенций».

[15] См. Лоусон, «Разработка компетенций».

[16] Green and Powell, Doctoral Study, 67-68.

Библиография

Байденко, Валентин Иванович, и Надежда Алексеевна Селезнёва. «Из истории становления европейской докторской степени». Высшее образование в России 8-9, 2010, 99-116.

Ваймейстер, Нэнси. Качественные исследовательские работы. Пер. с англ. Одесса: ОБС ЕХБ, 2012.

Лоусон, Кевин (Lawson, Kevin). «Разработка компетенций студентов-докторантов. Разработка учебного плана докторских программ» (англ. Developing Competencies for Doctoral Students. Curriculum Design for Doctoral Programs). Доклад на Конференции IPAL и ЕААА «Curriculum Design», г. Минск, Беларусь, 29.01.2015.

Чиркова, А.В. «Докторские программы в европейских университетах: проблемы обеспечения качества». Экономические науки 5 (78), 2011, 117-121.

“Beirut Benchmarks.” International Council for Evangelical Theological Education, http://www.icete-edu.org/beirut/ (Accessed 21.08.2015).

“Beirut Benchmarks: Adaptation for Professional Doctorates.” https://eeaawordpress.files.wordpress.com/2013/05/the-beirut-benchmarks-professional-doctorate-approved-at-bangalore.pdf (Accessed 11.08.2015).

“Bologna Seminar on “Doctoral Programmes for the European Knowledge Society” (Salzburg, 3-5 February 2005): Conclusions and Recommendations” (The Salzburg Conclusions). Bologna: An Overview of the Main Elements, http://www.eua.be/eua/jsp/en/upload/Salzburg_Conclusions.1108990538850.pdf (Accessed 21.08.2015)

Cooper, Derek. So You’re Thinking about Going to Seminary: An Insider’s Guide to Seminary. Grand Rapids, MI: BrazosPress, 2008.

Green, Howard, and Stuart Powell. Doctoral Study in Contemporary Higher Education. Maidenhead, Berkshire, England: Society for Research into Higher Education & Open University Press, 2005.

Jubara, Annett, Gunhild Kaschlun, Oliver Kiessler and Rudolf Smolarczyk, eds. Glossary on the Bologna Process: English – German – Russian (Beiträge zur Hochschulpolitik 7/2006). Bonn: German Rectors’ Conference, 2006.

Scott, David, Andrew Brown, Ingrid Lunt and Lucy Thorne. Professional Doctorates: Integrating Professional and Academic Knowledge. Maidenhead, Berkshire, England: Society for Research into Higher Education & Open University Press, 2004.

“Shared ‘Dublin’ descriptors for Short Cycle, First Cycle, Second Cycle and Third Cycle Awards. A report from a Joint Quality Initiative informal group (Dublin, March 2004)” (The Dublin Descriptors). Available at Bologna: An Overview of the Main Elements, http://www.eua.be/eua-work-and-policy-area/building-the-european-higher-education-area/bologna-basics/Bologna-an-overview-of-the-main-elements.aspx (Accessed 12.08.2015).

Standards and Guidelines for Quality Assurance in the European Higher Education Area. Helsinki: European Association for Quality Assurance in Higher Education, 2005. Also available at Universita di Bologna: Quality Assurance. The Internal Quality Assurance system, http://www.unibo.it/qualityassuranceen/AttachmentHP/Standards%20and%20Guidelines%20for%20QA%20in%20the%20European%20Higher%20Education%20Area.pdf (Accessed 12.08.2015).

Tucker, Donald L. “The Rise of the Professional Doctor of Ministry Degree in the Association of Theological Schools”. ERT (2006) 30:1, 13-30.

Публикуется с письменного разрешения автора.

Фото: Р.Ткаченко

Обратная связь с автором: Rostislav Tkachenko | Facebook

* * * * * * *

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов публикуемых материалов, однако это не препятствует публикации статей, написанных с разных позиций и точек зрения. Редакция не несет ответственности за личную позицию авторов статей и возможную переписку между авторами материалов и читателями.

Ростислав Ткаченко

Ростислав Ткаченко

Преподаватель богословия, публицист. Докторант теологии в Евангелическом богословском университете (ETF - Бельгия).

More Posts - Website