Анатолий Прокопчук: “Главная задача – помочь студенту проникнуться евангельским мировоззрением”.

От редакции: Предлагаем Вашему вниманию интервью, взятое редактором “Христианского мегаполиса” д-ром Олегом Турлаком у ректора Киевской богословской семинарии http://www.ktsonline.org/  Анатолия Прокопчука. А.Прокопчук – выпускник Даласской богословской семинарии (США), богослов, пастор и просто мыслящий человек.

Анатолий, я рад побеседовать с Вами. Прошло около десяти лет с момента нашей последней встречи. Расскажите нашим читателям о себе. Что Вы за человек? Что сформировало Вас как христианина?

Наверное, самым важным фактором сформировавшим меня как человека и как христианина является непростая история моей семьи по отцовской линии (верующими были родственники и по отцовской и материнской линии). Большинство было уничтожено НКВД за веру – дедушка, тетя и дядя; отец провел 6 лет в лагере и выжил. Отец, наверное, и привил мне глубокое отвращение к любое форме тоталитаризма, государственной, церковной или личной. Христианское воспитание помогло избавить от откровенной ненависти к коммунистической среде, но только тогда, когда Господь спас меня в 16 лет, моя жизнь обрела в Нем и цель, и цельность. Поэтому, я бы сказал, что, как человек, я чрезвычайно ценю свободу – и личную, и общественную. Как христианин, всецело полагаюсь на Божию благодать в Его суверенном выборе, выраженном в жертве принесенной Иисусом Христом, так как Бог извлек меня из абсолютно беспомощного состояния.

Расскажите немного о своей семье. Удается ли Вам проводить время с близкими, несмотря на занятость в служении?

В Даллаской богословской семинарии, где я учился, первым уроком, которым я получил, было: «Научитесь говорить “нет!”» Там же были указаны и библейские приоритеты – семья всегда на первом месте, никакое служение не может быть успешным, если оно наносит ущерб семейным отношениям и воспитанию детей. Поэтому я всегда находил и время, и радость в общении с близкими, иначе все остальное не имело бы смысла. У меня, конечно, бывали времена, когда все время уходило на служение, но это только тогда, когда служение только начиналось. Так было, когда я начинал служение академического декана в Ирпенской библейской семинарии http://ibs.org.ua/  в 1994 году, и когда организовывалась Киевская Богословская Семинария в 1995. Но это скорее временные исключения, чем правило. И жена, и дети всегда это понимали.

Вы получили богословское образование в Далласе в известной семинарии? Каким образом богословское образование повлияло на становление Ваших библейско-богословских взглядов?

Я закончил Далласкую богословскую семинарию http://www.dts.edu/ в 1994 со степенью магистра богословия (Th.М.). Прежде всего, семинария помогла мне понять, кем я являюсь во Христе, а также то что Спаситель сделал для меня на кресте Голгофы. Семинария начала непростой, довольно болезненный процесс удаления традиционных наслоений и формирования евангельского мировоззрения. Этот процесс не закончился в семинарии и занял более десяти лет уже после того, как я вернулся домой. Но без семинарии такой процесс мог бы не начаться никогда, или затянуться на неопределенное время.

Согласно Вашему опыту обучения, рекомендуете ли Вы христианам из бывшего СССР обучение на Западе?

На этот вопрос нет простого ответа: «да» или «нет».  Более точным будет такой ответ – без сомнения, учиться стоит, если есть возможность получить образование в хорошей, качественной евангельской школе. К сожалению, просто какая-нибудь школа на Западе не обязательно является синонимом качественного богословия и обучения. Обучение же в хорошей школе на Западе обязательно углубит отношения с Богом, расширит богословские горизонты и улучшит качество культуры верующего человека.

Вы уже продолжительный период занимаетесь христианским образованием, руководя богословской семинарией в Киеве. Познакомьте нас с семинарией. Кого она готовит? Кто может стать Вашим студентом? Скажем, если студент – не баптист, а, скажем, пятидесятник или пресвитерианин, может ли он поступить в КБС?

Да, я занимаюсь христианским образованием уже почти восемнадцать лет, из них семнадцать – в Киевской богословской семинарии. О семинарии можно говорить очень долго – тем более, что мне нравится эта школа, ее команда, ее студенты. Это также значит, что я не смогу избежать некоторой предвзятости, при всем желании.

