Бежать ли с тонущего корабля?

Бежать ли с тонущего корабля?

“Маленькая пробоина потопит большой корабль” (Б.Франклин).

“Есть еще и другая трусость и часто у моряков, отважных по натуре, это – трусость перед начальством, страх ответственности в случае какого-нибудь несчастья” (К.Станюкович).

Я молодой моряк, плывущий на весьма большом и старом корабле. Я был рожден на нем. Более того, несколько поколений моих предков родились, выросли, прожили свой век и умерли на судне. Временами мне даже кажется, что иной жизни, кроме корабельной, и не существует. Особенно я думал так в прошлом.

Вот уже в течение некоторого времени я замечаю (да и не я один, что греха таить), что наш корабль медленно, но верно “идет ко дну”. У судна в разные годы были разные капитаны, которые с разной степенью успеха намечали курс, пытались собрать команду, привлечь туристов на борт, чтобы отправиться в плавание… Но это все – повесть прошедших лет… Мы, так сказать, приплыли… А куда – большой вопрос.

“Поздно будет признаваться в ошибке, когда весь корабль уйдет под воду”.

Конечно, можно много рассуждать о том, как мы дошли до такой жизни и искать виноватых, но мои мысли не об этом, а о том, как исправить ситуацию (о виновных, возможно, поговорим в следующий раз). Пишу я об этом именно сейчас, ибо, выражаясь словами Клавдиана Клавдия, “поздно будет признаваться в ошибке, когда весь корабль уйдет под воду”.

Хотел бы подчеркнуть, что я молодой моряк, рожденный не во время бурь и шторма, но в спокойное время, однако сейчас (надеюсь, вы меня понимаете) приближается шторм. Негоже нам, по печальному примеру героев “Титаника” (режиссера Дж.Камерона) пить чай, когда налицо все признаки надвигающейся катастрофы.

Вопрос, который мучает меня уже не первый год, состоит вот в чем: бежать ли с тонущего корабля? Здравый смысл, а также моряки, которые “уплыли” от нас “к тем берегам”, не раз подсказывали мне, что это непременно нужно сделать (и поскорее). Я уже даже присмотрел для себя пару кораблей, находящихся недалеко, один из которых мог бы стать моим “домом” в будущем. Так что вы скажете, бежать мне, или нет?

Для некоторых этот вопрос не является сложным. Они на других, более быстроходных кораблях смело устремляются в будущее. Я их ни в коем случае не осуждаю, но рожденному не в первом поколении на этом корабле, выросшему на “похлебке” из правил и традиций этого судна, принять решение (каким бы оно ни было) довольно сложно. Я рассмотрел несколько “за” и “против”.

“История почти всех капитанов соседних кораблей начиналась с нашего судна”.

Если заглянуть в историю, то еще задолго до моего рождения этот корабль был единственным в этой части моря. Если смотреть правде в глаза, то почти все современные корабли, построенные лет 10-15 тому назад, являются “плотью и кровью” нашего судна, просто кто-то раньше, а кто-то совсем недавно образовал свою команду. История почти всех капитанов соседних кораблей начиналась с нашего судна. Именно здесь они воспитывались и проходили первую практику. Я не побоюсь сказать, что, благодаря нашему кораблю, они и смогли выйти в море.

Однако, к сожалению, люди, плывущие на моем корабле, говорят об этом слишком много и даже хвастают этим. На других же кораблях о нашей старой “посудине” просто забыли, не вспоминают, а если кто и вспоминает, то только со снисходительной улыбкой. Они думают, что вся флотилия образовалась с них. Как же они заблуждаются! Печально осознавать, что слава – дело прошлого. Реальность наших дней иная. В прошлом жить нельзя.

На сегодняшний день мое решение – трудиться на старом корабле, всеми силами пытаясь не допустить его затопления, но это не означает, что моё решение принято навсегда. Его я могу пересмотреть в любой момент. Одна из основных причин, почему я пока плыву на этой старой посудине заключается вот в чем. Если он потонет, то погибнет очень много людей, количество которых равняется числу плывущих на нескольких соседних кораблях. Уже только из-за одного этого, думаю, стоит прилагать некоторые усилия, чтобы ослабить крен.