Я бы сказал, что семинария готовит проповедника, преподавателя Библии. Каким бы служением не занимались потом выпускники, они должны быть способны грамотно преподавать Библию и евангельское богословие. Это может показаться скромной целью, но это только видимость. Можно “набить” голову человека массой глубоко академических, но практически бесполезных знаний. Великий богослов Карл Барт ощутил бесполезность своего либерального богословского образования, когда началась Первая Мировая война. Тогда же он обратился к Господу, видя полный провал либерального гуманизма.

Нашей главной задачей является помочь студенту проникнуться евангельским мировоззрением, духом Писания, при этом  избавляясь от обременительных (и часто антиевангельских) традиций. Такая задача оказывается довольно непростой.

Отсюда ответ на Ваш вопрос, кто может стать студентом (или студенткой) КБС – любой евангельский верующий (КБС имеет соответствующее доктринальное утверждение), потому что мы чувствуем себя ответственными помочь формированию евангельского учения и жизни в любой евангельской деноминации. Программа КБС “Бакалавр капелланского служения” уже давно является межденоминационной.

Есть ли какая-то статистика по поводу выпускников КБС? Трудоустроены ли они? Скажем, есть ли данные о том, сколько выпускников было рукоположено на пасторское служение? Какой это процент из общего числа студентов?

Объективно говоря, в Украине трудно дать определение трудоустроенности. Легче говорить о занятости в служении. В этом смысле большинство наших выпускников заняты в разных формах служения, многие получают и пропитание от их служения. Сказать точно, какая часть и в какой мере, трудно, т.к. соответствующие данные просто недостаточно стабильны.

Также мы никогда не собирали статистику по рукоположениям, потому что просто не считаем это важным. Если выпускник избран церковью на пасторское служение, значит он уже пастор – и ему не нужна какая-либо процедура (или ритуал) утверждения, тем более какими-либо (предположительно) вышестоящими инстанциями. В КБС есть программа и проект по организации новых церквей. Насколько мне известно, и та и другая уникальны для стран бывшего СССР. Последние данные говорят, что через них организовано более двухсот новых церквей – вот вам и количество пасторов. Это при 350 выпускников на сегодняшний день.

Насколько Вы согласны с утверждением, что “диплом не важен, важно образование”?

Я бы сказал, что это ложная дихотомия, особенно характерная для стран бывшего СССР, где есть немало школ раздающих дешевые дипломы. Такой феномен присутствует, конечно, и на Западе – и там есть «дипломы по почте». Конечно же, образование важно, но и самообразование, которое никогда не должно прерываться, также имеет значение. В то же время диплом хорошего вуза является своеобразным сертификатом качества полученного образования. Поэтому, я бы сказал, важен не просто диплом, а тот вуз, от которого выпускник его получил.

Почему семинариям на просторах бывшего СССР не удался проект по подготовке “профессиональных” богословов и служителей? Почему, скажем служение пастора так и не стало профессией (в добром смысле этого слова)?

Проблема “неудачи” (если считать текущее положение неудачным) такого проекта – не подготовка в семинарии. Это просто проблема неразвитости «рынка» служителей. Простой пример: бедные церкви в Африке платят немалые деньги за семинарское образование своих пасторов (они также содержат их). Они понимают, что им нужен квалифицированный преподаватель Библии за кафедрой. Для них правильное понимание Библии жизненно важно. К сожалению, в посткоммунистических странах с сильным влиянием Православия и, соответственно, апофатического богословия, немногие евангельские церкви понимают свою потребность в квалифицированных учителях. В них преобладают литургические черты. До сих пор весьма ограничено понимание, что поклонение евангельских верующих – это прежде всего служение Слова, а не хор, стихи, песнопения и т.д.

Но, все же, по моему впечатлению, количество профессиональных служителей возрастает, хотя гораздо медленнее, чем хотелось бы. Такой процесс пошел бы быстрее, если бы в Украине улучшился моральный и экономический климат.

Насколько мне известно, в Киевской семинарии, которой Вы руководите, раньше существовала программа “Доктор служения”. Что произошло с ней? Существует ли она по сей день? Какие программы семинарии направлены на удовлетворение насущных запросов церкви сегодня?

Да, такая программа была; она была практически одноразовой, направленной на преодоление разрыва поколений и связанных с этим противоречий. Она была попыткой помочь старшему поколению евангельских руководителей и служителей увидеть новые перспективы, дать толчок к самообразованию. Такой программы давно уже нет, и мы не видим в ней потребности, потому что сейчас существует множество семинарий, выполняющих такие задачи.

Cертификатные программы направлены на удовлетворение насущных запросов церкви. Это двухгодичные программы, построенные на базе соответствующих бакалаврских программ. Предназначены они для того, чтобы дать ответы на самые непосредственные вопросы служения.

Я заметил, что большое количество преподавателей КБС – иностранцы. Значит ли это, что они живут в Киеве на постоянной основе, или же приезжают на несколько недель, чтобы прочитать лекции? Также я заметил, что в настоящее время у семинарии академический декан – американец Рассел Вудбридж. Насколько Вам удается сработаться с американским коллегой? Не мешает ли разница в менталитете? Существует ли сходство в подходах в видении для семинарии и образовательной деятельности?

Да, Вы правильно заметили, подбор и обеспечение национальных кадров оказался непростым делом – хотя у нас уже есть высококвалифицированные национальные преподаватели и руководители. Мы хотели бы иметь больше национальных преподавателей – их количество на самом деле больше, чем видно на нашем сайте – у нас много приглашаемых национальных преподавателей, среди них также и наши выпускники. Наши возможности увеличить количество национальных преподавателей ограничиваются реалиями украинского церковного и экономического положения, хотя процесс их подготовки и подбора продолжается.

Преимущество КБС в том, что 90% преподавателей-миссионеров живёт в Киеве на постоянной основе; многие уже преподают на русском языке, служат в поместных церквах и неплохо знают нашу культуру. У нас также много приглашенных (visiting) преподавателей из-за рубежа, в частности из Talbot School of Theology (Biola University), которая является нашим партнером в предлагаемой нами магистерской программе в области исследования Библии (Biblical Studies).

Что касается американского декана, у нас с ним прекрасные рабочие отношения. Разница в менталитете скорее помогает, т.к. Господь благословил нас преподавателями с высокой богословской и личной культурой, способными восполнить то, чего нам недостает. Причем эти преподаватели приходят к нам из разных миссий и школ, так что подобное разнообразие является огромным преимуществом.

В 1990-х – 2000-х многие евангельские вузы стремились аккредитовать свои программы в Евро-азиатской аккредитационной ассоциации. Как Вы думаете, насколько аккредитация программ в ЕААА практически помогла Вашим выпускникам? Если ли данные насчет того, сколько выпускников, скажем, было принято на магистерские и докторские программы университетов и семинарий Европы и США без необходимости пройти дополнительный курс обучения?

КБС являет членом ЕААА http://www.e-aaa.info/, но мы никогда не занимались аккредитацией своих программ в этой ассоциации. Наша прграмма “Бакалавр богословия” сертифицирован в США. Программа “Магистр богословия в области исследования Библии” аккредитованf Aссоциацией богословских вузов в США и Канаде (ATS) www.ats.edu через Talbot School of Theology www.talbot.edu университета Байола www.biola.edu Другие программы также сертифицированы в США – например, “Бакалавр молодежного служения” и “Магистр христианского консультирования”.

Насколько мне известно, КБС – единственная школа в бывшем СССР, которую проверяла независимая комиссия ATS. Сейчас идет работа по аккредитации в США программы “Бакалавр основания новых церквей”. Поэтому мне неизвестны какие-либо проблемы с поступлением наших выпускников на магистерские или докторские программы в США и в Европе. Реальные проблемы возникали только с въездом и в США, и Европу.

Продолжение следует…

Фото: Анатолий Прокопчук.

При использовании материалов, указывайте ссылку на “Христианский мегаполис”.

Анатолий Прокопчук

Анатолий Прокопчук

Ректор Киевской богословской семинарии (Украина). Магистр богословия (Th.M., 1994, Dallas Theological Seminary).

More Posts - Website

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.