При внимательном осмотре корабля, я замечаю серьёзные пробоины, но я рад, что их, на мой взгляд, ещё можно починить, не без упорного труда, конечно, и тем самым вернуть судно к жизни. Однако, тут-то и возникает главная проблема – подавляющее большинство людей на корабле не замечает (или не желает видеть) пробоин, и даже считает, что наш корабль по-прежнему идет во главе флотилии, хотя это уже давно не так.

Некоторые, конечно, считают пробоины незначительными. Они или молчат, или предлагают абсурдные решения. С другой стороны, при сравнении нашего корабля с другими во флотилии, с некоторым чувством достоинства могу отметить, что на нашем корабле есть такие орудия, которых нет на других лодках, хотя и у них есть, те, которых нет у нас. К сожалению, мы не умеем дополнять друг друга и, вместо того, чтобы воевать в вражескими кораблями, воюем друг с другом.

Для меня наличие множества других кораблей говорит о том, что я в самый последний момент смогу, если что, перебраться на один из них, если увижу, что остановить затопление будет невозможно. Перебраться будет несложно – я ведь моряк с пеленок и хорошо умею плавать.

Во мне таится мысль о том, что мы, молодые моряки, на нашем корабле все являемся не столько матросами, сколько механиками-ремонтниками. Возможно, прежде, чем отправиться в очередное плавание, нам нужно поставить корабль на якорь и провести качественные ремонтные работы. Возможно, следует позвать на помощь матросов с других кораблей, но для этого в начале нужно признать, что пробоины у нас все-таки есть. Моряки “со стажем” просто не хотят этого делать, да еще и вводят плывущих на корабле туристов в заблуждение.

Вот что ещё я хотел бы сказать матросам с других кораблей. Не забывайте нас, хотя бы ради былой славы нашего “Варяга”. Помните, что если мы допустим потопление этого, так сказать, “Титаника”, это не принесет никому добра, хотя бы потому, что, погибнет много людей, а гибель хотя бы одного человека – уже огромная потеря.

Конечно, проблемы есть и на других судах, как старых, так и новых. Не могут капитаны новых судов, родившиеся на нашем корабле, изобрести что-то совсем уж новое. Новым кораблям иногда свойственно подхватывать все те же старые болезни. Если допустить гибель нашего огромного судна, то, мне кажется, что и другие корабли протянут недолго.

Конечно, я понимаю, что корабли внушительных размеров починить нелегко. Они велики, горомоздки, неповоротливы и скорости у них совсем уже не те. Но ведь так было не всегда. Наш огромный корабль в былые времена преодолевал не одну бурю и проходил сквозь множество штормов.

А, вообще, имеет ли значение, на каком корабле каждый из нас плывет? Ведь цель у нас одна и враг известен.

Конечно, я понимаю, что во многом проблема в команде нашего корабля. Она не желает слышать о том, что у нас есть трудности, а капитан, по видимому, живет в мире иллюзий. Он сбился с верного курса, так как карты, по которым он ориентируется, давно не обновлялись. Моряки с других кораблей наших проблем не понимают, да и выслушивают нас с трудом. Одна у меня надежда – что со временем на наших кораблях поднимется новое, мыслящее поколение моряков, которые смогут правильно читать обновленные морские карты и поведут флотилию верным курсом.

И все же, я взываю о помощи. Помогите нам распустить паруса! Переберитесь на наш корабль, поделитесь своим опытом, и вы будете удивлены, что, оказывается, не все так уж ужасно. Встряхните своим энтузиазмом и энергией нашу пассивную команду и заставьте наш корабль ожить! А, может, вы сможете поделиться с нашим корабельным поваром новыми рецептами, чтобы, наконец, вместо каши, мы стали питаться вкусной пищей? Не списывайте нас со счетов, ведь когда-то моряки с нашего корабля учили вас делать первые шаги в вере. Помните, что только вместе мы – сила, а порознь – жалкие суденышки…

Photo: Pixabay.

Евгений Бозбей

Евгений Бозбей

Начинающий публицист, член церкви ЕХБ. Выпускник "Школы без стен" (Peter Deyneka Russian Ministries). Обучается на факультете физики и инженерии Кишиневского государственного университета (USM).

More Posts - Website